Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Расшатать монополию двух партий на президентство намерен известный американский политик. Этнические меньшинства cоставили треть населения Соединенных Штатов


Юрий Жигалкин: Расшатать монополию двух партий на президентство намерен известный американский политик. Этнические меньшинства c оставили треть населения Соединенных Штатов. Таковы темы уик-энда рубрики «Сегодня в Америке».


Намерен ли один из главных богачей страны мэр Нью-Йорка мультимиллиардер Майкл Блумберг баллотироваться в президенты? Недавние неожиданные поездки и выступления мэра в штатах, проводящих самые ранние первичные выборы, заставил задаться этим вопросом и наблюдателей, и кандидатов, уже объявивших о своих видах на президентство. Дело в том, что вступление в борьбу столь крупной фигуры с неограниченными финансовыми возможностями и сомнительной партийной принадлежностью может в корне смешать все предвыборные карты даже ведущих кандидатов в президенты. За девять месяцев, оставшихся до первичных партийных выборов, на которых кандидаты должны заручиться поддержкой своих партий, избиратели не проявляют заметного энтузиазма даже по поводу кандидатур политических звезд – Хиллари Клинтон, Джона Маккейна или Барака Обамы.


Опросы показывают, что избиратели стабильно разочарованы республиканцами, но они начинают испытывать подобные чувства и в отношении демократов, которые стали партией большинства в Конгрессе почти полгода назад, но отметили себя лишь попытками заблокировать финансирование иракской и афганской кампаний. Закаленные в предыдущих президентских кампаниях, политические стратеги предчувствуют тектонические сотрясения в традиционном раскладе политических сил, они считают, что может быть брошен вызов монополии двух партий на президентство. Ими создана группа «Единство- 2008», цель которой – найти и поддержать альтернативного кандидата, указать третий вариант, центристскую альтернативу. Естественный кандидат на роль разрушителя статуса-кво – Майкл Блумберг.


Вот как оценивает перспективу появления третьей силы в предвыборной гонке профессор Флоридского университета Дэрилл Полсон. У него взял интервью мой коллега Ян Рунов.



Дэрилл Полсон: Американцы разочарованы в политиках и в политике вообще. Рекордно низкий рейтинг сейчас не только у президента Буша, но и у его оппонентов из Демократической партии в Конгрессе. Избиратели не доверяют обеим политическим партиям. В такой ситуации можно предположить, что в 2008 году появится независимый кандидат в президенты США. Он может представлять некую третью партию, либо стать чем-то средним между двумя ведущими партиями, если в прошлом он состоял в одной, потом перешёл в другую, а по политическим взглядам остался где-то посредине. Таким, в частности, представляется нынешний мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг. Сейчас каждая партия пытается перетянуть его на свою сторону, чтобы получить сильного союзника и одновременно нейтрализовать опасного конкурента. Союз с Блумбергом пытается заключить, например, консервативный республиканец, но противник войны в Ираке, сенатор Чак Хэйгел из Небраски.



Ян Рунов: Есть ли шансы у независимого кандидата стать президентом?



Дэрилл Полсон: Если взглянуть на историю кандидатов в президенты от третьей партии, то мы увидим, что подобные попытки делались, но ни одна не увенчалась успехом. Ближе к цели подходили те, кто были очень известны всей Америке и могли набрать достаточное количество политических сторонников. Таким был Теодор Рузвельт в начале прошлого века, когда на выборах 1912 года шёл в президенты от «Прогрессивной партии», пытаясь победить республиканца Тафта и демократа Вудро Вильсона. Вильсону Рузвельт проиграл, хотя страна хорошо знала его как бывшего президента-республиканца. А если кандидат мало известен избирателям, как это было, например, с Росом Перо в 1992 году, то он должен обладать колоссальными денежными ресурсами, чтобы сделать себя известным.


