Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве на Гоголевском бульваре открыт памятник Михаилу Шолохову


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Елена Фанайлова.



Андрей Шарый: В Москве на Гоголевском бульваре у дома 10 сегодня открыт памятник писателю Михаилу Шолохову работы скульптора Александра Рукавишникова. Это уже второй монумент автору "Тихого Дона", первый (2002 года) находится на Волжском бульваре. Формально это открытие приурочено к очередному дню рождения классика советской литературы. Ему сегодня исполнилось бы 102 года.



Елена Фанайлова: Писатель изображен в бронзе, сидящим на веслах лодки, мимо которой проплывают лошади. По замыслу скульптора Александра Рукавишникова, они символизируют белых и красных. А еще сегодня премию имени Шолохова получает, среди прочих выдающихся общественных деятелей, известный борец с американским империализмом, друг Фиделя Кастро венесуэльский президент Уго Чавес.


О том, что может означать сегодня фигура Михаила Шолохова, говорит известный литературный критик Наталья Иванова...



Наталья Иванова: Шолохов, конечно же, это такая мифологема русской души, даже мифологема советской души. Потому что, с одной стороны, он есть, с другой стороны, его нет. Он есть как имя такое - Михаил Шолохов, с другой стороны, это может быть вообще такая вечная загадка. На самом деле никто не знает, кто написал "Тихий Дон". Книга сама по себе (вот тут я вступлю в такую полемику с моими коллегами) на меня лично очень сильного впечатления не произвела, поэтому мне лично все равно, кто ее написал. Мне кажется, что тот, кто ее написал, человек очень хороший, но эпигон все-таки великой русской литературы, вернее, великого русского романа XIX века. Потому что это все написано по лекалам Толстого, но переведено в такую крестьянско-казацкую атмосферу. Я думаю, что памятник героям если бы поставили, то ради Бога, и я счастлива этим буду, потому что это очень популярные в народе герои, и после того, как вышел этот дурацкий сериал, опять стали перечитывать "Тихий Дон". Ну, пусть будет. Мне кажется, вообще памятников Шолохову много и памятников его герою... по-моему, есть на Дону памятник Анисье и Григорию. А у нас здесь, на Гоголевском бульваре, старики сомневаются в моем лице, почему Гоголевский бульвар должен быть украшен героями Шолохова. Я лично совершенно не понимают. Мне кажется, что место им там, где они и должны быть, то есть на Дону, этому памятнику. Может быть, в каких-то новых районах Москвы. Существует улица Шолохова неподалеку от Переделкино, в Новопеределкине, да ради Бога, вот оно бы стояло на улице Шолохова, и все бы были рады.



Елена Фанайлова: Говорила критик Наталья Иванова. О фигуре Михаила Шолохова - литературовед Дмитрий Бак...



Дмитрий Бак: В советское время Михаил Александрович Шолохов был причислен к официальному пантеону самых главных советских писателей. В этом пантеоне присутствовали очень разные имена. С одной стороны, это были Алексей Толстой и Михаил Шолохов, с другой стороны - Дмитрий Фурманов и Серафимович. И всерьез сопоставлять их я бы все-таки не стал. Что собою представляет Шолохов сейчас в глазах российских читателей? Я сознательно, конечно, выношу за скобки сакраментальный вопрос об авторстве "Тихого Дона". Шолохов по-прежнему существует, как писатель, потому что ему, особенно в ранних вещах, в "Донских рассказах" удалось показать вот то самое главное, что случилось с Россией в 10-20-е годы, этот страшный раскол, эту страшную трагедию, которая разделила страну, прошла трещиной через отдельные семейства и так далее. С другой стороны, в пору изменения иерархий, в ту пору, когда взамен советского пантеона классиков, вышеуказанного, появился совсем другой пантеон - Булгаков, Платонов, возникает ситуация очень ощутимого сползания с литературных репутаций в сферу идеологизации. На очень многих фигурах пытаются сделать политику разные силы. Фигура Шолохова для таких целей тоже довольно-таки успешно используется. Поэтому сейчас докопаться до истинного смысла той литературы, тех текстов, которые писатель Шолохов создавал, довольно-таки трудно. Здесь очень много наслоений. Советский классик, искренний писатель, написавший талантливые вещи о Гражданской войне, писатель, который не то написал, не то не написал главную книгу, писатель, который в пору привлечения внимания к хрущевской эпохе со стороны всего мира стал нобелевским лауреатом, писатель, который воспринимается как знак прежних, никуда не ушедших нравственных ценностей русской литературы, якобы подвергнутых сомнению в пору перестройки, - все эти варианты прочтения его биографии очень трудно свести воедино. Что касается открытия памятника Шолохову, что ж, я не возражал бы против него, хотя, конечно, можно поставить целый ряд знаков вопроса, почему нет памятника тому или иному литератору. С другой стороны, только что был утвержден проект памятника Осипу Мандельштаму.



Елена Фанайлова: Это был литературовед Дмитрий Бак. Продолжает литературный критик Наталья Иванова...



Наталья Иванова: Вообще, какая-то ужасная глупость у нас получается, что Шолохов, условно говоря, для русских, а для нерусских - Мандельштам. Это какая-то глупость ужасная, потому что русской культуре принадлежат и тексты "Тихого Дона", кто бы их ни написал, и тексты Мандельштама. Поэтому я и сказала, что если вот героям, то я "за", но если это памятник писателю, до сих пор проблематичному, автору "Тихого Дона", то, конечно, лучше было бы воздержаться, потому что такой нажим... Потому что мы же знаем, что такое монументальная пропаганда, это то, что, как бы не влияя, на самом деле очень влияет на сознание. Монументальная пропаганда - этот памятник, монументальная пропаганда - чудовищный памятник Есенину на Тверском бульваре, монументальная пропаганда пронизывает собой всю страну памятниками, скажем, Владимиру Ильичу до сих пор. Мне кажется, что, когда первый памятник нашей литературе "Медный всадник" помчался за Евгением, это на самом деле вот такая матрица того, что у нас с памятниками вообще происходит, не только в нашей культуре, в нашем обществе. Хорошо бы памятник Шолохову не помчался в этом смысле за всеми нами.


XS
SM
MD
LG