Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма. 19 Мая, 2007


Письмо из Ростовской области: «Многие говорят, что умер первый президент России. Ну, России, не России, а первый всё-таки Горбачёв. Говорят, Ельцин разрушил союз нерушимый. Развалился бы Союз и сам. Да, запретил КПСС, но здесь лучше всего подходит выражение “как бы запретил”. Партия сменила только название. Да, убрал “жестяного” истукана с Лубянской площади. И только. Скоро Путин его вернет. Стрелял в Верховный Совет. Ему в детстве никто не объяснил, что нельзя стрелять в людей и в парламент, даже в самый плохой. Да. Несколько смягчил противостояние Западу. Временно. Он не устранил самое жуткое явление, самую ужасную беду в стране – чекизм. ЧК – это не только самая большая преступная организация, это способ жизни, это ненависть, направленная во все стороны. Он не уничтожил позорнейший институт прописки, изменил лишь название. Небывалой властью над человеком наделила регистрация ментов и чекистов. Поджёг Россию с юга. И, похоже, никто не собирается тушить пожар, а даже наоборот. Наука оказалась не нужна “как бы” развивающемуся государству. При нём были введены драконовские налоги и поборы. Не отменил Борис Николаевич и спецмигалки на спецтранспорте, перевозящем спецзадницы. При нём мигалки заполнили все города и дороги. Добил веру в возможность построения либерального общества в России. Наконец, назначил президентом чекиста. Не мог демократ и либерал назначить чекиста. Не мог трезвомыслящий человек назначить чекиста. Не мог. Тот Новый Год выходит нам большими бедами, и самое худшее ещё впереди. И предадут проклятию царя Бориса все оставшиеся в живых, за преемника его. А вот и отпевание с погребением показали. Чистый 1907 год. Показное благочестие с мракобесием. Не поворачивается язык назвать Россию светским государством». Даже не верится, что один человек может наделять другого такой нечеловеческой силой. О Ельцине в этом письме говорится так, будто он Господь Бог, не пожелавший превратить Росию в рай земной, хотя мог бы сделать это играючи. Правда, было время, когда и сам Борис Николаевич думал о себе так же. А разве иначе думает о себе почти каждый из тех наших слушателей, который не знает удержу и меры в критике власти, подспудно уверенный, что уж он-то из Кремля устроил бы всё в лучшем виде: и с чекизмом-коммунизмом покончил бы за год-два, и с абреками, рвавшимися к Каспийскому морю, в два счёта договорился бы (и стали бы они добродушными чабанами, и бродили бы по горам с герлыгами, а не с автоматами)?



О Ельцине пишет и господин Линник из Петрозаводска: «Смерть Бориса Николаевича Ельцина ударила по сердцу острой болью. Благоговею перед ним за воплощённый в нём дух свободы. Это главное. Но власть развращает. Борис Николаевич искренне стремился к тому, чтобы стать исключением из этого фатального правила. Но под конец всё-таки сдал. Это вызывало досаду. От неколебимого демократизма – до альянса с мафиозными олигархами; от безумной отваги – до страха перед лицом чекизма за себя и семью. Однако жалкое отступило сейчас на задний план. Первенствует великое. Этот человек знал муки совести. Ельцин был сомасштабен России. Грандиозная фигура! И вот она сменяется чем-то неадекватным, вырожденным. Перефразируя известный афоризм, можно сказать так: природа отдыхает на преемниках великих людей. Что уродливее нынешней системы? Она враждебна народу. Враждебна самой жизни! Мстительность, злопамятство, чего был лишён Ельцин – всё это знаки ущербности. Нет ничего страшнее для любой страны, если власть в ней принадлежит ущербным людям. Только теперь я понимаю, что очень любил нашего первого президента», – пишет господин Линник.



