Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Олег Чухонцев. Европейское миросозерцание из глубины России


Олег Чухонцев

Олег Чухонцев

В Москве в театральном центре «На Страстном» состоялась торжественная церемония вручения российской национальной премии «Поэт». Это самая крупная поэтическая премия в стране, учрежденная Обществом поощрения русской поэзии и РАО «ЕЭС России». В этом году ее лауреатом стал Олег Чухонцев. К церемонии учредители подготовили его новый сборник.


Премия «Поэт» вручается третий год, и по своему статусу она предполагает, что ее лауреат — человек, много сделавший для русской литературы, в некотором смысле это премия «за заслуги». Заслуги Олега Чухонцева перед русской поэзией несомненны, а его человеческий и гражданский облик безупречны.


Рассказывает литературный критик Наталья Иванова: «Он вообще из Павлова Посада, из очень простой семьи, он сын милицейского конюха. Учился в педагогическим институте московском. И никто не думал, что из него выйдет вот такое рафинированное существо, похожее, скорее всего, на Вуди Аллена. Он выпустил свою первую книгу в 1976 году, она называлась "Из трех тетрадей". Вот то, что вышло сегодня к премии, я предложила уже постфактум ему назвать "Из всех тетрадей". Его не то чтобы гнобили, его просто не печатали, хотя он работал в журнале "Юность", очень тихо. А в своей поэзии ему удалось скрестить европейское миросозерцание, потому что он совершенно европеец по системе ценностей, с каким-то павлово-посадским знанием о провинциальной жизни России. Голос его изумительно точный. Конечно, он из тех, кто не мог не писать и о политических событиях. Скажем, у него, по-моему, потрясающее стихотворение "Репетиция парада" о Красной площади, о репетиции военного парада. На самом деле оно сейчас прикладывается к событиям 1968 года. Но первые наброски у него были, насколько я знаю, в 1956, венгерские когда были события. Свое очень страшное стихотворение и одновременно веселое и игровое о Сталине и о Берии… одно называется, о Сталине, "Двойник", где Сталин называется Гуталин — так его звали в лагерях, а о Берии — "Кат в сапогах", он написал тогда, когда за эти стихи можно было очень далеко загреметь. Он друг Домбровского. Он приятельствовал с Николаем Вильмонтом. Он по-своему, но совершенно потрясающе интерпретирует Мандельштама в своих стихах. Очень любит Баратынского, Дельвига, Батюшкова. Он из продолжателей культуры русского стиха, но одновременно из тех, которые покушаются на ее стройность и вносят туда абсолютную новацию, потому что он пишет и перевертни поэтические, он занимается и верлибром. Я не могу последнее не сказать, это стихотворение, одно из последних, которое меня совершенно поразило, оно называется таким странным звуком "Кыё". Оно о том, как кончается русская речь. По-моему, одно из самых сильных свидетельств. Последняя, собранная из новых стихов книга "Фифия", одновременно набранная по-латыни и по-русски, означает на суахили "я исчезаю"... Ну, я думаю, что не только "я исчезаю", но и "я остаюсь"».


XS
SM
MD
LG