Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему учителя русского языка Марину Ковалеву гонят из России? Какой прессе доверяют жители Самары? Дома в центре Пензы продолжают разрушаться, но люди в них все еще живут. Может ли огород прокормить владимирскую пенсионерку Галину Рыжову? Кто спасет оренбургские тюльпаны? Южное Бутово: Лариса Дружинина призывает власти говорить с людьми по-человечески. Рязань: За что капитан милиции Еремин убил студента? Челябинск: Почему оперативника, заслонившего детей своим телом, не признают инвалидом? Ижевск: Домовые комитеты учатся бороться с чиновниками. Липецк: Забытый поселок. Йошкар-Ола: Как появляются легенды о малой родине



В эфире Калужская область, Алексей Собачкин:



Марине Ковалевой 27 лет. Она, учительница русского языка и литературы, приехала из Узбекистана в Россию в поисках лучшей доли. Ее жалование там составляло, если перевести на наши деньги, всего 1 тысячу рублей. К тому же Марине было куда ехать. В городке Жуково, Калужской области живет ее родная сестра. Казалось бы, историческая родина должна была встретить молодую учительницу с распростертыми объятьями, ведь Калужская область входит в федеральную программу содействия соотечественникам, возвращающимся из-за рубежа, то есть им без проблем должны предоставлять здесь российское гражданство и помогать найти работу. Но программа – сама по себе, а конкретный человек – сам по себе. Рассказывает Марина Ковалева:



Марина Ковалева : Об этой программе я узнала здесь. В Узбекистане об этой программе я ничего не слышала. Когда сюда приехала, мне сказали, что такая программа есть по переселению соотечественников. Мне сказали, что я могу участвовать в этой программе только в том случае, если я вернусь в Узбекистан, там оформлю все документы, а потом сюда должна приехать. Только в этом случае смогу участвовать в этой программе. В данное время у меня нет средств вернуться в Узбекистан.



Алексей Собачкин : Потом она пошла по пути обычного законопослушного эмигранта и попыталась получить разрешение на временное проживание.



Марина Ковалева : Анкету я собрала, справки все в Калуге сделала. Справка об отсутствии туберкулеза. Сертификат на СПИД. В наркологию ходила. Это все в Калуге. Потом в Жукове дактилоскопию сдала.



Алексей Собачкин : Но разрешения жить в России Марина Ковалева не получила, якобы для граждан Узбекистана закончилась квота. Когда девушка собиралась из Узбекистана в Россию, она знала, что квоты для приезжих из стран СНГ, с которыми установлен безвизовый режим, отменены. Но в конце декабря прошлого года Госдума отыграла назад – и снова ввела лимит, ограничив эмиграцию в страну. Учительница же этого знать не могла. Да и сама квота как-то слишком быстро закончилась. Ситуацию комментирует правозащитница Татьяна Котляр:



Татьяна Котляр : И каким-то странным образом эта квота кончилась, не начинаясь, то есть январе данного года. Как она могла кончиться, совершенно непонятно, учитывая, что 10 дней праздника в январе. Как умудрились ко 2 февраля заявить Марине Ковалевой, что квоты больше нету? Я думаю, что как всякий дефицит данную квоту припрятали под прилавок. Я сейчас прошу провести проверку, куда это она делась так быстро. Либо программа содействию добровольному переселению соотечественников из-за рубежа в Калужскую область, либо русской молодой женщине, учительнице русского языка и литературы, приехавшей из Узбекистана, говорят - идите отсюда, у нас уже квота на вас закончилась. Это театр абсурда какой-то, причем, неприличный театр абсурда.



Алексей Собачкин : Школьных учителей в Калужской области катастрофически не хватает, а Ковалева приехала работать сюда именно преподавателем русского языка и литературы. Но нет же – пусть дипломированный специалист возвращается восвояси. На днях Ковалеву, как нелегала, уже оштрафовали на 2 тысячи рублей за незаконное пребывание в России.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



По результатам социологических исследований ассоциации «Свободное общество», каждый четвертый самарец не доверяет средствам массовой информации. Наиболее сильное недоверие ко всем средствам массовой информации высказывают самарцы в возрасте от 35 до 45 лет. «Сегодня, когда содержание выпусков новостей телеканалов, вне зависимости – государственные они или частные, практически одинаково, людям трудно получить действительно независимую информацию», - рассказал социолог Валерий Семенов.



Валерий Семенов : Сегодня информация является в основном заказной, то есть эта информация, которая исходит из газет, которые находятся в руках или мощных финансово-промышленных групп, или в руках государства. Практически независимых средств массовой информации можно насчитать буквально по пальцам во всей страны. Действительно, говорить о свободной информации приходится с большим трудом.



Сергей Хазов : Примерно три четверти респондентов – 70 процентов - говорят, что ежедневно следят за новостями, причем среди СМИ, пользующихся наибольшим доверием, национальные телеканалы – 82 процента, и общенациональные или местные газеты – 75 процентов. «Газеты и телевидение по прежнему остаются для многих возможностью узнать что-то интересное из того, о чем не говорят по радио», - рассказала Анна Михайлова.



Анна Михайлова : Политические некоторые программы я смотрю. А тому, что написано, не всегда доверяю.



Сергей Хазов : По данным социологов, ниже всего уровень доверия ко всем средствам массовой информации у людей с уровнем дохода ниже среднего. При этом наиболее восприимчивыми к воздействию со стороны средств массовой информации (особенно телевидения) являются люди со средним уровнем материального положения. Бесспорным лидером по степени доверия к информации у самарцев является телевидение. Доверяют именно этому средству массовой информации более половины самарцев в возрасте от 18 до 60 лет. Продолжает Ольга Петрова.