Пишет господин Князев из Москвы: «Приходится слышать, что крупный российский капитал плохо заботится о народе. Вот они, наши нынешние рабы. Олигархи! Не беспокойся, обыватель, не пропадёшь. Работать на тебя, кормить тебя будут они, вот те зуб: отнимем и разделим! Экономист от спецслужб Глазьев давно указал охотникам до манны небесной источник всеобщего дармового благоденствия: природная рента. И как срабтало! В парламенте страны, вставшей на капиталистический путь развития, нет партии с капиталистическими взглядами. Так ловко спецслужбы играют на совковой психологии наших замороченных и ко всему и вся враждебно настроенных масс. Сейчас даже коммунисты вякнуть боятся. Вспоминаю, когда во главе страны оказался Путин, один из них, встретив меня на улице, злорадно сказал: «Наши пришли. Всё назад вернём. Пощады не будет!» Многие отчаиваются: кажется, что власть солдатни навечно. Но посмотрите, как она боится оранжевых революций, как ненавидит со страху любого, кому не удаётся заткнуть рот. Если бы такая власть способна была задерживаться надолго, то агрессивная солдатня, которая везде одинакова, давно правила бы всем миром».


Спасибо за письмо, господин Князев. Спецслужбы – только часть, и не самая главная, государственного аппарата. Правда, эта часть любит, чтобы население преувеличивало её роль в истории, что оно, население, и делает, причём, охотно, а телевидение идёт навстречу его пожеланиям: чем бы дитя ни тешилось…



Следующее письмо: «Иран и Россия – страны большие, не чета арабским княжествам, в обоих государствах правят олигархические группы, которые с населением делиться хотят только в очень ограниченных размерах. А самое главное – понимают, что потеряют и власть, и деньги, как только цены на нефть поползут вниз. Потому что население или не умеет, или разучилось делать что-то продаваемое и экспортировать умеет только сырье (в той или иной степени обработки). А жить граждане хотят хорошо, а если не удается – винят правительство.То же самое касается Южной Америки во главе с Уго Чавесом. Весь этот Социнтерн объединяет ненависть к богатому Западу, который грабит несчастных бездельников почем зря».



Следующее письмо: «Что за дальнозоркость такая, что за остроглазие у наших политиков и депутатов лавровых, маргеловых и выхухолевых. Как далече они видят за границей – и слепнут на родине. Какой-то памятник воинам переносят в Эстонии. Сколько по этому поводу воплей, переходящих в стенания, круглосуточно по всем средствам массовой дезинформации. А рядом, в Химках, снесли памятник Героям, в Ставрополе подобный памятник снесли чуть раньше – и ни гу-гу. По всей стране памятники воинам понемногу исчезают и исчезают. Из тех, что стоят, не все стоят твёрдо, многие в таком виде, как будто через них прошла война. Наших «патриотов» эти памятники как-то не волнуют, а вот волнует памятник в чужой стране. Вдруг становятся такими порядочными, кристально чистыми, что перестают отбрасывать тень в самый солнечный день. Такое спецмышление?» – с насмешкой спрашивает автор.


Иным оно быть не может там, где все дела, в том числе – дела памяти, – дела казённые, чиновничьи. Люди это понимают, привыкли, что начальству виднее, как и к тому привыкли, что у них, то есть, у начальства, всё идёт кое-как, всё в конце концов разваливается – почему же не должны разваливаться памятники? Прояви почин, подойди к памятнику по своей воле с ведром цемента или хотя бы с метлой – можешь схлопотать по шее. Без команды нельзя было даже Сталина славить. Судьба памятника в Эстонии – это для Кремля дело государственное, политическое, повод напомнить родному народу о его врагах. Но не будешь же тыкать пальцем в председателя каждого сельсовета, на чьей территории упал памятник: вот, мол, враг! Время всё-таки не то.



«Добрый день, Анатолий Иванович. Считаю всё-таки, что никакой поддержки у президента России нет в народе. Реальной поддержки. Упование на него оттого, что больше не на кого (типа, из двух зол), поддержкой назвать нельзя. Случись чего, народ за президента на улицу не пойдет. Посмотрите на эстонские события. Власть намеренно раздувает скандал: типа, мы вот тут за наших солдат... А народ не верит, пишет на форумах, что в Химках могилы солдат "перезахоранивали" экскаватором. Практически никто не поддерживает этот скандал. Еще и прикалываются по поводу эстонских шпрот. А всякие акции «нашистов» и т.п. – это акции проплаченные. Как вы думаете, отчего митинги "несогласных" разгонялись известным образом? Я думаю, именно от того, что власть боится. Очень боится. А боится оттого, что знает реальный уровень своей поддержки – 5-10 процентов. От силы. Всего хорошего».