Майкла Блумберга, хотя он и мэр крупнейшего города США, и фамилия его известна в финансово-экономических кругах, средний избиратель в американской глубинке не знает. Но это его не пугает, ибо, как известно, он может истратить на президентскую избирательную кампанию миллиард собственных денег. Это его плюс, и одновременно минус. Большинство американцев не слишком доверяют мультимиллиардерам, ибо не думают, что такой человек может понять проблемы малоимущего и среднего класса. С другой стороны, очень богатый кандидат всегда может сказать, что, финансируя свою предвыборную кампанию, не зависит от чужих денег и никому ничем не обязан. Но, даже проиграв, независимый кандидат может оказать большое влияние на ход выборов и на избирательную программу кандидатов от двух ведущих партий. Росс Перо отобрал голоса, в основном, у Буша-старшего и, сам не желая того, помог Биллу Клинтону стать президентом. Независимый кандидат может помочь избирателям лучше понять, кого они хотят видеть в Белом доме, а партиям республиканцев и демократов скорее решить, кто должен стать президентом.



Ян Рунов: Это был Дэррил Полсон, профессор Университета Южной Флориды.



Юрий Жигалкин: С ним говорил Ян Рунов.


Впрочем, утверждение в роли альтернативной фигуры не случайно было почти невыполнимой задачей для независимых кандидатов и претендентов от малоизвестных партий. Одна из причин – сама регистрация в качестве кандидата – сложная трудоемкая процедура, с которой хорошо справляются лишь две главные партии, не говоря уже о сборе пожертвований, организации предвыборных ралли и агитации в день выборов. Но, как показал опыт Росса Перро, крупные средства могут оказаться сильнее трудностей.


Этническое лицо Соединенных Штатов меняется с небывалой стремительностью. Согласно последнему исследованию американских демографов, в прошлом году меньшинства составляли треть населения страны, больше ста миллионов человек – это трехпроцентный прирост за год.


Слово – Аллану Давыдову.



Аллан Давыдов: Самой большой группой в этой категории являются выходцы из стран Латинской Америки – их 44 миллиона. Всего на четыре миллиона меньше афроамериканцев, которые совсем недавно были крупнейшей общиной среди меньшинств. Далее следуют почти 15 миллионов выходцев из стран Азии и 4,5 миллиона американских индейцев. Согласно данным переписи, испаноязычная группа - самая бурнорастущая, прирост населения в ней в 11 раз выше, чем среди белых американцев. Треть живущих в США «латинос» моложе 18 лет.


Какое воздействие на американское общество оказывает усиление его расово-этнического разнообразия? С таким вопросом я обратился к исполнительному вице-президенту Института Катона в Вашингтоне Дэвиду Боузу.



Дэвид Боуз: Эта тенденция всегда существовала в Соединенных Штатах. Если страну основали выходцы с Британских островов, то за ними последовали африканцы, иммигранты из Северной и Южной Европы. В конце XIX века - из Азии и Центральной Европы. В итоге понятие «американец» неизмеримо расширилось. Благодаря приезду людей со всего мира страна получает свежие научные идеи, технические новшества, культурно обогащается. Такое разнообразие всегда было и останется полезным для Америки. Что тревожит – это бурный прирост населения за счет людей из стран с иными политическими ценностями. И если мы хотим сохранить Америку великой и привлекательной страной в глазах всего мира – нам предстоит непростая задача абсорбировать иммигрантов, обеспечить эффективное усвоение наших ценностей молодежью и новыми американцами.



Аллан Давыдов: Только что в США отпраздновали 400-летие основания Джеймстауна – первого поселения английских колонистов на американской земле. Доведись этим белым англо-саксонским протестантам увидеть сегодняшний американский «плавильный котел» - что бы они сказали, как вы думаете?