Ольга Петрова : Телевидение для меня – это жизнь. Без него я не смогу уже. Сказать трудно – правда или неправда, если так по-русски сказать. Но иногда есть и приукрашивание, иногда с недоверием относишься к какой-то информации, конечно, не ко всей. Но больше на свою интуицию надеешься. Все-таки жизнь уже прожита, шестой десяток. Поэтому чувствуешь, где говорят правду, а где неправду.



Сергей Хазов : Информационная роль телевидения оказывается главной по сравнению с преимущественно развлекательными (как правило, музыкальными) радиостанциями. Печатные издания теряют в рейтинге доверия. Самарцы намного реже читают газеты и журналы, тогда как телевизор смотрят практически каждый день. Но при этом у газет есть свои верные читатели, такие, как Валерий Степанов.



Валерий Степанов : Если, допустим, в газете я читаю, что такого-то числа Константин Алексеевич был и сказал то-то и то-то, наверное, он был там на самом деле. Мне кажется, что и в советские времена, и сейчас, и у нас, и не у нас любое мнение любого лица обусловлено текущим моментом. Во-первых, имели место явные случаи, когда не соответствовало действительности, во-вторых, эффект толпы. Ей мало кто доверяет, ну и я заодно с обществом. Читаю газеты, правда, мало, в основном, конечно, радио. На втором месте телевизор.



Сергей Хазов : «Цензура в современных средствах массовой информации существует, правда не столь мощная как в советское время», - Валерий Степанов продолжает.



Валерий Степанов : Как простой обыватель, я таким вопросом задаюсь. Может быть, это тем объяснить, что чем дальше, тем больше государство берет в свои руки средства массовой информации. Сравниваю с тем, что сам вижу, что от людей слышу. Не всегда человек может уверенно сказать – это мое собственное мнение. Одно времена как-то цензуры не стало совершенно, мы все увидели плюсы, какие были. Когда ее опять вводят, нас бьют в бок минусы.



Сергей Хазов : Более четверти опрошенных самарцев заявили, что за последний год прекратили пользоваться одним из средств массовой информации, так как потеряли к нему доверие. У каждого самарца своя любимая газета, радиостанция или телелеканал. Сколько людей – столько и мнений», - поясняет социолог Валерий Семенов.



Валерий Семенов : Естественно, информация идет из госканалов. Остальные издания просто внимательно и четко перепечатывают эти материалы. Наверное, независимую информацию дает в определенной мере Интернет (мы можем пользоваться Интернетом) и отдельные газеты – «Новая газета», «Независимая газета». Это единицы, которые могут донести правду до простого российского читателя.



Сергей Хазов : Сегодня только в Самаре существует почти десяток информационных Интернет-сайтов. Большинство размещенных на них материалов – перепечатки с крупнейших российских Интернет-ресурсов. Самарцы в возрасте от 18 до 34 лет в большей степени, чем люди старшего возраста, предпочитают узнавать информацию в Интернет и совсем не доверяют печатной прессе. По мнению большинства самарцев сегодня Интернет предоставляет самую полную и достоверную информацию.



В эфире Пенза, Наталья Кротова:



Два года назад мы рассказывали о безрадостной судьбе обитателей разрушающегося на глазах двухэтажного дома по улице Куйбышева, 19. За это время жители строения, возведенного еще в позапрошлом веке, обращались в суд, в городскую администрацию, к президенту Путину с просьбой о расселении из аварийного дома. Положительных результатов нет. Говорит Алевтина Логинова:



Алевтина Логинова : С тех пор ничего не изменилось. Только еще хуже стало. Мы стареем, а дом-то и подавно стареет. Он ведь и так старый, не знаю, какого года выпуска. Я сама ходила в домоуправление. У меня вываливается угол, коридор, балкон висит, того и гляди грохнется. Дверь не закрывается. Практически за счет крючков только держится. Такое вот положение. Никто ни на что не обращает внимания.



Наталья Кротова : Пока мы беседовали с пенсионеркой, со второго этажа порыв ветра сорвал наличник. Но это напугало только меня. Алевтина Логинова осталась вполне спокойной - она уже ко всему привыкла.


В подобной ситуации оказались и 27 семей аварийной трехэтажки по улице Красная, 52, построенной тоже более 100 лет назад. По словам жителя этого дома Василия Тимошенко, как они живут - сами не понимают.



Василий Тимошенко : Всякие эти удобства на улице – водопровод на улице, слива нет, туалет на улице. В него войти невозможно. Здесь что-то делать… Обещают года 2-3. Не знаю, дадут нет ли жилье.



Наталья Кротова : В разговор вступает пенсионерка Ольга Исаева.



Ольги Исаева : Здесь рамы ушли. Я уж осенью намазала. Там потолок вот-вот рухнет. Никакие меры не принимают. Ремонтируйте – еще 100 лет будете жить. Подъезд развалился. Там кирпичи висят. Ничего не надо им.



Наталья Кротова : Подъезды в доме разрушены, с потолка постоянно отваливаются внушительные куски штукатурки, а лестница, ведущая на второй и третий этажи, совершенно прогнила. Говорит Валентина Степанова, живущая в доме на Красной более 30 лет:



Валентина Степанова : Сидим, как на пороховой бочке. Не знаю, вообще, что еще. С каждым днем… Вот прибили вот этот козырек. Ненароком ветер, он убьет! И никому ничего не надо. Мы и писали, и в суд подавали. Документы нам все вернули, потому что с городской администрацией связываться никто не хочет. И все. Осталось что? В центральную газету в Москву написать. Вот и все. Больше ничего. На 1986 год износа было 47 процентов. Это 1986 год! А сейчас уже 2007. Это уже сколько? Больше 60 процентов. Это вот снаружи. А внутри все гнилое! Трубы никогда не менялись, проводка тоже вся сгнила. Кошмар! По лестнице ходить нельзя! Когда дождь идет, как из ведра льет. Это ужас!