Судя по почте радио «Свобода», внутри России путинизм проиграл свою войну с Эстонией. Людей покоробила наигранность казённого возмущения. В Кремле упустили из виду, что памятники Алёшам имеются не только в Эстонии или в Западной Украине, а по всей России.



Один житель Крыма (назову только его имя-отчество: Владимир Антонович, литератор) прислал на радио «Свобода» своё открытое письмо Путину, направленное ему ещё в 2001 году. Очень большое письмо – тридцать с лишним страниц. В первой части автор обращает внимание президента России на упадок культуры в стране. Начинает с музыки. «Неужели та музыка, песенки с визгом, с хрипом, с ритмами, чуждыми русскому народу, с ритмами племен Африки или негров-рабов с американских плантаций, с буханьем и треском барабанов, – это и есть музыка?». Затем – о языке: «Что делают с русским языком, о котором великий писатель сказал: «великий и могучий» – что делают с русским разговорным, песенным, печатным, эфирным языком? В некоторых книгах блатной язык со словечками вроде: халява, тусовка, клёво, трахнуться, на стрёме и т.п. – стали не только языком, так сказать, характеризующим того или иного персонажа, а и языком авторским. «Покупайте противозачаточные средства! Покупайте лучшие в мире презервативы!».


Как раз в этих призывах с русским языком, по-моему, всё в порядке, да и призывы в высшей степени уместные, если, конечно, и то, и другое действительно лучшее в мире.


В письме содержатся советы президенту: что он должен делать, чтобы всё в России было самым лучшим: и музыка, и литература, и кино, и телевидение с печатью – всё. Прежде всего: «Выработать и выдать в жизнь государственную доктрину,.. государственную гуманитарную политику». А для претворения ее в жизнь создать «действенный орган», под опеку которого отдать «все, что относится к духовной жизни страны... И спорт – тоже». Этот-то орган и должен «решительно запретить выпуск в эфир любой низкопробной музыки, песенок даже на правах рекламы», а также всего остального, что не нравится автору. От запретительных мер он переходит к поощрительным: «Помочь писателям, поэтам вернуться за свои письменные столы, финансировать работу талантливых писателей, поэтов, музыкантов. Надо, чтобы не только захиревшие журналы, но и газеты находили возможным, интересным печатать стихи, очерки, рассказы». Особо Владимир Антонович ходатайствует о литературных критиках: «Надо реанимировать, бережно возродить, воспитать, поддержать материально людей этой трудной, нелегкой и – во все времена! – опасной профессии: критиков литературных, музыкальных, кино, изо, театральных!». И вот так ещё их поощрять – вместе с остальными ценными мастерами культуры: «Награждая лучших людей Российской Федерации высшим орденом и званием, выделять и землю под усадьбу, с оказанием помощи в обустройстве ее, без права продажи и не на окраинах городов. И постепенно бы на гигантских, красивейших, богатейших просторах стали бы вырастать этакие островки культуры».


Честно говоря, мне хотелось бы оказаться в числе этих избранных, только, конечно, не очень далеко от Москвы и с правом продажи моего «островка»… Владимир Антонович, приславший на «Свободу» своё давнее письмо Путину, тем самым, как можно понять, жалуется нам на него, и, по-моему, напрасно. Путин таки сделал многое из того, что ему подсказывалось в этом письме. Под опеку взяли всё. Ну, а что получилось… Мне кажется, то, что и должно было получиться. В письме есть такое высказывание: «Все мы, миллионы людей – до самой смерти – остаемся в глубине души детьми, в какую бы тогу или тряпье мы ни рядились». Вот именно. Вообще, это хорошо. Но когда перед тобою – советские дети, такое вот советское дитё преклонного возраста, то остаётся только радоваться, что не всё ему по силам. Многое, но не всё. Литературных критиков, например, в России пока не прикармливают из нефтяных денег. Не процветают литературные критики. И поделом им – злее будут.



