Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лидеров «Другой России» не пустили в Самару



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов, Максим Ярошевский, Александр Валиев и корреспондент немецкого журнала «Фокус» Борис Райтшустер.



Дмитрий Волчек: Оправдались предсказания пессимистов, еще до начала саммита ЕС – Россия в Самаре предрекавших, что по самым сложным вопросам, которые омрачают отношения Москвы с рядом европейских столиц, компромисса достичь не удастся. «Мы договорились почти по всем вопросам, за исключением острых и требующих дополнительного изучения. И как правило, это вопросы, которые лежат в сфере экономического эгоизма одной или второй, третьей европейской страны», – сказал на заключительной пресс-конференции Владимир Путин. Президент России имел в виду Польшу, наложившую вето на обсуждение нового соглашения между Россией и ЕС из-за эмбарго, введенного Россией на польское мясо, Эстонию, обвинившую Россию в организации акций в Таллине и кибер-атак на правительственные структуры страны, Литву, которая требует возобновить подачу российской нефти. Как отмечает британская «Гардиан», Германия, председательствующая в ЕС, рассчитывала договориться с Россией по многим важным проблемам, но ухаживание Берлина за Москвой разбилось о растущее отчуждение между президентом Путиным и Западом. Изрядно омрачили атмосферу саммита и поступавшие из Москвы сообщения о ничем не мотивированных задержаниях лидеров оппозиции, собиравшихся участвовать в Самаре в «Марше несогласных». Несмотря на то, что марш был официально разрешен администрацией Самары, были приняты исключительные меры, чтобы сорвать акцию протеста. У большинства представителей «Другой России» и сопровождающих их журналистов, отправляющихся в Самару, отобрали паспорта в зале регистрации аэропорта Шереметьево. Репортаж корреспондента Свободы Олега Кусова.



Олег Кусов: Оппозиционеры столкнулись с беспрецедентным давлением правоохранительных органов. Рассказывает руководитель самарской Ассоциации в защиту прав избирателей «Голос» Людмила Кузьмина.



Людмила Кузьмина: Задерживать начали с 7 числа, как только они подали заявление. Три человека, проводившие пресс-конференцию об этом марше, их задерживало 30 человек работников отдела по борьбе с организованной преступностью. Их ежедневно запугивали. Вчера к одному из организаторов марша, он мне звонил, рвутся в дверь 15 человек, опять же представили по борьбе с организованной преступностью. Подъезжает камера РЕН ТВ, они разбегаются. Это Михаил Меркушин.



Олег Кусов: Накануне вылета в Самару для участия в «Марше несогласных» лидеры оппозиционной коалиции «Другая Россия» предполагали, что столкнутся с противодействием властей. Гарри Каспарова, Эдуарда Лимонова, Льва Пономарева и группу их соратников не пустили в самолет сотрудники милиции и люди в штатском. С оставшимися не по своей воле в Москве Гарри Каспаровым побеседовал мой коллега Максим Ярошевский.



Гарри Каспаров: Нам не дали вылететь. У большинства были отобраны паспорта и билеты, и это все продолжалось почти пять часов. Никаких объяснений нам никто не давал. Первые два часа просто держали паспорта, потом начали говорить, что собирают объяснения по поводу билетов, потому что якобы билеты у 13 пассажиров были фальшивыми.



Максим Ярошевский: Вы ожидали такой реакции, что вас не пустят в Самару?



Гарри Каспаров: На самом деле на «Маршах несогласных» все происходит с сюрпризами. Поэтому с момента, когда вышел из своего дома, сел в машину, я понимал, что на каждом этапе нас могут подстерегать неожиданности. И поэтому довольно философски мы отнеслись к тому, что происходило в аэропорту. Но надо отметить, что такой наглости и беспардонности в поведении сотрудников силовых структур, всем заправляли люди в штатском, да и капитан Адамов, который был одет в форму капитана милиции, с нашей точки зрения, работает совсем не в этом ведомстве. Так вот, грубейшие нарушения закона, я уже не говорю про то, что действие российской конституции было отменено в зале вылета, откуда нас просто не выпускали без каких-либо обвинений и не сообщали нам, за что мы задержаны. И поведение при таких грубейших нарушениях этих людей свидетельствовало о том, что они получили такие указания, такие гарантии, что они могут ничего не опасаться. Что касается тех, кто получил посадочный талон, например, Марина Литвинович, Александр Осовцов, Александр Рыклин, они попытались сесть в самолет, но даже эта попытка оказалось неудачной. Их промурыжили, проверяя много раз документы, но в итоге сообщили, что рейс уже закрыт, хотя нам было известно, что самолет как минимум наполовину был пуст.



Олег Кусов: Активисты движения «Другая Россия», несмотря на запугивания со стороны властей, все же вышли в Самаре на марш в назначенное время. Среди них было много молодежи. Самарские правоохранительные органы, начиная с первых чисел мая, прибегали к тактике запугивания оппозиционеров. Анастасию Курт-Аджиеву, одну из организаторов марша в Самаре, милиция задерживала без повода множество раз. Более того, давлению подвергался ее отец, редактор «Новой газеты» в Самаре Сергей Курт-Аджиев.



Сергей Курт-Аджиев: У меня в пятницу в редакции изъяли все компьютеры, газеты не вышла. Вслед за ними пришла другая бригада, изъяла всю финансовую документацию. Оказывается давление на меня как на редактора, чтобы не выходила газета. Это называется «воспрепятствование деятельности журналиста». А второе, в связи с тем, что главным организатором марша является моя дочь, мне в течение последних двух недель намекали: ты успокой свою дочь. Я говорил: ребята, идите просто. Она свободный человек.



Олег Кусов: В самарском «Марше несогласных» приняли участие около 150 человек. Акция прошла без эксцессов. Сами организаторы марша обнаружили в своей колонне двух пьяных молодых людей, их назвали провокаторами и изолировали от основной массы.



Дмитрий Волчек: На итоговой пресс-конференции самарского саммита неожиданно разгорелась полемика между Ангелой Меркель и Владимиром Путиным из-за обращения российской власти с оппозицией. Спор на эту тему явно не планировался и все же, зная о препятствиях, созданных для намеревавшихся участвовать в самарском «Марше несогласных», канцлер Германии сочла своим долгом не отмалчиваться и выразила обеспокоенность сообщениями о задержаниях активистов «Другой России». Владимир Путин в ответ указал на практику превентивных мероприятий в разных странах, упомянув, в частности, недавние обыски у левых активистов в Германии в преддверии саммита «Большой восьмерки». Ангела Меркель ответила:



Ангела Меркель: Во время саммита «большой восьмерки» состоится демонстрация многих тысяч мирных граждан и ни у кого нет ни малейшего беспокойства, что этому что-либо может помешать. Я понимаю применение силы, если демонстранты используют насилие, если у них в руках камни или оружие или нечто подобное, за что их следует арестовывать. Это важно подчеркнуть. Потому что право на демонстрацию не должно под сомнение монополию государства на применение силы. Но если некто ничего подобного не совершил, а просто находила в пути на демонстрацию, то это, с моей точки зрения, совсем другое дело.



Дмитрий Волчек: Среди задержанных вчера в Самаре был и гражданин Германии, корреспондент журнала «Фокус» Борис Райтшустер. Я попросил его рассказать о происшедшем.



Борис Райтшустер: Просто ходил по улице с коллегами и с одним из организаторов марша Денисом Билуновым, который работает с Каспаровым. Мы просто стояли на улице, хотели пойти на марш, когда подъехали две машины «Жигули» старые, вышли четыре человека в штатском, окружили нас и забрали Дениса Билунова, сказали, что ему надо за ними следовать. Мы спросили: куда его везут? Не сказали, почему, просто увезли в неизвестном направлении. Потом нам сказали, что мы должны остаться. Я предъявил удостоверение иностранного корреспондента, аккредитацию МИДа. Они перезвонили, спросили у руководства, что делать. Очевидно, пришел приказ меня тоже забрать. Тут же нас троих посадили в машину и сказали, что увозят в отделение милиции.



Дмитрий Волчек: Почему, на ваш взгляд, из многих западных корреспондентов, освещавших саммит во время пребывания в Самаре Ангелы Меркель, были задержаны именно вы, корреспондент немецкого журнала? Есть ли здесь какая-то логика, какое-то намерение за этим?



Борис Райтшустер: Я - автор двух критичных книг про Путина, я думаю, что на меня имеют зуб. Но в данном случае, я думаю, что была команда задержать Дениса Билунова как организатора марша, я просто в то время был на этом месте, и был приказ всех собрать, и в тот момент даже не обратили внимания на то, кто был рядом, и они не осознали в тот момент. Хотя за полтора часа могли осознать. Все-таки есть ощущение, что потом уже сознательно на это пошли, потому что сразу чувствовалось, что милиционеру неудобно: думал отпустить, но ему сверху запретили меня отпускать.



Дмитрий Волчек: Что вам сказали в отделении милиции?



Борис Райтшустер: Сначала мне ничего не говорили, они все говорили: «Но вы же понимаете...». Я спросил: «Это указание сверху?». Они стеснительно кивали. Долго ничего не говорили. Сказали, что я не задержан. «Тогда я могу уходить?». «Нет, не можете». Тогда я сказал, что хочу адвоката. Они говорили: нет, вы не задержаны. Фарс какой-то по Кафке практически. Потом сказали: мы можем сказать, что вы похож на кого-то, на фоторобот, кто разыскивается. У меня было ощущение, что этим молодым ребятам самим было неудобно это все.



Дмитрий Волчек: То есть вы пропустили в отделении милиции сам «Марш несогласных»?



Борис Райтшустер: Это очень забавно, потому что нам задали кучу вопросов очень ненужных и долго, явно это затягивалось, медленно писалось. И в 18.05 вошел начальник и сказал, что можно теперь быстро. И буквально за три минуты все сделали, и нас отпустили. Как я узнал, это было сразу, когда марш закончился. То есть ясно, что нас держали, как только марш закончился, сверху было дано указание, что нас могут отпустить.



