Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рекорды аукционов




Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Александр Генис.




Дмитрий Волчек: Два рекорда были поставлены на этой неделе на аукционах современного искусства. Картина Марка Ротко «Белый центр» ушла на аукционе «Сотбис» за 72 миллиона 800 тысяч долларов, а на аукционе «Кристис» в Нью-Йорке приобрел «Аварию зеленой машины» Энди Уорхола за 71 миллион 700 тысяч долларов. Об этих рекордах – Александр Генис.



Александр Генис: Аукционы сегодня стали зрелищным спортом - олимпийские игры изящных искусств. Главные участники – избранники фортуны, наделенные нечеловеческими качествами, в данном случае – баснословным богатством. Они играют, остальные болеют, но азарт доступен всем. Поэтому наэлектризованный зал разражается истерическими овациями каждый раз, когда на торгах устанавливают очередной рекорд.


В последнее время это случается все чаще.


- Мы живем в разгар художественного бума, - сказал аукционер «Сотбис» Тобиас Мейер, - и виновата в этом история, вступившая в посткоммунистическую фазу: на рынке появились новые деньги и конкуренция поднимает цены до бешеного уровня.


О том, какое значение аукционы придают новым коллекционерам, говорит то обстоятельство, что цены теперь указываются и в рублях - наряду с долларами, иенами, евро и швейцарскими франками. Да и русские торги приносят свои рекорды. Так, «Сотбис» недавно продал на аукционе в Нью-Йорке картин на 50 миллионов. Некоторые работы, включая «нимфеток» модного среди новых русских живописца Алексея Харламова, ушли за несколько миллионов. Но цифры эти меркнут в сравнении с ценами на произведения чемпионов современного искусства. Сегодня за это звание борются Марк Ротко и Энди Уорхол.


Понимать это можно и буквально. В определенном смысле и до определенных пределов аукционы переписывают историю искусств. Об этом говорит портрет Адели работы Густава Климта, купленный год назад на аукционе за 135 миллионов долларов. Став самой дорогой картиной (из тех, что продаются), эта покупка перевела (заслуженно!) Климта из мастеров второго ряда модернизма в его лидеры. Эту картину, украшающую теперь наш музей австро-немецкого искусства, ньюйоркцы с присущей им скромностью называют «наша Мона Лиза»…


Рекордные суммы, заплаченные за картины Ротко и Уорхола (более 70 миллионов за каждую), удивляют не сами по себе, а в сопоставлении. Фабулу картины Ротко исчерпывает полное название полотна: «Белый центр (желтое, розовое и сиреневое)». Зато сюжет тут неисчерпаемо глубок. Художник называл картину «драмой, в которой цвет представляет связанных сложным конфликтом персонажей». Другими словами, Ротко изображает потайной ландшафт души. Зато работа Уорхола «Авария зеленой машины», как всегда у этого художника, использует клише массовой культуры. Повторяя - сериализируя - жуткую сцену автомобильной катастрофы, Уорхол превращает репортажный снимок (взятый им из журнала «Ньюзвик») в дурной сон коллективного подсознания, одержимого страхом и насилием.


Если живопись Ротко – инструмент интроспекции, то работа Энди Уорхола - отражение в амальгаме. То, что коллекционеры смогли одинаково высоко оценить произведения двух прямо противоположных направлений – абстракционизма и поп-арта, демонстрирует зрелость художественного рынка, согласного считать еще недавно спорный авангард очевидной классикой.



XS
SM
MD
LG