Дэвид Боуз: Думаю, они были бы очень удивлены тем, что мир сильно изменился со времен, когда расовое разнообразие в обществе было в диковинку. Но, ознакомившись с жизнью потомков, первые английские колонисты признали бы, что Америка остается страной, по-прежнему отражающей такие унаследованные от Британии ценности как всеобщее равенство перед законом, частная собственность и свободный рынок. Возможно, для них осталось бы загадкой то, как удалось американцам за четыре века так преобразить свою страну, но остаться верными этим ценностям.



Аллан Давыдов: В день опубликования свежих данных об углублении расово-этнического многообразия в США двухпартийная группа в Конгрессе и Белый дом достигли компромисса в выработке оптимального варианта иммиграционной реформы. Речь идет о предоставлении 12-ти миллионам нелегальных иммигрантов широких возможностей стать полноправными членами американского общества.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Аллан Давыдов.


Как вписываются в чужую для них среду новые американцы, оторвавшиеся на тысячи километров от своей родины и оказавшиеся в сотнях километров даже от ближайших городов, где много иммигрантов?


Репортаж Владимира Морозова.



Владимир Морозов: В сельской местности на севере штата Нью-Йорк редко встретишь выходца из Африки, Латинской Америки и других экзотических краев. Исключение – китайцы. Как они сюда попали, и как им тут живется?



Мин Ли: Я взяла карту штата Нью-Йорк и стала звонить в разные округа. Это было в 1993 году. Мы с мужем работали в ресторане у родственников в Манхеттене, накопили денег и хотели завести свое дело. Я искала место, где нет китайского ресторана.



Владимир Морозов: Мин Ли владелица ресторана в деревне Коринф. Как и сотни других китайских общепитов, он называется «Золотой дракон». Ее мужу Джену 43 года, Мин 41. Они приехали в США 20 лет назад. Одна стена «Золотого дракона» сплошь увешана почетными грамотами с именами Сэнди (17 лет), Тины (16) и Криса (13). За отличную учебу, и победы на школьных олимпиадах. Сэнди заканчивает школу этим летом и уже получила безвозмездную ссуду на учебу в инженером колледже. Дети разъедутся на учебу, вздыхает Мин, и жизнь станет совсем одинокой. Ближайшая китайская семья живет километров за 50.



Мин Ли: Изредка китайца можно увидеть в городе Саратога, куда мы ездим в магазин. Но у нас не принято подходит на улице к незнакомым. Китайцы - застенчивые люди.



Владимир Морозов: Дочери почти взрослые. Кого они выберут в мужья?



Тина: Наверное, китайца (смеется). Где я его найду? Родители подыщут мне каких-нибудь китайских парней, и я выберу одного из них.



Владимир Морозов: Старшая Сэнди уверена, что найдет китайца и без помощи родителей.


Чувствуют ли они себя национальным меньшинством? Детям это и в голову не приходит, они выросли в этой деревне. Их мама жалуется, что посетители не всегда понимают ее английский. Отец молчит, он этого языка так и не одолел.


А что думают американские граждане из семьи Ли о нелегальных иммигрантах? Тина считает, что им нужно дать гражданство. Сэнди предлагает разбираться с каждым отдельно. А их мама?



Мин Ли: Если в Америку будет приезжать так много народу, то на всех не хватит работы. Люди начнут воровать и совершать другие преступления.



Юрий Жигалкин: Это был репортаж Владимир Морозова.


Адвокаты Майкла Джексона отказались от попытки заблокировать аукцион вещей, принадлежавших певцу и перешедших в собственность его бывшего партнера в качестве компенсации за одну из многих провалившихся предпринимательских идей Джексона. Джексон хотел вернуть себе набор реликвий, оценивающихся в 50 миллионов долларов, но отказался после того, как организаторы аукциона пригрозили выставить на продажу предметы интимного свойства, свидетельствующие о сексуальных предпочтениях Джексона. Среди того, что пойдет с молотка, золотой диск легендарной композиции Джексона «Триллер».


XS
SM
MD
LG