Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Улики против Лугового были собраны в течение первого месяца расследования»


Следы «русского плутония» протянулись через всю Европу. Исследование анализов в немецкой лаборатории

Следы «русского плутония» протянулись через всю Европу. Исследование анализов в немецкой лаборатории


Хотя российское законодательство не позволяет выдавать российских граждан другим странам, позиция Великобритании остается неизменной: королевская прокурорская служба не оставит намерений привлечь к суду человека, которого она считает убийцей Александра Литвиненко. Ожидается, что официальная просьба об экстрадиции Андрея Лугового будет передана российской Генпрокуратуре позднее на этой неделе.


После того, как Россия подписала в 2001 году Европейскую конвенцию об экстрадиции, она 17 раз обращалась к Великобритании с просьбой об экстрадиции своих граждан, и всякий раз британские суды отказывали ей, считая эти дела или политически мотивированными, или опасаясь, что в России отсутствует независимое правосудие. В отличие от российского британское законодательство позволяет выдавать британских граждан другим странам. О роли королевской прокурорской службы в британском уголовном праве Радио Свобода рассказал известный юрист, профессор права Лондонского университета Билл Боуринг:


- В Великобритании полиция после завершения расследования передает дело королевской прокурорской службе, которая решает, достаточно ли в нем доказательств для предъявления обвинения и насколько это дело соответствует общественным интересам. Что касается дела Литвиненко, то только по завершении этой процедуры прокурорская служба обвинила Лугового в совершении серьезного преступления – убийства британского гражданина в Лондоне. И лишь теперь они обратились к России с просьбой о его экстрадиции.


- Есть ли перспектива ли у британской просьбы об экстрадиции Лугового?


- Россия дала ясно понять, что ее конституция запрещает его выдачу. Единственная возможность привлечь Лугового к суду - если он добровольно отдаст себя в руки британского правосудия, отказавшись от своего права право не быть высланным из России.


- В прошлом году Генпрокуратура России и британская королевская прокурорская служба заключили соглашение о сотрудничестве. Может ли это оно стать основой для сотрудничества России и Великобритании в деле Литвиненко?


- Нет, не может. Это соглашение не более чем меморандум о намерениях. У него нет никакой юридической силы. Это соглашение было подписано, когда русские хотели прибыть в Лондон и допросить Бориса Березовского и нескольких других российских эмигрантов. Именно тогда и было подписано это соглашение о взаимопонимании и консультациях. Оно также позволило британским следователям посетить Москву и допросить Лугового после убийства Литвиненко. Оно служило тогда основой для определенного сотрудничества.


- Есть ли у вас как у юриста претензии к работе полиции или прокурорской службе по делу Литвиненко?


- Как только было установлено, что Литвиненко был отравлен полонием и полиция поняла, в каком направлении ей следует работать, она начала искать следы полония в Лондоне, затем в континентальной Европе и в авиалайнерах, летающих между Лондоном и Москвой. Самые серьезные подозрения у полиции возникли в отношении Лугового и [Дмитрия] Ковтуна – причем с самого начала. Трудно понять, почему полиции для расследования этого дела, а прокурорской службе для вынесения своего заключения потребовалось столько времени. В прессе появилось сообщение, что эта задержка была вызвана вмешательством министерства иностранных дел. Однако Форин офис отверг это предположение. Спустя несколько дней после этой публикации появилось заявление королевской прокурорской службы, в котором обвинялся Луговой. Так что единственное, что меня удивило в этом деле, - это длительный период времени, который понадобился для принятия этого решения. Убийство было совершено в ноябре прошлого года, явные же улики были собраны примерно в течение первого месяца расследования.


XS
SM
MD
LG