Дмитрий Волчек: Какое ваше общее впечатление о происходившем в Самаре в последние дни?



Борис Райтшустер: Это просто жуть. Я воспитывался, мы изучали, что происходило в СССР в советское время, и теперь ощущение, что это все повторяется. Я с людьми говорил: рассказывали, что в поездах всех обыскивали, искали, кто туда едет, произвольные аресты. Каспарова задержали в Москве. Немецкие коллеги, с одной стороны, привыкли, с другой стороны, все в шоке. Это все настолько абсурдно, настолько сюрреально, что мы такое знаем только из романов Кафки и может Оруэлла. Самому испытывать - это очень грустно.



Дмитрий Волчек: Сейчас все для вас закончилось, вы благополучно вернулись в Москву?



Борис Райтшустер: Очень забавно было, потому что из гостиницы, когда я утром ехал, за нами следила машина одна и та же. Я попросил водителя такси медленно ехать, та машина тоже очень медленно ехала. Она потом заехала на заправку, мы быстрее поехали, она тоже быстрее стала ехать. И в аэропорту рядом остановились, пока я курил, тоже ждали, что я уйду. И мы с коллегами шутили, и коллеги говорили: радуйся, что так заботятся о тебе, что тебя охраняют. На самом деле не до смеха.



Дмитрий Волчек: Ангела Меркель достаточно жестко отреагировала на то, как обращаются с организаторами саммита, и предположительно, разрешение на проведение «Марша несогласных» было дано под давлением Германии. Вы ожидаете, что недовольство Германии и Европейского союза в целом тем, как в России обращаются с оппозицией, возымеет какое-то действие и впредь подобного не произойдет, или напрасно на это надеяться?



Борис Райтшустер: Мы много общались с коллегами, мы все были согласны, что изменилось отношение ЕС к России, что Меркель подняла планку, на будущих саммитах уже не могут молчать обо всем том, что происходит. Я думаю, что для Кремля это новая вещь. Они привыкли, что им все спускают с рук, что ничего нет, и теперь первый раз они видят, что впервые на их территории говорят – нет, так нельзя. Я думаю, для Кремля новое испытание. В какую сторону они это решат, будут ли они идти на провокации или нет, я думаю, это открытый вопрос. Но, увы, я не могу исключать, что пойдут на открытую конфронтацию ввиду предстоящих выборов и того, что для этих выборов может быть для русского руководства полезно нагнетать обстановку и выставить Запад в образе врага.



Дмитрий Волчек: Сегодня «Марш несогласных» состоялся в Челябинске. Как передает корреспондент Свободы Александр Валиев, акция прошла без эксцессов.



Александр Валиев: Власти долго тянули с ответом на уведомление о проведении акции, в итоге разрешили лишь митинг, но не шествие. Кириллу Штифонову, лидеру местного отделения движения "Мы" поступали предупреждения от сотрудников ФСБ о том, что в случае попытки пройти по центру города с транспарантами, участники акции будут задержаны. Местные СМИ распространяли ложные сообщения, о том, что студенты, принявшие участие в протестном мероприятии, на месте получат повестки из военкомата. По мнению организаторов акции, это было сделано для того, чтобы запугать студентов и чтобы как можно меньше людей пришло на шествие. Тем не менее, в назначенный час на Алом поле в Челябинске собрались самые смелые из "несогласных" и группа участников движения "Молодая гвардия", державшие в руках лыжи. В совокупности, по подсчетам организаторов, сторонников оппозиции собралось около 150 человек. Участники акции прошли по центральному проспекту города к месту проведения митинга, где смогли развернуть плакаты и транспаранты. Лозунги были стандартными для Маршей Несогласных - "Путина в отставку!", "Долой тоталитаризм!", "Не допустим операции "Приемник!", а также о тарифах на услуги связи и ЖКХ. Говорит один из организаторов акции Кирилл Штифонов.


Кирилл Штифонов: Милиция себя вела вполне корректно, в том числе корректно вела себя по отношению к молодогвардейцам, которые устраивали провокации против нас. Пытались проверять документы милиционеры, переписывать участников, но мы связались с юристами и не показали документы, они не смогли переписать людей. Прошел слух, что будут задерживать национал-большевиков, приехавших из Екатеринбурга. Как раз их переписали и отпустили, то есть они мирно уехали домой. Все прошло без эксцессов, не считая некоторых провокаций, когда человек взял слово и начал кричать, что все куплены на американские деньги, что мы их отрабатываем. А так в принципе все прошло очень спокойно.



Александр Валиев: Во время проведения акции один из ораторов увидел неподалеку от митингующих мэра города Михаила Юревича, который, судя по всему, совершал велосипедную прогулку в соседнем парке, и приехал посмотреть на «Марш Несогласных». Собравшиеся поприветствовали его, в ответ Михаил Валерьевич помахал им рукой, но близко подъезжать не стал и вскоре покинул митинг.


XS
SM
MD
LG