Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«В деле Литвиненко еще рано ставить точку»


Все официальные лица в Лондоне, комментировавшие заявление генерального прокурора Макдоналда, были предельно корректны и старались не давать повода для международного скандала

Все официальные лица в Лондоне, комментировавшие заявление генерального прокурора Макдоналда, были предельно корректны и старались не давать повода для международного скандала



Дело об отравлении Александра Литвиненко и обвинение в его убийстве в адрес Андрея Лугового остаются в центре британской политической жизни. Обозреватели отмечают, что в комментариях британских государственных чиновников нет и намека на возможную причастность российских властей к этому убийству. Все официальные лица в Лондоне, комментировавшие заявление генерального прокурора Макдоналда, были предельно корректны и старались не давать повода для международного скандала.

По информации лондонской «Таймс», британское правительство решило не афишировать вовлечение российских спецслужб в убийство Александра Литвиненко и ограничиться чисто уголовным обвинением, хотя у британской полиции в ходе расследования возникли подозрения о том, что убийство Литвиненко было санкционировано российскими властями. Великобритания пошла на этот шаг, пытаясь сохранить российско-британские отношения. Тем не менее британские наблюдатели прогнозируют их серьезное ухудшение. О нынешних российско-британских отношениях рассказывает политический редактор газеты «Таймс» Майкл Биньон:


- Российско-британские отношения находятся сейчас на очень низком уровне. Что касается дела Литвиненко, то оно мне представляется зашедшим в тупик. Ни одна из сторон не выказывает желания уступить. Британия настаивает на экстрадиции человека, которого она подозревает в убийстве, Россия отказывается это сделать, утверждая, что у нее нет никаких обязательств на этот счет. Кроме того, русские в свою очередь требуют экстрадиции из Британии в Россию нескольких человек, считая, что им необоснованно было предоставлено убежище в Англии. Однако ни одна сторона не намерена заключать какую-то сделку на этот счет. Отсутствие каких-либо конструктивных шагов с обеих сторон в деле Литвиненко серьезно сказывается на межгосударственных отношениях, что проявляется в обоюдном недоверии и охлаждении политического диалога. Некоторые области российско-британских отношений, в частности, сотрудничество в сфере безопасности, наверняка будут затронуты этим охлаждением.


- Затронет ли дело Литвиненко экономические и торговые отношения между двумя странами?


- Да, но не думаю, что дело Литвиненко окажет драматическое влияние на эти отношения. Вовсе не обязательно, что будут затронуты все аспекты российско-британских отношений. Торговые отношения очень важны для обеих сторон, и не думаю, что Россия захочет поставить их под удар из-за сбоя в одной из сфер межгосударственных контактов.


- Ваша газета писала, что дело Литвиненко низвело российско-британские отношения до уровня холодной войны...


- Возможно, что это и так, однако тут следует учесть, что это произошло не из-за идеологических различий. Отношения разладились из-за отсутствия доверия и взаимопонимания. В эпоху холодной войны наши отношения еще держались на каком-то уровне, однако существовало фундаментальное идеологическое различие. Сейчас же всё по-другому. Наши страны не пытаются разрушить политические системы друг друга, сейчас прохладные отношения вызваны различием национальных интересов, а также из-за существующего в России огромного недоверия к мотивам поведения Запада.


- В британской прессе прошла информация, что министерство иностранных дел якобы оказывало давление на Королевскую прокурорскую службу с тем, чтобы она отказалась от вынесения обвинения по делу Литвиненко. Власти это отрицают. Насколько это достоверно, на ваш взгляд?


- Не думаю, что это имело место. Форин-офис дал ясно понять, что надеется на то, что сохранение относительно нормальных отношений с Россией будет способствовать тому, что после переговоров она согласится на экстрадицию и что Королевская прокурорская служба должна выжидать со своим обвинением. И она явно выжидала. Однако это не выглядит давлением, скорее это просто совет. В конце концов, если вы должны выступить с обвинением - делайте это, заявили в Форин-офисе. Здесь напрашивается аналогия с Ливией, у которой Британия требовала экстрадиции подозреваемых в теракте над Локерби. Понадобилось более десяти лет, чтобы подозреваемые были выданы Британии. Так что у меня такое чувство, что и в деле Литвиненко еще рано ставить точку, и что, возможно, через какое-то время в будущем Россия согласится на экстрадицию.


XS
SM
MD
LG