Наталья Кротова : Следует заметить, что дома-развалюхи находятся в центре Пензы. ПО словам одного из чиновников администрации Первомайского района, просившего не называть его фамилию, расселение людей из ветхого жилого фонда вполне возможно. Но при условии, что найдется ответственная строительная фирма, готовая выкупить землю под аварийным жильем для постройки, к примеру, торгового центра или элитных многоэтажек, а взамен представит квартиры нуждающимся в улучшении жилищных условий. В этом смысле повезло жителям нескольких домов старой постройки по улице Урицкого, которые подлежат немедленному сносу. И это не результат заботы о людях городской администрации. Просто дома попали в зону строительства нового моста через реку Суру. Но в бочке меда оказалась и ложка дегтя - обитателей развалюх с улицы Урицкого, а это в основном глубокие старики, переселяют по договору социального найма в отдаленный городской район Арбеково. А квартиры предоставляют преимущественно выше пятого этажа.



В эфире Владимир, Светлана Гоненко:



Треть населения Владимирской области – люди пожилого возраста. Почти у каждого четвертого из них есть сад или огород. Но для большинства из пенсионеров в провинции дача - это не отдых, не
способ отдохнуть от городской суеты и проблем, а скорее – источник дохода и возможность экономить хотя бы на овощах. Галина Петровна Рыжова – теперь одинокая пенсионерка. Муж, с которым она прожила более 40 лет, умер год назад. Небольшой участок неподалеку от города семейная пара взяла еще в 1980 году. Глава семьи сам построил небольшой, но аккуратный и удобный домик, а Галина Петровна сажала яблони, в свое удовольствие выращивала овощи. Теперь для пенсионерки – дача и средство от одиночества, и кормилица.



Галина Рыжова : Я на даче выращиваю много овощей – лук, морковь, помидоры, капусту, свеклу, картошку, яблони у меня есть. На зиму мне овощей хватает.



Светлана Гоненко : Все это Галина Петровна выращивает на 3,5 сотках. Говорит, что не хватало места для картошки. Чтобы не покупать ее на рынке, пенсионерка попросила соседей уступить ей хотя бы часть своего участка.



Галина Рыжова : У нас на дачах много москвичей. Они выращивают только цветы. А нам, пенсионерам, хочется вырастить овощи. И вот на соседней даче я сажала картошку, они мне разрешили выращивать. Ну, может сотки 1,5. И у меня вырастало мешка 2-3 картошки.



Светлана Гоненко : В урожайные годы Галина Петровна продает излишки овощей и фруктов. На вырученные деньги покупает все необходимое. Особую цену имеют «дачные» деньги зимой.



Галина Рыжова : Зимой от пенсии остается очень мало денежек. Пенсия у меня 3200 рублей. За квартиру в этом месяце я заплатила 2040 рублей. Вот остальные деньги у меня идут на мои расходы. А ведь какие расходы? Какие-то вещи. Хотя бы обувь. Обувь изнашивается. Хотя бы одежда. Хотя бы нижнее белье.



Светлана Гоненко : Но теперь, говорит Галина Петровна, продавать стало невыгодно. А еще пенсионеры, которые торгуют выращенными своими руками помидорами и чесноком, вне закона.



Галина Рыжова : Свою продукцию, излишки я хотела продать возле магазина. У нас тут многие продают. Продают молоко, продают картошку, капусту. Блюстители порядка они не разрешают нам, мелким торговцам, бабушкам, продавать - идите на рынок! А на рынок идти, нужно нести много товара, чтобы там заплатил за место и продал. Я иногда постояла и продала на 10 рублей. А место на рынке стоит 8 рублей. И какая же мне выгода, я не продам и на хлеб.



Светлана Гоненко : Еще одна проблема всех пожилых дачников – пассажирский транспорт. У большинства огородников уже нет сил штурмовать переполненные автобусы. Пенсионные «социальные» проездные оказываются бесполезными.



Галина Рыжова : Купить бы проездной билет, уже невыгодно. Потому что можешь и с проездным билетом, а в автобус не сесть. Как только подают автобус, все лезут в него – кто сильнее. А мы, пожилые, и с проездным билетом, а остаемся сзади. Шофер только расставляет руки и говорит «Куда же я вас могу посадить? Только на крышу».



Светлана Гоненко : Галина Петровна часть дороги проходит пешком, говорит, что для ее здоровья это даже полезно. До дачи – 3,5 километра . И так пять раз в неделю. Никакие проблемы не заставят дачников, вроде Галины Петровны, оставить любимый участок. Для людей ее образа жизни и достатка – это просто невозможно.



Галина Рыжова : На даче, во-первых, отдыхаешь морально, забываешь обо всем, обо всех недугах и отдыхаешь в то же время. Можно чайку попить, посидеть, с соседями поговорить. Как бы она создает более комфортные условия, чем дома. Дома ты сидишь один, а тут как бы общение.



Светлана Гоненко : Иногда встречая в переполненных автобусах в час пик дачников, многие из нас ворчат и морщатся, мол, куда они едут, эти пенсионеры? А ведь если задуматься, для многих пожилых россиян нет возможности не заниматься огородом. Они по-прежнему рассчитывают только на себя. Им дача жизненно необходима.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



Мурат Медетов : Весна ранняя, холодная, ветряная, почти с проливными дождями. Природа свое берет. Весна наступила. Сейчас везде зацвели тюльпаны – и желтые, и белые, и красные. Гусиный лук отцвел, ирис расцвел. Сейчас начинает карагана цвести. Кругом позеленело. Степь берет свое.