Было бы хорошо, если бы следующее письмо внимательно послушали те из нас, чьи мысли с утра до вечера заняты Америкой – какая она сякая, какие происки чинит, те, кто всё обличают её и поучают, меряются с нею силой и достоинствами, кто таким способом всё поднимает себя и поднимает в своих глазах, уверенный, что и она видит, как высоко, прочно, суверенно он возвышается над планетой. Читаю:


«Здравствуйте Анатолий Иванович! Моя хата с краю на Тихоокеанском берегу, в демократическом штате Калифорния. Работаю инженером в американской компании. Дела у меня в порядке: жить есть где, работа есть, здоровье пока неплохое, жена дома, дети взрослые, есть одна внучка, обещают ещё. На работе о политике говорить не принято. Что касается знакомых вне работы, то русские, в основном, республиканцы, то есть за Буша, а знакомые американцы в большинстве своём демократы. Вообще, по краям страны, где океанские берега, голосуют больше за демократов, а посредине – за республиканцев. Мне известно мнение многих россиян, что американцы скоро поднимут на вилы своего Буша с Кондо-Лизкой. Буша никто с места не сдвинет по целому ряду причин. Главная – это то, что по конституции импичмент возможен, только если президент совершит уголовное преступление. Здесь так устроено, что от государственного руководства повседневная жизнь большинства населения зависит очень слабо. Так задумали отцы-основатели. Система работает сама по себе. Руководству страны не нужно бороться за урожай или обеспечивать население товарами. Поэтому население смотрит на их политическую борьбу, как на развлечение, если вообще обращает на них внимание. Конечно, есть горячие головы, но их немного», – как и почти везде: единственное, что могу добавить к этому письму.



« Номенклатурных режимов, – говорится в письме из Воронежа, – на планете великое множество. Это вся Латинская Америка, Африка, Азия, страны СНГ и Россия, естественно». Среди общих признаков таких режимов автор называет вопиющее неравенство доходов граждан, пассивность населения, «грандиозные стройки, чаще всего бессмысленные», «сверхэксплуатацию природных ресурсов», подавление среднего класса и «феноменальную стабильность, нереформируемость ни "сверху", ни "снизу". «Ни народные восстания, – читаю в письме, – ни дворцовые перевороты на всём протяжении писаной истории не приводят примеров успешного перехода от номенклатурного режима к демократии. В Латинской Америке количество этих "революций" превысило сотню без всяких последствий. Особое место в ряду "бесплодных" революций занимает распад СССР и образование стран СНГ. Реальной демократизации не произошло. Однако история располагает и положительными примерами реформирования номенклатурных режимов. Из них наиболее яркими являются послевоенные периоды развития Германии и Японии. Здесь решающими факторами являлись оккупационный режим и военная администрация. Высокие темпы развития этих стран в последующие десятилетия доказывают историческую необходимость уничтожения номенклатурных режимов во всех странах. И в первую очередь – в России. Каким образом это можно сделать?».


На этот свой вопрос автор отвечает так же, как и большинство слушателей «Свободы». Он говорит о том, что, по его мнению, надо делать, но не о том, как. Борьба с административным произволом, с коррупцией, с милицейским бандитизмом, с бедностью… То же самое из года в год говорит и сам Путин. Всё это мало отличается от того, что читаю в одном письме, представляющем собою трактат о необходимости перевода российского хозяйства на живую тягу. «Церковь обязана, – говорится в нём, – организовать комитеты по спасению традиционных рабочих животных». Почему именно церковь? «Никому более, чем ей, это не нужно», – пишет автор, не объясняя, почему в таком случае её надо обязывать.



В другом письме: «Народ в большинстве тёмен, невежествен, глуп, в результате в Думе видим Жириновского, Митрофанова, Харитонова и им подобных». И опять: «Народ наш слеп и глуп – проголосует хоть за Медведева, хоть за Иванова, несмотря на то, что и тот, и другой – удручающе отсталые субъекты». Тем не менее, автор считает полезным напомнить им, а также слушателям «Свободы» слова Генри Форда из его книги «Моя жизнь, мои достижения». Вот эти слова: «Справедливость, честность, человечность – живая действительная сила». После этого читаем: «Обращаюсь к вам, богатым людям в высокоразвитых странах, помочь мне материально – наши не дадут, они ещё не насытились тем, что нахапали. Так вы избавите бюджет российский от одного нахлебника. Потому как им надо пробивать ваши противоракетные обороны, а это дорого обходится, что явилось одной из причин того, что лопнул СССР».


С какой стати западные богачи должны облегчать бюджет, направленный против них, автор этого письма тоже не объясняет.



«Здравствуйте Анатолий Иванович! Жизнь у нас в Нижнем спокойная. Вот уже с полгода, как выкорчевали Шанцевым инструментом рассадник зловредности – “Эхо Москвы”. А вместо него теперь восемнадцатое по счёту музыкальное радио Нижнего. Ночь темна, а до рассвета далеко. Работаю в коммерческой фирме радиоинженером. Продаём продукцию не только жёлтым (да не расист я!), но и белым. Ну, конечно, дёшево! Но ведь работаем, выпускаем продукцию, высокотехнологичную, и выпуск всё увеличивается. Значит, поезжу и я по миру. В марте был в Украине. Только сюда вернулся, а тут город оккупирован вражескими войсками, в бронежилетах, в намордниках, со щитами и с палками. К началу я опоздал. Близко не подпустили, в оцеплении стояли молоденькие смущенные милиционеры. Приезжие. Мне их даже жалко стало. А вся площадь Горького заполнена незаконными вооружёнными формированиями, которые окружили кучку несчастных детей из детдомов. Им мэр организовал мэрзкий праздник “Город Мастеров”, чтобы не разрешить опозиции “Марш Несогласных”. Представляете радость детишек? Такое я видел только в телевизионной пропаганде о проклятом Западе! Честно скажу: страшновато. Но этот первый тайм они проиграли. И я решительно пошёл объединяться с оппозицией, учить мальчиков жить. А они меня ка-а-ак послали… Причём, по почтовому ящику, который будто бы за псевдонимом… Бандитское государство, бандитская и оппозиция. Нет, ребята, ваша Россия, мне, пожалуй, тоже не нужна. А хотелось, признаюсь, при жизни нанести побольше вреда, чтобы после смерти было не так обидно. Очень я люблю нашего президента… цитировать. До чего правдивый! Ну, нанесла ему Политковская вред своими статьями, не очень большой, но нанесла! И он этого не скрывает, правдивый наш! Всего хорошего, Анатолий Иванович!».


О Путине на «Свободу» пишут всё больше и всё резче. Давно не было доброго слова о нём. Боятся, что ли, что он всё же пойдёт на третий срок? (Или его пойдут).



Господин Трошин из Латвии в письме на «Свободу» называет писателей, которые в своих книгах увлечённо рассказывают о пользе жизни на природе и на подножном корму – призывают своих читателей бросить города и даже сёла и уйти в леса, в горы и степи, жить в шалашах и пещерах, а лучше – под открытым небом. «Мне кажется, – пишет господин Трошин, – очень странным факт замалчивания со стороны средств массовой информации идей, высказанных в книгах этих популярных писателей. Ваше вещание я считаю вполне авторитетным и думаю, что подобные серьёзные темы вам по плечу».


В письме есть имена этих писателей из разных стран и названия их сочинений, но я их опустил. Не помню точно, сколько тысяч или миллионов лет назад человечество выбралось из пещер и начало свой тернистый путь к современному образу жизни, но точно знаю, что уже на второй день появились люди, которые стали доказывать, что лучше было бы этого не делать, а коль уж сделали, то, пока не поздно, – вернуться назад. Это, пожалуй, самые безобидные из самозванных учителей человечества. При случае кого-нибудь из них можно, конечно, спросить: что же ты сам-то не следуешь своему учению – пишешь книги, да, небось, не колышком на бересте, а посредством компьютера, отдаёшь их в печать, вообще, пользуешься приспособлениями, услугами и удобствами, которых не было бы и в помине, если бы миллионы людей, послушавшись тебя, вернулись в первобытное состояние?



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG