Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Садеков, адвокат Марка Сирыка: "У меня никаких претензий к следствию нет"


Программу ведет Александр Гостев . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый .



Александр Гостев : Как сообщил генеральный прокурор Эстонии Норман Аас, в полицию прокуратуру республики поступило около полусотни жалоб на превышение полицией своих полномочий во время массовых беспорядков в Таллине, связанных с переносом памятника советскому воину-освободителю. После проверки фактов возбуждено семь уголовных дел против полицейских. Под стражей остаются 50 участников массовых беспорядков, около 250 отпущены на свободу. Судебные процессы над ними, по словам прокурора, начнутся в ближайшее время, как только будет окончательно установлен размер причиненного ущерба. Обвинения лидерам организации "Ночной дозор" Дмитрию Линтеру, Максу Реве и 18-летнему школьнику Марку СИрыку, которых подозревают в организации массовых беспорядков. Немедленно освобождения Сирыка требуют в Москве активисты прокремлевского движения "Наши", обвиняющие эстонские власти в нарушениях всех возможных правовых норм и уже объявившие юношу политзаключенным. О деле Марка СИрыка с его адвокатом Владимиром Садековым беседовал мой коллега Андрей Шарый.



Андрей Шарый : Что конкретно вменяется в вину вашему подзащитному?



Владимир Садеков : Процессуальный статус у него сейчас не обвиняемый, процессуальный статус у него подозреваемый. В этом большая разница. Подозревается он по статье 238 Эстонского пенитенциарный кодекса - это организация массовых беспорядков. Вы знаете, к сожалению, защита не имеет доступа ко всем обстоятельствам и материалам дела. Потому что наш Процессуальный кодекс устанавливает возможность ознакомления с материалами только после того, как будет выдано обвинение. Поэтому мы можем лишь оперировать тем, что нам известно со слов самого подозреваемого. И суть подозрения, вероятно, исходит, что он участвовал в организации массовых беспорядков, хотя он утверждает, что этого не было. В этом-то и есть спор.



Андрей Шарый : А почему он так долго находится под арестом?



Владимир Садеков : Вы знаете, речь сейчас идет не о задержании (задерживать можно до 48 часов), речь сейчас идет, действительно, об аресте, как мере пресечения. Задерживать можно до полугода, а в особых случаях даже продлевать этот срок, если какие-то особо важные случаи. Но, я думаю, что это не тот случай. Поэтому санкцию он получил до полугода, но, безусловно, это не означает автоматически, что он будет сидеть шесть месяцев. Сидеть он будет столько, сколько будет необходимо. Я надеюсь, что это будет меньший срок, хотя, конечно же, решение будет принимать суд.



Андрей Шарый : Где он находится? В каких условиях содержится?



Владимир Садеков : Находится он в Таллинской тюрьме. Условия содержания соответствуют тюремным условиям содержаниям. Медицинское обследование он проходит. Вы же наверняка знаете, что он болен хроническим заболеванием - гемофилией. С точки зрения защиты, его нахождение в суде является, если не опасным, то проблематичным, то есть он требует специального ухода. Мы обосновывали в наших ходатайствах об освобождении именно этим обстоятельством, что человек болен и требует какого-то дополнительного медицинского ухода. Но суд счел по-другому. Видно, сторона обвинения предоставила некие данные, на основании которых суд принял такое решение - оставить его под стражей. В общем-то, условия нормальные, если можно назвать тюремные условия нормальными, то там ничего такого сверхстрашного нет.



Андрей Шарый : Были жалобы. По крайней мере, в Москве об этом говорят, что родственника Марка не дают информации о том, где и как он находится. У вас есть претензии к следствию с этой точки зрения?



Владимир Садеков : Нет, у меня никаких претензий к следствию не было и нет. Я считаю, что следствие проходит объективно. Никаких нарушений в этом вопросе нет. Все достаточно прозрачно в той мере, в какой может быть прозрачным на данном этапе производство. Никто не применяет в отношении него никакого прессинга, ничего либо другого. Место нахождения известно. Более того, прокуратура пошла навстречу и разрешила некое послабление режима - встречи с родителями Марку Сирыку.



Андрей Шарый : Каковы ваши действия сейчас? Что вы собираетесь делать для защиты своего подзащитного?



Владимир Садеков : Мы обжаловали постановление уездного суда взять его под стражу, но, к сожалению, суд оставил без изменения это постановление. Нашу жалобу оставил без удовлетворения. У нас есть тактическая возможность либо требовать его освобождения под залог, либо через два месяца после взятия его под стражу требовать проверки законности содержания под стражей или обоснованность содержания под стражей. Пока не утихнет шумиха вокруг него здесь в Эстонии, мы не будем обращаться ни с одним, ни с другим ходатайством. Мы хотим все-таки, чтобы эти политические страсти улеглись, и информация давалась объективно без какого-то ажиотажа. Тогда мы будем принимать какие-то конкретные шаги. Потому что любое действие, которое мы бы сейчас не сделали, как с одной стороны, так и с другой стороны, вызывает просто бурю либо негодования, либо еще каких-то эмоций. Поэтому мы хотим сейчас, чтобы это шло исключительно в рамках уголовного производства без всякой примеси политики.



Андрей Шарый : Такой технический вопрос. Вы русскоязычный юрист, и у вас русскоязычный подзащитный. Как все это юридическое делопроизводство на практике осуществляется в Эстонии? На каком языке вы общаетесь с представителями правосудия?



Владимир Садеков : Я вел производство в суде на эстонском языке. Я являюсь членом Коллегии адвокатов. Я считаю, что адвоката, как и врача, выбирают не самого лучшего, а того, кому доверяешь. Поэтому коль скоро они выбрали наше бюро, следовательно, люди доверяют мне, мы сделаем, по крайней мере, все зависящее по закону, что можно сделать для облегчения его участи. Общение происходит с подзащитным на русском языке. В суде я выступал на эстонском языке. Мне сложно сказать, говорит ли Марк по-эстонски, я думаю, что все-таки говорит. Но в таких делах все же общение на родном языке - это очень важно. Когда будут проходить заседания с присутствием Марка Сирыка, я буду говорить только на его родном языке. Я думаю, что никто не будет против.



Андрей Шарый : Как вы считаете, вам удастся выиграть это дело?



Владимир Садеков : Ой, вы знаете, я воздерживаюсь от таких далеких прогнозов. Я очень надеюсь на то, что следствие будет объективным, что истина будет выяснена. Я, действительно, думаю, что никто не хочет его посадить ради того, чтобы он сидел. Я надеюсь, что все-таки и суд, и мы сделаем все для того, чтобы выявить, выяснить на самом деле, что произошло, кто в чем виноват, что на самом деле этот парень сделал. Поэтому никаких спекуляций на эту тему... Я воздержусь от каких-то прогнозов в дальнейшем.



XS
SM
MD
LG