Елена Стрельникова : Рассказывает инспектор заповедного участка «Талавская степь» Мурат Медетов. Талавская, пожалуй, наиболее близка к общепринятому понятию степи. Каждую весну эти три тысячи гектаров одевается в яркий цветной наряд. Просыпаются степные тюльпаны.



Мурат Медетов : Тюльпаны у нас пока есть, не убывают, наоборот, чуть-чуть больше становятся они. Вокруг вот этих нефтяных вышек, их все убрали. Трасса далековато. Деревни, поселки тоже далековато.



Елена Стрельникова : Сегодня «Талавская степь» радует своими красотами. Здесь мирно уживаются и зверь и птица. А ведь всего 20 лет назад степь считалась почти исчезнувшей. Рассказывает директор заповедника «Оренбургский» Анатолий Пуляев.



Анатолий Пуляев : Настоящие ковыльные степени распаханы, как наиболее плодородные. Но я не думаю, что наша область, и бывший Советский Союз, Россия получила от этого какую-то пользу. Мне кажется, что вреда больше, нежели пользы. Мы сняли защитный слой. В результате распашки началась эрозия. Весь плодородный слой ушел в Каспий. На нашей территории не чернозем, а краснозем.



Елена Стрельникова : Сегодня в Талавской можно встретить и косулю, и лося, и волка, и зайца. Нередко здесь и «краснокнижники» барсук и сурок-байбак.


Это что за звук идет?



Анатолий Пуляев : Лягушки, самцы с самками. Брачный период у них. Жаворонки поют.



Елена Стрельникова : В заповедной зоне мирно уживаются представители флоры и фауны. Даже браконьеров отучили сюда заглядывать. А вот чуть дальше отъедешь от охранной зоны, приблизишься к человеческому жилищу, и сразу перед тобой выкошенные луга.



Анатолий Пуляев : Три дня назад я ехал в Светлый. Ходили, собирали тюльпаны семьями! Машины стоят, они собирают. Как человек, я могу сказать – ребята, что вы делаете?! Но меня вряд ли послушают.



Елена Стрельникова : А пробовали сказать?



Анатолий Пуляев : Пробовал. Сразу вопрос – а кто ты такой?



Елена Стрельникова : Анатолий Пуляев имеет вес, как он выражается, только на охраняемой территории заповедника. А дальше? Кто защитит дальше красивые степные тюльпаны?



Анатолий Пуляев : Дело в том, что луковица, которая остается, она даст новое потомство. Для продолжения рода нужно семя. Собирая, мы не даем им возможность осеменяться.



Елена Стрельникова : Убеждает губителей тюльпанов Анатолий Пуляев. А те в ответ – ничего им не будет. Увы! В скором времени может так случиться, что тюльпаны больше нигде не увидишь, кроме как на территории Оренбургского степного заповедника.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Лариса Дружинина : Все, кто имеет власть, они просто давят силовыми методами, это факт. Милиция, собаки – что это такое?! Люди что, пришли с автоматом, с оружием защищать? В этом плане они не правы. Нужно только договариваться.



Вера Володина : Ларисе Дружининой не нравится, как власть обходится с жителями Южного Бутова. Сама она живет в поселке с рождения. Первую половину ее жизни поселок подчинялся области, во вторую - стал районом столицы. Тех, кто отсюда не желает уезжать, Лариса не только понимает, но уверена в законности их требований.



Лариса Дружинина : Есть закон. Если это стратегическое жилье или же необходимость оборонного значения, да, пожалуйста, строй – нет проблем. Но если этого нет, то ты не имеешь права насильно людей сгонять, что в данном случае они и делают. Не имеешь права! Ты разбирайся конкретно с каждым человеком. Почему – нет? Мы же люди! Почему всех в одну стаю?! Кто-то не хочет получать, пусть они не получают. Самое интересное, что в Управе еще в 2003 году были написаны заявления, и мы в том числе, кто желает получить квартиру. У них уже есть данные о том, что многие люди, действительно, хотят. Так давайте тем, кто хочет. А те кто не хочет все равно их меньшинство, так с ними надо уже опять договариваться как с людьми.



Вера Володина : Но сама Лариса хочет получить квартиру. В 1991 году после инвентаризации частных домов ее дом, как и вся улица, попал в категорию ветхих. Всем живущим в таких домах давали квартиры, а она всё ждет этого переселения.



Лариса Дружинина : Хочу и нуждаюсь, но не могут добиться этого. Потому что меня просто не слушают и не слышат, к кому бы я не обращалась. Писала письма и ходила. У меня был ответ – вам просто в этой жизни не повезло. Они даже не разбирались в личной беседе. В официальной, конечно, разве они так ответят. Нет.



Вера Володина : Лариса удивляется - все ее соседи получили квартиры, а ее дом в середине улицы, по ответам чиновников, не входил в зону застройки. Не добившись ничего письмами и хождением по кабинетам, в 1995 году Лариса встает в очередь на получение жилья. Ждет, пока не узнает, что в очереди ее нет, нет и документов. Снова походы и письма в департамент- управу-префектуру, и, наконец, в Моссответе попала на прием к той, которая ей помогла, но ее имени, к сожалению, Лариса уже не помнит.



Лариса Дружинина : Смотрим мои документы, явные нарушения. Говорит – так, почему вы нарушаете. Будьте любезны, в отношении Дружининой исправьте все, что положено. Тут же мне звонят на работу (я в школе работаю), предлагают приехать за смотровым. Представляете, моментально! Тогда еще все мои родственники были живы. Я сейчас одна, одинокий человек. Все просто умерли. Приехала, посмотрела. Приезжаю в Департамент жилья и говорю, что я согласна. Мне говорят – сейчас вы истинной удовольствие получите – а вы в срок не заселились в жилье, в связи с этим вам отказано. Я ходила столько лет с целью получить квартиру! И вдруг такая я глупая – не вселилась в срок. Вы же понимаете!



Вера Володина : Отсюда новый виток хождений – неудачный. Той дамы в Моссовете уже не было, а от прочих чиновников одни отписки одной рукой, хотя Лариса Дружинина даже президенту России письмо написала .



Лариса Дружинина : А отвечает Департамент жилья. На все мои вопросы отвечает некая госпожа Крылова. Я пишу президенту, а мне отвечает госпожа Крылова.



Вера Володина : Лариса пришла на пикет домовладельцев Южного Бутова. Здесь ей не понравились не только действия милиции, но и, по ее мнению, защитники-политик тоже вели себя провокационно. Она болеет за соседей, и понимает, что ее судьба зависит от общих действий всех соседей. Часть из них готова идти в квартиры, но реальные, а не по обещаниям, которым люди не верят.



Лариса Дружинина : То, что сейчас происходит, я этому радуюсь, честно говоря. Людей довели до этого, что они начали бунтовать. Потому что человека не видят. Тебя нет!



Вера Володина : Объективности ради Лариса рассказывает, что есть в поселке люди, которые и квартиры получили, и домовладельцами остались, но и это, по ее мнению, на совести чиновников.



Лариса Дружинина : Как поступать с нами - наша местная власть и вышестоящая власть. Я считаю, что люди начинают уже приспосабливаться, для того чтобы выжить.



Вера Володина : В истории Ларисы неожиданная точка. Нечаянно она обнаружила, что, оказывается, давно получила квартиру при переезде из частного дома по одной улице в частный дом на другой улице. Об этом прочла в справке, которую брала недавно в ДЭЗе.



Лариса Дружинина : Там написано - Дружинина Лариса Юрьевна, моя мама, бабушка, отец. Все, кто был ранее прописан, оказывается, получили жилье еще в 1981 году. И написано, что выписаны по ордеру, а на самом деле я живу, а они на нашем бутовском кладбище живут. Это просто… Я такого вообще не видел.



Вера Володина : По окончании пикета Лариса делает вывод - чиновникам не верю, политикам не доверяю, но и в стороне быть не по-соседски, и без квартиры остаться не хочу. Записала она себе телефоны Комитета защиты прав граждан Бутова.



В эфире Рязань, Алина Темнова:



Трое молодых людей стояли у забора. Вдруг из-за угла появился мужчина. Подбежал к ним и выстрелил одному юноше прямо в висок. Стрелявший оставался на месте до приезда милиции. «Я, - говорит, - сам из милиции». Так описывают происшествие очевидцы. Как сообщили в окружной прокуратуре, показания свидетелей расходятся. Объективно установлено, что потерпевший получил один выстрел в ногу и один выстрел в голову. По словам свидетелей, обвиняемый выстрелил один раз в голову юноши и погнался за его спутниками. Эксперты уверены, что стрелял капитан Еремин с минимального расстояния.



Эксперт : Из того пистолета, о котором было сказано, прицелиться на расстоянии очень сложно. Травматическое оружие оно предполагает стрельбу практически в упор для того, чтобы из него поразить. Попадание было не случайным, оно было, скорее всего, целенаправленным.



Алина Темнова : Причиной возникшего спора между капитаном Ереминым и 18-летним студентов в прокуратуре комментировать отказались, сославшись на то, что этот вопрос затрагивает интересы следствия. Судмедэкспертиза установила, что Дмитрий Козлов был в состоянии среднего алкогольного опьянения. А вот стрелявший Еремин в тот день был трезв. Известен и тот факт, что Еремин – бывший участник боевых действий в Чечне. Пока в отношении капитана Еремина возбуждено уголовное дело. Обвиняемому грозит от 5 до 15 лет тюрьмы.


Суд по делу об убийстве Дмитрия Козлова идет в Рязани уже вторую неделю. Жители города не верят в то, что прокуратура осудит сотрудника милиции. Тем более что за день до начала судебных заседаний из органов внутренних дел уволился следователь районной прокуратуры Сергей Киселев, первоначально занимавшийся этим громким делом.



- Все эту информацию знают в городе Рязани. Были случаи, которые у нас замалчивались в городе, закрывались уголовные дела. Я думаю, что это звенья одной цепи, когда в нашем городе уже становится нормой, что люди прибегают практически к самосуду.



Алина Темнова : Друзья и родственники Козлова уверены, что прокуратура добьется оправдания Еремина.



- Зачем нам сейчас обманывать, когда правоохранительные органы хотят обелить того человека, который совершил это страшное убийство. Обелить каким образом возможно? Очернив тех ребят, которые стали свидетелями, и очернив убиенного Дмитрия.



Алина Темнова : Чтобы этого не произошло, мать и родственники убитого Дмитрия Козлова собрали пресс-конференцию в одном из рязанских информагентств. Их беспокоят две вещи – насколько объективно будет решение суда и в безопасности ли другие молодые люди в Рязани? Говорит мать убитого юноши.



Мать Дмитрия Козлова : Поскольку на сегодняшний день преступник находится на свободе, я очень опасаюсь за жизнь своих двух сыновей, за жизнь детей, которые мне дороги и близки, за жизнь детей, которые были с ним в эту ужасную минуту. Честно говоря, за свою тоже.



Алина Темнова : Как сообщили в прокуратуре, зимой 2006 года в Рязани расследовалось дело об избиении в районном отделении милиции семи молодых людей. Среди милиционеров, избивавших юношей, были и капитан Игорь Еремин, ныне обвиняемый в убийстве студента.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Прошлым летом во дворе одного из домов Челябинска младший оперуполномоченный оперативно-розыскной части по противодействию незаконному обороту наркотиков ГУВД Челябинской области Вячеслав Галузин спас жизнь нескольким ребятишкам, игравшим на детской площадке, пожертвовав при этом своим здоровьем.



Вячеслав Галузин : Надо было задержать человека, который числился в розыске. Получилось так, что человек запрыгнул в машину, которую мы задерживали, закрылся в машине, стал сдавать во дворе назад. Выезда у него не было. Мы ему преградили дорогу. Когда я увидел, что он стоит в конце двора и не выходит из автомобиля, там был второй сотрудник, решил пойти и вытащить его из машины, задерживать. На детской площадке играли дети. Когда я побежал по детской площадке к машине, этот человек, который сидел в машине, подозреваемый, включил первую передачу и с визгом колес, то есть на газу, поехал в сторону детской площадки, в сторону детей. Выхода другого не было. Его надо было как-то останавливать. Получилось так, что он остановился уже на мне, на моем теле, что ему не дало доехать до детей.



Александр Валиев : Свидетелями того, как Вячеслав спас детей, было несколько человек, в том числе и жители этого дома по улице Набережной. Они находились рядом, пока за милиционером не приехала «скорая помощь». В больнице Вячеслав провел два месяца. У него нашли переломы костей таза, черепно-мозговую травму, ушибы и ожоги. После еще пяти месяцев амбулаторного лечения в поликлинике УВД ему сказали, что пора выходить на работу, иначе пошлем на комиссию, а ее ты не пройдешь, и тебя попросту уволят, но со служебными обязанностями этот никак не свяжут, и никаких компенсаций ты не получишь. Тем не менее, Вячеслав настоял на прохождении военно-врачебной комиссии.



Вячеслав Галузин : На ВВК меня уже встретили люди, знающие, что я должен прийти к ним. Давай, оставайся служить, зачем ты уходишь, ты неправильно поступаешь. Зачем это тебе ВВК, иди и работай. А дело в том, что при исполнении служебных обязанностей, когда человек страдает, и несовместимо со службой, очень большие выплаты должны пройти. Вот в чем дело. Там предоставление жилищной площади, выплаты единовременно за пять лет выслуги и пенсия должна исчисляться 50 процентов от денежного содержания. Как я понимаю, структура не хочет этого всего предоставлять. Поощрения за то, что произошло, не было никаких абсолютно.



Александр Валиев : Вячеслав уверяет, что его случай - далеко не первый. Милиционеры, получающие травмы при исполнении служебных обязанностей, как правило, остаются на работе, несмотря на проблемы со здоровьем. А когда недомогания берут свое, их просто комиссуют, но со службой это никак не связывают, соответственно, никаких льгот они не получают.



Вячеслав Галузин : Никто ничего давать не хочет. Пострадал человек и пострадал. Поработаешь год-два, а потом видно будет. Там потом уже просто ничего не докажешь. Вот в чем вся суть состоит. Если что-то случится с моим здоровьем, к этой ситуации уже ничего не припишут. Скажут – ты же у нас работал, ты был годен, здоров, а тут ты говоришь, что уже стал не годен. Просто увольняют. Вот и все. Люди, которые оставались на службе непригодными, потом просто вылетали со службы и все.



Александр Валиев : Журналистка Ирина Гундарева была на месте происшествия через несколько часов после событий. Она говорила со свидетелями, коллегами Вячеслава, им самим. Каково же было ее удивление, когда, спустя несколько месяцев, она узнала, что герой вынужден расплачиваться за подвиг. Ирина попыталась выяснить точку зрения специалистов Федерального государственного управления здравоохранения медсанчасти МВД Челябинской области.



Ирина Гундарева : В том, что милиционер, действительно, совершил подвиг, я нисколько не сомневаюсь. Мы опросили всех очевидцев этого события, все подтвердили, что это, действительно, был подвиг. И вот я направилась туда, в эту медсанчасть, для того чтобы взять комментарий у милицейского высшего начальства медицинского – почему они не предоставляют ему страховку и не хотят ему выплатить льготы. Я зашла в кабинет к начальнику поликлиники Брянцевой Елене Рюриковне. На все мои вопросы и просьбы дать комментарий по поводу Галузина Вячеслава, она категорически отказалась. Закричала на меня.



Александр Валиев : Пообщавшись с руководителями поликлиники УВД и Федерального государственного управления здравоохранения медсанчасти МВД Челябинской области, Ирина Гундарева так и не поняла, почему врачи так упорно не хотят общаться на эту тему? И как именно, в соответствии с существующими нормами, должен пострадать на служебном задании милиционер, чтобы его за это поощрили и наградили?



Ирина Гундарева : Милиционер, действительно, спас ребятишек. Там было порядка десяти детей самого разного возраста.



Александр Валиев : Вячеслав пытается опротестовать заключение ВВК, и готов идти даже в суд. Работать в милиции он все равно уже не сможет - и из-за испорченных отношений с руководством, и из-за плохого здоровья. Боли его по-прежнему не отпускают. Такая вот расплата за подвиг.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



В Ижевске стихийно сложилась система взаимного обмена опытом противодействия граждан коммунальным «новациям» Горжилуправления, монополиста на рынке управленческих услуг в сфере ЖКХ.


Год назад на волне массовых уличных акций протеста возникло общественное движение «Домовые комитета Ижевска». А после его учредительной конференции встречи актива стали регулярными. На недавно прошедшей учебе – так стали называть активисты движения домкомов воскресные встречи в редакции газеты «День» - координатор «Ижевских домкомов» журналист и думский депутат Андрей Коновал говорил о необходимости фиксации технического состояния дома в момент перехода его от Горжилуправления к частной управляющей компании.



Андрей Коновал : А как вообще-то они собираются разбираться с ГЖУ по поводу не сделанного капитального и текущего ремонта? Подъезды в свинском состоянии. Коммуникации ржавые, дырявые – крыша течет, лифт стоит. Что дальше? Я общался с несколькими представителями, обслуживающих организаций, один из них даже не задумывался на эту тему вообще.



Надежда Гладыш : Светлана Прохоровская, жительница еще не старого дома, пришла с вопросами по содержанию договора с новой управляющей компанией, но заговорила сначала о другом.



Светлана Прохоровская : Инертность масс. Какой бы инициативной группа не было, какой бы сильной она не была, инертность 147 квартир преодолеть очень трудно. Я лично восемь раз обходила весь дом. Честно говоря, девятый раз мне идти не хочется.



Надежда Гладыш : Надежда Лекомцева готовит свой дом к переходу в товарищество собственников жилья. Пока она полна оптимизма.



Надежда Лекомцева : Мы решили перейти в ТСЖ. Уже проголосовали и набрали 100 процентов голосов. Я подготовила протокол, ходила в администрацию. Мне говорят – вы можете без нас, идите, пожалуйста, регистрируйтесь. Нас можете только поставить в известность. Правильно это?



Андрей Коновал : Правильно.



Надежда Лекомцева : У нас тут еще рядом стоящие дома, хотим их привлечь. Одни уже как бы согласился.



Надежда Гладыш : Среди собравшихся Зинаида Жуйкова выделялась почтенным возрастом. Тем не менее, именно она инициировала среди своих соседей проведение голосования о переходе дома под непосредственное управление собственниками жилых помещений. И это, надо сказать, пока беспрецедентный для Ижевска случай. Таких примеров у нас еще нет. Говорит Зинаида Ивановна Жуйкова:



Зинаида Жуйкова : Меня спрашивают, куда мы деньги девать будем? Надо, говорю, решить, с какого числа не платить ГЖУ. Я не знаю. Надо, чтобы деньги сразу у нас оставались в доме?



Андрей Коновал : Во-первых, надо направить официальное решение собрания.



Зинаида Жуйкова : Кому направить?



Андрей Коновал : В администрацию, ГЖУ.



Зинаида Жуйкова : В администрации и ГЖУ Костину?



Надежда Гладыш : А Лора Першевич рассказала о проблемах с установкой теплосчетчика. Как теперь технически уйти от платежей по безбожно завышенным нормативам и тарифам?



Лора Першевич : Мы прекрасно знаем, что в два раза тут точно будем меньше платить. Мы поставим тот счетчик в ближайшее время. Они скажут – вот сейчас у нас тепло отключат, мы как бы не платим. С нас могут взять за предыдущие четыре месяца еще деньги?



Надежда Гладыш : Такие встречи в редакции единственной оппозиционной газеты Ижевска происходят один - два раза в месяц. Здесь не только ищут ответы на непредсказуемые коллизии, которые предлагает жизнь, но и делятся информацией о том, что сделать уже удалось – выиграть суд по капремонту, отстоять дом от мошенников, заключить справедливый договор.


В июне большая делегация «Ижевских домкомов» едет в Самару на конференцию Союза Координационных советов России по непосредственной форме управления многоквартирными домами. Будут продвигать его у себя, в Ижевске.



В эфире Липецк, Андрей Юдин:



Жительница : Никому мы не нужны, а жить тут невозможно.



Жительница : А жить тут невозможно.



Жительница : Никто не помогает.



Житель : С Дачного идти пешком - то 4 километра , с 6 доменной – три. 40 минут ходьбы летом, зимой час».



Андрей Юдин : Поселок Балашово образовался на основе Балашовского лесничества. Более полувека назад, когда был построен Новолипецкий металлургический комбинат, и сформировалась Липецкая область, поселок вошел в городскую черту, но полноправным городским районом так и не стал. Здесь нет школы, отсутствует автобусное сообщение, а до ближайшей, трамвайной остановки около двух километров. Главная проблема жителей этого поселка - нет чистой питьевой воды. Воду люди вынуждены привозить на своем или попутном транспорте из ближайшего поселка Дачный, до которого 4 километра . О том, какая вода в Балашово, рассказывает жительница поселка, пенсионерка Елена Степанова.



Елена Степанова : Нет воды целый день, грязь одна. Это вот, сверху она отстоялась, помешаешь, и она там коричневая делается, красная.



Андрей Юдин : В единственном здесь магазине молочные продукты большая редкость, а хлеб привозят только три раза в неделю.



Елена Степанова : Самый дешевый, черный 9 рублей, но все по «копторговской» закупке. А молочные возят только один раз в неделю, и то не всем, по заказу, что закажешь. Не заказала, нет тебе, обойдешься на вторую неделю.



Андрей Юдин : Елену Степанову и жителей Балашово волнует проблема дороги и транспорта.



Елена Степанова : Все перегородили, завод Новолипецкий, и запретили нам тут ездить. Ни транспорта никакого, ничего. Вот сейчас только собралась ехать на Дачный к дочерям, не на чем. Да спасибо приехал шофер, с «хлебовозом» да поехала.



Андрей Юдин : Для учебы детей в школе родители вынуждены отвозить их в ближайший поселок Дачный и снимать там квартиры. Чтобы решить проблему с дорогой и школьным автобусом, жители обращались к директору лесхоза, к мэру и к депутатам. Но, проблема осталась не решенной. Студент Александр Веретенников попал на прием к мэру Липецка Михаилу Гулевскому и попросил помочь жителям поселка.



Александр Веретенников : Насчет дороги ездил к Гулевскому и обещал и толку никакого. И «Газель», вот дали, выделили, ни зарегистрировали никак, нет ничего у них. Бросили нас, ни кто никому ничего не надо.



Андрей Юдин : Директор лесхоза «Ленинский», имеющий прямое отношение к поселку Балашово Александр Чеботарев заявил о том, что пытался решить проблему на уровне законодательной и исполнительной власти. Он прокомментировал сложившуюся ситуацию так, запись по телефону.



Александр Чеботарев : Письма писали везде - и Гулевскому и Шамаевой писали. И комиссионно они все выезжали сюда. Все выезжали буквально, все службы выезжали. Но, сказали, я не буду, другой я не хочу и все.



Андрей Юдин : О том, как решаются проблемы жителей поселка Балашово, поясняет председатель Департамента экономики администрации города Владимир Мигита, запись по телефону.



Владимир Мигита : С точки зрения обеспечения коммунальными услугами, они, если жители города Липецка обязаны получать тот объем услуг, который необходим нашим горожанам. Там вопрос поре шали, что будет приобретен школьный автобус, и он будет возить детей. И, наверное, там, сами понимаете, если 60 человек проживает, мы там развивать экономику не будем.



Андрей Юдин : По информации Департамента экономики, для строительства дороги в поселок Балашово необходимо 12 миллионов рублей. В действующий план развития экономической зоны города Липецка поселок Балашово не входит, поскольку для потенциальных инвесторов он интереса не представляет.



В эфире Йошкар-Ола, Елена Рогачева:



Учительница начальных классов из деревни Олоры Республики Марий Эл Зинаида Порфирьева, столкнувшись с проблемными первоклашками, сумела пробудить в своих подопечных не только интерес к изучению школьных предметов, но и тягу к исследовательской работе. Четыре года назад Зинаиде Порфирьевой достался очень сложный класс. Большинство детей страдало косноязычием. И марийский, и русский языки "хромали на обе ноги". Кроме того у многих языков были логопедические проблемы. И тогда учительница придумала свою методику.



Зинаида Порфирьева : Невозможно было не только учить, но даже понять, что говорит ребенок. У меня опускались руки. И однажды я все-таки нашла решение. Мы стали не говорить, а пропевать все слова на всех уроках. Применение своей музыкальной методики, технологии, и театральной вместе в придачу помогло учащимся обрести чувство уверенности в себе, вылечить ошибки логопедические, музыкальный слух улучшить и развитие памяти. Однажды, объясняя на уроке сочетание "оро - оло", я применила местный материал, скороговорку повторили "орол олорен орола". И возник вопрос: а откуда же появились Олоры – название нашей деревни? Про себя подумала, а почему я должна всегда давать готовые ответы, пусть ребята сами разузнают.



Елена Рогачева : Так появилась идея разузнать историю родной деревни. Судя по одной из легенд о деревне Олоры, название возникло в результате таких же ошибок, которыми поначалу страдали нынешние жители деревни – ученики Зинаиды Порфирьевой. Олор – неправильное произношение слова "сторож". Рассказывает ученица 4-го класса Настя Жилина:



Настя Жилина : Давно-давно здесь был лес, земли не хватало, и сделали войну три народа – русский, марийцы и татары. Но как остановить войну? Аксакалы знали. Из трех народов выбрали русского богатыря, татарского батыра и марийского патыйже, и пошли они лес рубить. Но никто не победил. Остались они ночевать в лесу, костер марийца охранять оставили. Волки пришли, один вот-вот бросится на орола-сторожа. Юноша татарский закричал: "Олор! Олор!", неправильно просто сказал. Русский богатырь сказал: "Давайте эту землю отдадим марийцам, и назовут деревню Олорами".



Елена Рогачева : Дети из Олорской средней школы взахлеб рассказывают о том, что им удалось узнать об истории родной деревни. Лена Рублева занималась сбором фольклора и обычаев. Оказывается, в Олорах существовал праздник «Кораксер мари», шуточная свадьба, которая проводилась в середине зимы. Мужчины переодевались в женское платье, женщины – в мужское. И вся ряженая компания ходила их дома в дом с добрыми пожеланиями.



Зинаида Порфьрьева : «Кораксер мари» посвящен галкам, воронам. Еще даже в руки брали, что там брали, Лена? А репейник! И туда ставили гнездо иногда, говорят. И вот с этим гнездом ходили, украшенным лентами. Как курники, у русских тоже был такой праздник, как говорят, когда-то.



Елена Рогачева : Олорские ребята согласны далеко не со всеми легендами о своей деревне. С детской непосредственностью Настя Жилина обошла научную достоверность, когда узнала происхождение названия улицы, на которой живет. «Чег урем», что в дословном переводе означает улица Курицы, появилась на месте пустыря. Рассказывает Настя Жилина:



Настя Жилина : Там было поле, там бросали все, что под руку попадало. В том числе и мертвых куриц. И мне эта легенда не понравилась, я сама сочинила стихотворение. В переводе звучит так: вывели две курочки на лужок цыплят, цыплята разбежались, а к вечеру на насест пора. Курочки их никак не соберут, и не знают, чей цыпленок? Курочки взяли, подумали-подумали и решили: "Давайте так – сядем все на один насест. И действительно, сели. И с тех пор улица наша стала односторонней, так же и дома стоят наши.



Елена Рогачева : Кто знает, сохранится ли в памяти деревенских жителей новая история, придуманная десятилетней девочкой? Но не исключено, что именно так рождаются легенды.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG