Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Дрездене открылась выставка современного российского искусства под названием «Учиться у Москвы»,


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.



Дмитрий Волчек: В Дрездене открылась выставка современного российского искусства под названием «Учиться у Москвы», открылась без шести работ, не пропущенных российской таможней. Слово корреспонденту Свободы в Германии Юрию Векслеру.



Юрий Векслер: Первоначально директор городской галереи в Дрездене и инициатор выставки Гисберт Порстман намеревался использовать в названии старый лозунг «Учиться у СССР значит – учиться побеждать». Ну что ж, российская таможня в лучшем советском стиле победила, не разрешив к вывозу 6 с мотивировкой, что они де являются "объектами, инициирующими международные разногласия".


Таковыми были признаны работы, в которых присутствуют изображения Усамы бин Ладена, Адольфа Гитлера и Папы Римского и две работы с изображениями Путина. Любопытный список невыездных лиц.


Одна из картин, выполненная Константином Латышевым, носит название "Путкин". На ней на изображение Александра Пушкина наложено лицо Путина. Вторая работа - пародирующая "Троицу" фотоинсталляция "Гори-гори, моя свеча!", выполнена известной арт-группой "Синие носы". На этой картине троицей сидят люди в масках Пушкина, Иисуса Христа и Путина.


Итак, Владимир Путин, побывавший в Дрездене в двух ипостасях - агента КГБ и президента России, в качестве арт-объекта в Дрезден не приехал. Таможня не выпустила.


Можно рассматривать это как знак того, что Россия на перепутье, то ли вперед в Европу, то ли назад в СССР.


Появление этой выставки и интереса к ней, дополнительно подогретый российской таможней, вполне естественен и вовсе не по политическим мотивам. За последние десятилетия Москва стала в один ряд с западными метрополиями как центр современного искусства...


Что думает по поводу происшедшего директор галереи, историк искусства Гисберт Порстман.



Гисберт Портсман: Я, конечно, огорчен, мы ведь отбирали работы в Москве в контакте с галереями, и жаль, что не все работы пришли, но приходится признать происшедшее как решение независимого государства.


Мы же заранее издали каталог, и в нем не пропущенные картины присутствуют. А на самой выставке вместо больших картин висят их уменьшенные до формата А 4 копии, дабы представить публике концепцию выставки в целом.



Юрий Векслер: Если бы во времена правления Шредера кто-нибудь изобразил бы его в шарже вместе, допустим, с Гете, можете ли вы себе представить какой-либо запрет такой работы?



Гисберт Портсман: Ни при каких обстоятельствах. Такого рода вещи по моему представлению носят прежде всего иронический характер. Некий критический потенциал в этом тоже есть, но не он главный. Я полагаю, что коллаж Шредера с Гете бывший канцлер должен был бы скорее воспринять как честь. И для Путина быть изображенным рядом с Пушкиным - это тоже скорее честь. В этих работах на уровне искусства задаются вопросы, но в них нет нападения, нет агрессии, поэтому мне непонятно решение таможенников и почему их реакция была такой, на мой взгляд, чрезмерной.



Юрий Векслер: Действительно это трудно понять в стране, где решения, посягающие на свободу творчества, может принять только суд по конкретному иску и где на весенних карнавалах можно увидеть такие карикатурные изображения политических лидеров, от которых российские таможенники должны были бы, наверное, просто сойти с ума.






XS
SM
MD
LG