Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Андрея Лугового: что могут и чего не могут британские власти


Андрей Луговой был обвинен британской прокуратурой в убийстве Александра Литвиненко

Андрей Луговой был обвинен британской прокуратурой в убийстве Александра Литвиненко

Российская Генеральная прокуратура ждет от Великобритании документов по делу Андрея Лугового. Британские правоохранительные органы подозревают его в убийстве Александра Литвиненко. Ранее представители Генпрокуратуры заявляли, что об экстрадиции Лугового в Лондон не может идти и речи. Создавшуюся ситуацию в интервью Радио Свобода прокомментировал бывший сотрудник Генпрокуратуры, председатель Московской городской коллегии адвокатов «Адвокатское партнерство» Юрий Костанов.


- Российская Генпрокуратура заявила, что экстрадиции Лугового не будет. И, таким образом, у власти и правоохранительных органов Великобритании вообще нет никакой возможности получить подозреваемого?


- Я думаю, что получить этого подозреваемого, возможность у них есть весьма гипотетическая. Если Луговой сам захочет съездить куда-нибудь, а здесь в отношении него никаких мер никто не будет принимать, он свободно сможет выехать за границу, тогда вот они смогут [его задержать]. Но это очень уж вилами по воде. На самом деле правовой возможности экстрадировать Лугового нет, потому что, по Конституции, мы своих граждан не выдаем. Если наши граждане совершили какие-либо деяния за рубежом, которые наказываются по нашему законодательству, тогда они могут быть привлечены к ответственности у нас и судимы нашим судом, и понести наказание у нас. А вот отдавать их куда-то там, Великобритании или еще куда-то мы не должны. Таков закон. Кстати, это общемировой принцип, как правило, ни одно государство своих граждан не выдает никому.


- Может так случиться, что в результате вот этого вот отказа в экстрадиции Луговой вообще избежит ответственности, и расследования никакого не будет?


- Это зависит от того, передадут ли сюда, нашим органам следствия, нашей прокуратуре англичане свои материалы. Тогда наши смогут решить вопрос о возбуждении дела здесь и о привлечении Лугового здесь, и передаче дела в суд здесь. Если они этого не сделают, то каких-то просто выступлений на пресс-конференции английских прокуроров, на мой взгляд, маловато для решения такого вопроса.


- А кто будет расследовать?


- У нас есть своя прокуратура.


- То есть этим будет заниматься исключительно российская Генеральная прокуратура?


- Пусть они дадут нам свои материалы, сообщат, что, по их данным, такой-то человек совершил там такое-то преступление, и тогда наша Генпрокуратура будет возбуждать дело, расследовать и решать дальнейшие вопросы.


- Участие британских специалистов в этом случае исключается?


- Смотря в какой форме. Они не могут вести расследование, но делиться собранными материалами могут. Равно как и наши могут передавать им какую-то информацию, необходимую для них. Тут контакты возможны различного уровня и различного порядка.


- Вести совместно допросы с российскими сотрудниками не могут?


- Нет.


- В данной ситуации российская Генпрокуратура может повлиять на британские власти, чтобы, скажем так, обменяться подозреваемыми? Вы нам – Березовского, мы вам – Лугового.


- Ну, это уже вне рамок закона. В принципе, в России, к сожалению, до сих пор существует реальный принцип: если нельзя, но очень хочется, то можно. На самом деле этого сделать нельзя по закону. Березовский, кстати, наш гражданин, и то, что они нам его не выдают, это уже вопрос доказанности, вопрос обвинения и так далее. Меняться вот так нельзя. Если бы у нас поймали какого-то английского шпиона, то мы бы обвинять его на Березовского могли, а Луговой – я не вижу правовых оснований, по которым его можно выдавать.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG