Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Не время ли ещё раз прикинуть, что было бы в России, если б ельцинизм не сменился путинизмом.


Для начала следует напомнить пару общеизвестных вещей, которые, правда, большинством демократически настроенных читателей всё равно не будут приняты во внимание, чему надо только радоваться.


Ельцин не просто сдерживал врагов демократии. Он от них откупался, в первую очередь – от чиновничества. Официальная зарплата губернатора составляла где-то $200 в месяц. Кому-то её хватало на день, большинству – на несколько минут. Остальное всяк добирал, как умел. При этом каждый лично оплачивал свой ближний круг: заместителей, ведущих чиновников. Взятки брали все, но это не считалось. «Раз в месяц, – рассказывает мне о своём губернаторе приятель, руководивший областным ТВ и радио, – я приходил к нему в кабинет. Под столом у его ног стоял портфель. Продолжая разговор со мной, губернатор запускал в него руку и, пошуршав там баксами, доставал мне десять сотенных. Ни разу не просчитался».


Можно представить себе, что сделалось бы с тем преемником Ельцина, который, в порядке развития демократии, попытался бы обречь этот класс на известное проклятие – жить на зарплату: какая волна стихийных выступлений трудящихся накрыла бы Кремль.


В связи с этим – второе замечание. Никакая послеельцинская демократизация не сократила бы армию бедных и недовольных жизнью (что не совсем одно и то же) – эту исключительно питательную почву для красно-коричневых. Можно ли представить себе, что они не воспользовались бы послеельцинской свободой? Знатный уроженец орловского села Мымрино, как известно, вслух сожалел, что Сталину не хватило нескольких лет, чтобы сталинизм в Советском Союзе оказался необратитмым. Невольно хочется сказать: да уже за одно то, что этот человек столько лет стоит в позе побеждённого орангутанга, подполковнику многое простится. Это, скажу вам, важнее, чем замочить всех подлинных и мнимых террористов. Сын Юриста в аналогичной позе стоял и при Ельцине, но не думаете же вы, что он не распрямился бы, если бы ослабилась кремлёвская хватка? А как бы разгулялся в Крыму Лужков с Государственной думой, пущенной на самотёк? А Руцкой – в Курске? И сколько бы Дарькиных заседали сегодня в Совете Федерации?


Да, к началу путинизма примерно половина жителей России была настроена не собачиться с Западом, а становиться частью его. Но эти люди были заведомо обречены на поражение не только потому, что у них не было вождей. Демократизация всегда и везде делает страшно сильными, прежде всего, своих противников. Если их 10 процентов, это очень много. А если 50, то нет и быть не может такой демократической власти, которая перед ними устояла бы. Только изменяя себе, она может как-то держаться… Разумеется, это должно – и обязано! – отрицать, например, «Яблоко». Это должны и обязаны отрицать все, кто не дал себя опустить в послеельцинские годы, особенно же – единицы, избравшие мученический путь. Да простится им уязвимость их доводов. Есть нечто важнее доводов. Это – их укоризны и призывы.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG