Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Начался официальный визит президента Ирана в Белоруссию


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марк Крутов.



Андрей Шароградский: Сегодня начался двухдневный официальный визит президента исламской республики Иран Махмуда Ахмадинеджада в Белоруссию. Ахмадинеджад обсудит с Александром Лукашенко тему энергетического сотрудничества, посетит белорусские предприятия и, судя по всему, попробует дать новый толчок проекту сборки иранских автомобилей "Самант" в Белоруссии.


Прокомментировать возможные цели этого визита, перспективы сотрудничества Ирана и Белоруссии мой московский коллега Марк Крутов попросил политолога, эксперта комитета Совета Федерации по международным делам Андрей Суздальцева.



Марк Крутов: Что означает визит Махмуда Ахмадинеджада в Минск? Каков его политический смысл и что хочет этим сказать Александр Лукашенко?



Андрей Суздальцев: Так есть два смысла, не только политический, но есть и экономический смысл. Начнем с политики. Прежде всего, имеется в виду, что Белоруссия демонстрирует себя стороной, которая имеет собственную внешнюю политику. И одновременно Ахмадинеджад очень заинтересован появиться в Европе в момент, когда у него отношения с западным миром обострены. Второй момент, надо учесть то, что Ахмадинеджад заинтересован в альтернативных выходах на постсоветское пространство не только через Россию. Лукашенко заинтересован, кроме всего прочего, получить через Ахмадинеджада выход на энергоносители альтернативные. Есть еще один маленький момент, который может потом проявиться каким-то образом, это связано с тем, что возможно через Минск будут организовываться поставка иранской нефти на европейский рынок. Момент был выбран удачно и для Ирана, у которого сейчас ситуация очень тяжелая внешнеполитическая, момент выбран очень удачно и для Белоруссии, которая сейчас находится в тяжелой экономической, политической изоляции не только от Запада, но и от России.



Марк Крутов : Вы сказали, что Минск ищет энергетические альтернативы. Я так же напомню нашим слушателям, что Лукашенко уже побывал с визитами и в Объединенных Арабских Эмиратах, и в Азербайджане, и в Венесуэле. Вы считаете перспективу энергетического сотрудничества Белоруссии и Ирана реальной?



Андрей Суздальцев: Вопрос в деньгах. Чтобы оживить месторождения, к которым получил Лукашенко доступ в Иране и в Венесуэле в том числе, необходимы огромные деньги. В Венесуэлу нужны инвестиции в размере около миллиарда долларов, немножко меньше необходимо вложить в те квоты, которые получила Белоруссия в Иране. Денег таких у Лукашенко нет. Фактически он выступает сейчас в роли продавца доверия. То есть, получая под маркой своей юридического статуса, под дружбу, под общие антиимпериалистические, антиамериканский курс, получая какие-то привилегии, допустим, на рынке Ирана, эти возможности по льготному получению доступа к нефти Минск будет продавать. Продавать кому угодно, любому капиталу, западному или восточному капиталу, это без разницы. То есть он конвертирует доверие в валюту. Это старый испытанный способ, в таком же духе он делал и с Россией долгие годы, то есть доверие менялось на дотации, в последние годы от семи до восьми миллиардов долларов в год.



Марк Крутов: Не исключено, что кем-то из конечных покупателей энергетических ресурсов из Ирана будет как раз, например, одна из стран Европы, которая так стремиться диверсифицировать источники энергии.



Андрей Суздальцев: Очень похоже, что белорусский президент или нашел, или уже близок к тому, чтобы найти свое место в общей стратегии диверсификации энергоресурсов на европейский континент. Он съездил в Азербайджан, он съездил в Иран, иранский президент приезжает в Минск. Вокруг Белоруссии с юга, с запада и частично с севера находимся или Евросоюз, или ГУАМ. Естественно, чтобы получить эти альтернативные источники нефти, он должен быть с ними в контакте и в союзе, достичь договоренности. Я пошел бы дальше, я сказал бы так: чтобы получить все эти проекты, чтобы все эти проекты оживить, Минску необходимо согласие Вашингтона. Без Вашингтона эти вопросы он не решит. Появление иранской нефти по согласованию с Минском в Европе, этот вопрос тоже необходимо решать с Вашингтоном. Так что Александр Григорьевич Лукашенко сейчас находится в очень интересной стадии - в стадии, близкой к точке невозврата. Он уже ушел от союзнического статуса декабря 2006 года с Россией, но он еще не пришел в новую стадию и эта новая стадия очень сложна для него.


XS
SM
MD
LG