Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«В шкуре вождя». Памяти Кирилла Лаврова


Кирилл Лавров в роли Ленина в спектакле БДТ «Перечитывая заново»

Кирилл Лавров в роли Ленина в спектакле БДТ «Перечитывая заново»

С Кириллом Лавровым, замечательным человеком и выдающимся артистом, мне удалось встретиться в ноябре 2004 года во время съемок документального фильма «В шкуре вождя». Речь шла об артистах, которые в разные годы играли Ильича. Кирилл Лавров не раз примерял на себя образ Ленина, как в кино, так и на театральной сцене.


Это интервью, к сожалению, не вошло в картину, нигде не демонстрировалось и не публиковалось, но оно сохранилось на пленке. Беседа с Лавровым состоялась в Санкт-Петербурге в гостинице «Пулковская». Художественному руководителю Большого драматического театра часто задавали вопрос о его отношении к личности Ленина. На что Кирилл Юрьевич отвечал, что Ленин — одна из ярчайших личностей XX века. «В своей актерской интерпретации я не пытался идеализировать этого человека, а старался содрать с него позолоту», — рассказывал он журналистам. Лавров создал один из самых ярких образов Ленина, как на сцене, так и на экране. Зрители помнят его по картине «Доверие» режиссера Виктора Трегубовича, ну а своем родном БДТ у него было несколько спектаклей, в том числе и знаменитая постановка Георгия Товстоногова «Перечитывая заново».


Играть Ленина всегда было сложно артистам, не только по идейным соображениям. В советское время почти все актеры попадали под обаяние и влияние того образа, который придумал в фильмах Михаила Ромма, выдающийся артист Борис Щукин. С этим приходилось считаться и Кириллу Лаврову: «Конечно, вы правы, что тот образ, который в свое время создал замечательный артист Борис Щукин, он стал таким основополагающим для большинства актеров, которые, в общем, играли не Ленина, а играли Щукина. Вот он был настолько убедителен и обаятелен. Какой был на самом деле Владимир Ильич, никто же из нас не знает и не видел. У меня были две работы, связанные с этой ролью в театре, где репетиционный процесс гораздо серьезнее, глубже, чем в кинематографе. На малой сцене мы играли спектакль "Защитник Ульянов" о молодом Владимире Ильиче, но там я играл вообще без грима. Как это делал Янковский в "Синих конях" в Ленкоме, так и я играл Владимира Ильича, со своим лицом. И потом "Перечитывая заново", там уже была центральная роль, композиция из разных пьес о Ленине».


Избежать монументальности


В спектакле «Перечитывая заново» Кириллу Лаврову в БДТ было важным отказаться от всего того, что было сделано до него: «Это была моя внутренняя задача — попытаться максимально отделаться от некоей монументальности, которая сопровождала этот образ. Что это за человек? Мы все знали, что он скромный, что он почти аскет в быту. Но мне было интересно снять его с пьедестала что ли, понимаете. Я пытался найти какие-то человеческие качества этого персонажа. То есть, по сути дела, я играл не вождя пролетарской революции, а я играл помощника присяжного поверенного из самарского окружного суда. Потому что он занимал эту должность в свое время, когда он окончил Самарский университет.


В быту никто же из нас, повторяю, не видел Владимира Ильича, это все фантазии исполнителей, как они себе представляют. Я себе ничего, так сказать, никаких оригинальных задач не ставил. Мне казалось и я искренне верил, что это очень умный человек, что, безусловно, и было на самом деле, что этот человек необыкновенно прост, что этот человек может найти общий язык и разговаривать совершенно спокойно с людьми самых разных сословий, начиная от каких-нибудь крупных ученых и кончая ходоками, откуда-то из деревни которые пришли. То есть, что, так сказать, является признаком настоящей интеллигентности. В нем никогда не было чопорности, в нем не было ощущения собственного превосходства над собеседником. Он был очень внимателен. Даже если уровень собеседника был гораздо ниже, чем его, он, тем не менее, слушал его очень внимательно, он с ним спорил, он говорил что-то. Вот это черты настоящего русского интеллигента».


Образ Ленина как противопоставление


Конечно же, играя Ленина, можно было придумать новые краски, вносить авторские штрихи в его портрет, где-то сильнее проявить темперамент, где-то сдержать эмоции, но Ленин должен был всегда оставаться пламенным революционером и образцом для подражания. Но, по словам Кирилла Лаврова, создавая образ Ильича, авторы спектакля пытались донести до зрителя не только масштаб личности Ленина, но и намекнуть на современные реалии.: «Когда я говорил слова, что "социалистическую революцию нельзя декретировать из России, народ хочет — значит, он должен иметь эту власть, народ не хочет — значит, он не должен иметь эту власть и надо слушать народ". Смотрите, тогда ведь образ Ленина — все, кто обращались к нему, он был как бы образцом, мы хотели сказать зрительному залу, вот, смотрите, с чего мы начали, кто был во главе государства, и к чему мы пришли. А пришли мы к тому, когда Леонид Ильич уже в таком, всем нам известном, довольно юмористическом положении выглядел, понимаете, и все знали о поездках детей членов Политбюро на охоту в Африку, еще куда-то. И образ Ленина, он был как противопоставление. В этом был, так сказать, наш второй план, подзадача наша, понимаете».


За спектакль «Перечитывая заново» Кирилл Лавров получил Ленинскую премию: «И значительно поправил свое материальное положение. Но быстро эта премия кончилась, потому что я на нее себе отремонтировал, купил дачу. А больше никаких благ после этого я особых не получал за это.


Возможность новой интерпретации


Справедливости ради надо отметить, что Кирилл Лавров получил еще две Государственные премии, одну за спектакль «Тихий Дон», где он сыграл Григория Мелехова, и за фильм «Укрощение огня», где создал образ гениального авиаконструктора. Лавровым было сыграно много разнохарактерных ролей, как в кино, так и на сцене. Возвращаясь к теме Ленина, Кирилл Юрьевич сказал, что будь он помоложе, он вновь мог бы сыграть вождя, но уже совсем в другой интерпретации: «Я бы подошел бы к этому чрезвычайно серьезно. Я попытался бы изучить все открытые и возможные материалы, которых не было, естественно, у нас тогда, и на основе этого нафантазировать свой трагический образ этого человека. Я глубоко убежден, что когда он приходил к своему миропониманию, он не был злодеем, он хотел действительно лучшего. Он ведь не первый. Он наследник того же Кампанеллы, всех утопистов, которые всегда, всю жизнь мечтали о светлом, счастливом будущем человечества и так же мечтают и сегодня и будут мечтать завтра, и послезавтра, до тех пор, пока будет существовать земной шар»


XS
SM
MD
LG