Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия в Центральной Азии: трубы для газа или газ для пиара


Поездка для дела или "посиделки" для вида?

Поездка для дела или "посиделки" для вида?



В ходе недавней поездки в страны Центральной Азии президент России Владимир Путин заключил соглашения с президентами центральноазиатских стран в области энергетического сотрудничества. В частности, соглашения предполагают расширение Прикаспийского трубопровода для транспортировки в Россию туркменского газа.


Отдельные договоры с Казахстаном и Узбекистаном предусматривают модернизацию региональной топливно-энергетической инфраструктуры. По мнению российских экспертов, эти договорённости позволят Москве сохранить за собой доминирующие позиции в экспорте энергоресурсов региона, а также воспрепятствовать их транспортировке в обход России - через страны Южного Кавказа.


Одеяло на себя



Главы России, Казахстана и Туркмении договорились расширить Прикаспийский трубопровод, что позволит России значительно увеличить экспорт туркменского газа. Главным достижением трёхсторонних переговоров эксперты называют решение о строительстве прикаспийского газопровода, который предположительно пройдет вдоль побережья Каспия по территориям Туркмении, Казахстана и России. Как отмечают российские эксперты, достигнутые соглашения способны вернуть влияние Москвы в регионе и вытеснить из Астаны и Ашхабада представителей западных компаний.


Эксперт по проблемам Кавказа и Центральной Азии Алексей Ващенко считает, транзит центральноазиатской нефти в Азербайджан официальной Москве невыгоден:


«Несколько факторов наиболее важных. Первый фактор заключается в том, что эти трубы, которые проложены, Баку-Джейхан, Баку-Супса, они экономически не совсем рентабельны. Рентабельными они могут стать только после того, как к ним будет подключена казахская нефть. На сегодняшний день эти трубопроводы пока себя не оправдали. Естественно, что Путин, который представляет интересы олигархов нефтегазовой сферы Российской Федерации, он пытается вмешаться и сделать так, чтобы интересы олигархов не пострадали. Я считаю, что именно с этим связан его визит в Центральную Азию. Здесь как раз борьба идет за эти трубопроводы. Если казахская нефть и центральноазиатский газ из Туркмении в первую очередь, пойдут через Каспий и далее в Турцию или Западную Европу, то тогда, естественно, по России это будет очень сильный удар. И это будет еще один шаг к потере влияния на ситуацию в Закавказье. И также это будет большой удар по интересам наших сегодня нефтегазовых олигархов. Российская Федерация, естественно, этого не хотела бы допустить».


К тому же, если эта труба будет реализована через Каспий в Грузию и дальше, говорит Ващенко, Россия получит конкурента и очень серьезного конкурента в лице именно бывших советских республик: «Этот конкурент может привести к тому, что начнет обваливать цены на мировом рынке. И поток нефтегазовых долларов, который обильно сыплется на Россию, станет значительно меньше. Россия может понести очень большие убытки – а сейчас срочно нужна модернизация нефтегазового комплекса и энергетического комплекса Российской Федерации, и на это нужны значительные средства и значительные суммы».



По мнению Ващенко, Москва - и против поставок казахстанской и азербайджанской нефти на Украину: «Там вопрос идет не столько о Закавказье, сколько об Украине. Потому что если Украина начнет получать нефть и газ в обход России, то это позволяет со временем сделать так, что Россия начнет терять свое влияние в восточных областях и в Крыму, что автоматически скажется и на Севастополе, и на базировании российских кораблей в Черноморском бассейне».



Топливная политика

Энергетическая концепция стала весомой составляющей внешней политики российского государства, убежден эксперт Центра по изучению постсоветского пространства Александр Караваев:


«Мы имеем дело с политической реальностью, в которой есть интересы крупных компаний, монополистов, интерес Газпрома, политический интерес России, которая хотела бы привязать этот регион сильнее к себе. И наконец, некоторая раздраженная реакция в целом на энергетическую политику России, которая имеется со стороны Евросоюза и Соединенных Штатов. Поэтому в комплексе мы, конечно, должны говорить о том, что некоторая геополитика трубопроводов, она, несомненно, существует. Что это за политический объект – “трубопроводная геополитика” - сказать сложнее. Потому что он состоит из многих отдельных проблем, которые друг на друга влияют, но могут быть решены чисто экономическим способом - если бы мы очистили их от политических интересов. Например, Россия могла бы принять участие в консорциуме строителей транскаспийского газопровода, тем самым извлекая оттуда прибыль и пойдя навстречу интересам диверсификации транспортных путей газовых в Европу. Но реальность складывается иным образом. Газпрому выгодно все основные пути транспортировки своих ресурсов держать под собственным контролем. А по сути - что выгодно Газпрому, то выгодно Кремлю».



«Нужен газ – будут трубы»


Депутат Государственной думы России Сергей Глазьев не считает так называемую трубопроводную геополитику определяющим фактором в межгосударственных взаимоотношениях:


«Я не сторонник политизации всех этих крупномасштабных инфраструктурных строек, хотя я знаю, что есть в особенности в Америке и в Англии такая популярная трубопроводная геополитическая концепция, где трубы становятся чуть ли не ведущим элементом геополитики. На самом деле трубы – это, конечно, важно, но делать из них козырный туз я бы не стал. Нужен газ, будут трубы, что бы ни говорили наши противники. Российский газ везде нужен. Как бы ни артачилась Польша с Эстонией, будет и труба по Балтийскому морю, если Германия этого захочет. А Германия хочет, потому что газ ей нужен. Так и здесь, если есть спрос и это взаимовыгодно - труба обязательно будет. То, что удалось договориться сейчас по строительству трубы в российскую систему – это вполне разумное, рациональное, естественное решение. Но я не думаю, что это единственно возможное решение. Поэтому вопреки тем, кто говорит о каком-то конечном политическом решении, я бы сказал, что если газа в Туркмении хватит, то построят они и вторую трубу. Им деваться некуда - потому что если они хотят развиваться, им нужно иметь доходы. Туркменская экономика стала моносырьевой, монопродуктовой, ясно, что элита Туркмении не упустит шанса получить лишний десяток миллиардов газодолларов».


Газ для надувания щек


Визит Владимира Путина в страны Центральной Азии и подписанные соглашения в сфере энергетики преследовали больше пропагандистские цели, а не политико-экономические, считает президент Фонда исследований государств каспийского региона Вафа Гулузаде:


«Те времена, когда президенты решали судьбу энергоносителей единолично, прошли. Казахская нефть не принадлежит Казахстану полностью сейчас, чтобы они могли решать ее судьбу. В Казахстане давно сидят американские нефтяные гиганты, поэтому они будут решать судьбу казахской нефти. Я думаю, что путинские поездки и в Казахстан, и в Туркмению больше носят характер пиара. Туркмения не заинтересована в транспортировке своих энергоносителей через Россию. Потому что Россия будет в ответ требовать выполнения политических условий. И как сейчас, Россия будет продавать туркменский газ - она берет по самой дешевой цене, а будет продавать по самой дорогой. Туркмены не получат того, чего они хотят. Они будут стремиться поставлять этот газ через Азербайджан».



По словам Гулузаде, Казахстан и американские нефтяные компании уже давно работают над тем, как проложить нефтепровод Актау-Баку: «Казахская нефть уже давно идет по Баку-Джейхан. Я не думаю, что Путин пошел, увидел, победил. Да, он побеседовал с Назарбаевым, да, он побеседовал с новым президентом Туркмении. Они ему могли что-то обещать, но на деле это все сделать будет не так просто. Кроме того локомотивом всех проектов в мире является не Россия. Россия не сможет диктовать ни Европе, ни Соединенным Штатам Америки политику в области энергоносителей, она сама в фарватере этой политики. У нее нет тех рычагов, которые могли бы экономически заинтересовать новые независимые государства отказаться от сотрудничества с Соединенными Штатами Америки и пойти на сотрудничество с Россией. Россия сама является поставщиком западных технологий, без западных технологий Россия не сможет сама добывать нефть. Поэтому Россия вплотную работает вместе с самыми крупными американскими нефтяными компаниями, западными компаниями, начиная от Сахалина, Сибири и так далее».


Имперская романтика



Россия по-прежнему не отказывается от намерения взять под свой контроль не только центральноазиатские, но и южнокавказские углеводородные ресурсы, продолжает Вафа Гулузаде – и объясняет это имперским менталитетом: «Характер империи таков, что империя – это больше идеалистическое образование, нежели материалистическое. Поэтому империя всегда будет мечтать. Возьмите самого Путина: кто восстановил советский гимн, - вся эта ностальгия по прошлому, по империи. Это чистый идеализм. У России на первом плане были всегда военные цели и в военных целях российская экономика была поставлена на службу военного комплекса. Поэтому другие части жизни в россии так и не развились».


XS
SM
MD
LG