Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мужчина и женщина. Родительский долг: денежная сторона


Тамара Ляленкова: Тема сегодняшней передачи - родительский долг. Однако говорить мы будем главным образом о денежной стороне, то есть алиментах. Поскольку существование, по самым скромным подсчетам, 4,5 миллиона детей в России зависит именно от этого вида выплат.


В последнее время стали много говорить об отцовстве, о том, что мужчины дискриминируются при разводах, что они готовы растить детей и нести за них ответственность не хуже матерей. Но, с другой стороны, в России существует реальная ситуация, которая наглядно демонстрирует, что даже обязательная денежная ответственность, такая как регулярная выплата алиментов, многими отцами просто игнорируется. И тогда на женщину, помимо обычных бытовых и воспитательных забот, дополнительным грузом ложится ответственность за денежное обеспечение ребенка.


Я спросила Людмилу Рженицыну, главного научного сотрудника Института экономики Российской Академии наук, является ли это особенностью исключительно российской ситуации?



Людмила Рженицына: Боюсь, что это не только российская традиция. Если даже посмотреть по миру, это преимущество сохраняется, как правило, за женщиной. Отношение к материнской функции, оно все-таки находится на достаточно высоком уровне, и когда общество, даже хорошее, положительное общество хочет позаботиться о ребенке, оно все-таки оставляет его с матерью. Это с одной стороны. А с другой стороны, думаю, не так много мужчин высказывают желание полностью заботиться о детях. Есть что-то такое в мужском менталитете, что останавливает мужчин. Хотя обязанности содержать ребенка за ним остаются. Другое дело - как он выполняет эти обязанности. Дело заключается в том, что любое государство должно подумать о том, как обеспечить ребенка после развода. В идеале уровень жизни ребенка не должен пострадать - из этого исходит право значительной части развитых государств. У нас тут несколько проще, у нас в Семейном кодексе говорится так, что на одного ребенка родитель, живущий отдельно, должен дать 25 процентов, на двух - треть своего дохода или заработка.



Тамара Ляленкова: Есть какая-то статистика по тому, какое количество разведенных женщин получают алименты?



Людмила Рженицына: Беда вообще всей этой темы заключается в том, что она попала в зону невнимания государства в принципе. Потому что это считается вопросом частного права, это ваше индивидуальное дело. Поэтому и статистики-то у нас, по существу, толковой нет. Но по оценкам нашим, примерно 30 процентов тех, кто имеет право, получают алименты. Есть даже цифры меньшие. Газеты публиковали - 16 процентов получающих. Мы подсчитали, что это все-таки 4,5 миллиона детей. Если считать, что всего в России меньше 30 миллионов детей, то можете себе представить, что речь идет о довольно большой категории.



Тамара Ляленкова: Тем более что речь идет о повышении рождаемости. Я понимаю, что женщины просто не готовы при той ситуации, которая их не поддерживает...



Людмила Рженицына: Я вообще не считаю, что мы нуждаемся в повышении рождаемости. Я считаю, что мы должны этих детей, которых мы родили (не такой плохой у нас показатель - 1,3 на женщину) довести до ума. И пусть они родят себе таких же подобных, здоровых и образованных. Буквально вчера слушала обследование по Вологде, где люди наблюдают детей уже много лет, одних и тех же. И там видно, как с возрастом ухудшается здоровье ребенка.



Тамара Ляленкова: Как сказывается на жизни, на воспитании ребенка и на его будущем то, что он недополучает вот этих денег отцовских?



Людмила Рженицына: Материально ребенок обязательно страдает. По нашим данным, примерно средние алименты составляют 1600 рублей, средние, и то в нашей выборке такие алименты получились потому, что у нас появился один такой богатый человек, который платит 17 тысяч в месяц. Остальные - очень маленькие алименты. Более того, 25 процентов из нашей выборки оказались до 500 рублей алименты вообще. Минимальная официально признанная цифра прожиточного минимума ребенка - это 3200, но это опять-таки минимальные потребности ребенка. А ребенок до развода мог иметь более высокий уровень жизни. Так что здесь вообще оглушительно бывает довольно. Но самое главное даже не в этом, все-таки вся наша жизнь, вся эта борьба за стандарт, она рассчитана на двоих, как хотите, которые ведут себя социально, а не асоциально. Потому что у меня в обследовании "Женские истории" есть такая история, когда женщина сказала: "Папа нас бросил, когда у меня было два маленьких ребенка. Он очень пил, платил очень мало. И, слава богу, он умер, и нам назначили пенсию за потерю кормильца". Вот вам из города Новокузнецка женщина так ответила на этот вопрос. Поэтому говорю о двух нормальных, стандартных родителях. Потому что совмещение этих функций воспитания, надзора, не только материального содержания, конечно, требует двоих.



Тамара Ляленкова: На ваш взгляд, есть какой-то идеальный опыт по решению этой проблемы где-то в других странах?



Людмила Рженицына: По крайней мере, с точки зрения обеспечения алиментами такой опыт есть. Мне, например, очень нравится американский опыт в этом отношении. Если есть решение суда, то там есть система, обеспечивающая его исполнение. Очень часто устанавливается пособие, которое помогает матери в этот момент существовать, пока разыскивается должник. Более того, там есть орган, который все это отслеживает и концентрирует. Мы предлагаем такое алиментное агентство создать и у нас, которое будет иметь информационную базу. Во-вторых, оно будет отслеживать, куда чего кто платит. Дальше, он получит право - как в Америке - узнавать, где его машина, какое у него водительское удостоверение, где он проживает, выезжает ли он за границу. Там даже заграничный паспорт не дадут. Я думаю, что мы должны к этой системе обязательно прийти.


Сейчас, в связи с тем, что у нас фиксированной зарплаты, фиксированных доходов у значительной части нет, естественно, есть большой соблазн у мужчин, а большого чадолюбия, как мы видим, они не проявляют, большой соблазн у мужчины принесли справочку, что он 100 рублей может платить в месяц. Тем более что закон ему разрешает это делать. Для тех, кто скрывает, я считаю, надо поправить наше семейное законодательство и считать, что если ты не имеешь дохода, но имеешь имущество, то давай, дорогой мой, будем делить имущество. Вот тогда он и подумает, где получить доход. Женщина в такой ситуации идет на вторую работу, на третью работу, работает по 10-14 часов, потому что она хочет обеспечить жизнь ребенка.



Тамара Ляленкова: Это желание обеспечить жизнь потомству, разумеется, питается глубоким материнским инстинктом, одним из самых сильных не только в человеческой природе. Однако человек, в отличие от животных, существует в системе созданных им самим ценностей, законов, которые и структурируют общество.


Разговор продолжает писатель Андрей Ильин.



Андрей Ильин: Мы сейчас нецивилизованное общество. Съездите за границу и посмотрите, насколько там все жестко, по-социалистически. Я побывал, посмотрел специально изнутри - абсолютный социализм. Это касается, в том числе, взаимоотношений, потому что развод равен разорению. Нет понятия алиментов. Я немцев спрашиваю: "А как алименты?.." "А что такое алименты?" - говорят они. Я им долго рассказываю, они говорят: "Какие алименты? Вот сколько надо с мужика, столько и снимут". Если надо снять 80 процентов его зарплаты, с него молча снимают 80 процентов. Государство не хочет участвовать в воспитании детей. Государство не хочет отдавать денежки детям. Пусть тот, кто его зачал, денежки и дает. Поэтому все очень крепко, все регулируется законом. И это касается в первую очередь межличностных отношений. У нас почему-то есть железный постулат: мужчина в семье ничего не значит, это - досадное недоразумение, семью создает женщина. Как только она это понимает, как только ей это делегируется, это позволяет ей манипулировать мужчиной, ибо она отвечает за детей. Я не скажу про Запад, там другой менталитет, но у нас дети остаются с женщинами, с матерями. И поэтому дается право женщине, не спрашивая мужика, облюбовать себе мужика, забрать его, подчинить его, запрограммировать его и держать возле себя всю оставшуюся жизнь, хочет он того или не хочет. А у нас обратное: женщина ждет, что придет какой-то мужик и создаст с ней семью. Это главная катастрофическая ошибка, потому что мужик по своей природе кто? Самец. Он бегает, он, извините меня, семя разбрасывает. А женщина ждет: вот этот придет, и этот - да... Опять не тот, опять не тот, опять не тот...


Это всегда так, есть мужской мир и женский мир. Женщины не могут влезть в мужской мир, равно как и мужчины в чем-то не могут влезть в женский мир, где женщины тянут детей, что бы ни было. И эти два мира не могут понять друг друга. Все очень тяжело и трудно живут, каждый в своем мире, и еще усугубляют это тем, что одни изображают стерв, другие изображают крепких мужиков, которым не страшно выкинуть жену вместе с ребенком на улицу, и все это не соответствует действительности. Нет интеллигентности. Вот самые крепкие какие браки? Восточные. Абсолютно не страдают там дети. Женщины в рамках этих четко узаконенных правил счастливы, потому что они будут обеспечены, потому что дети будут накормлены, напоены.


И поэтому как только мы все законы отбрасываем, начинается анархия. Поэтому первое, что нужно сделать в рамках семьи, - законы создавать. Ведь законы, они не унижают. Когда мне вдруг жена устраивает скандал непонятно почему, регулируя какую-то свою обиду, регулируя какое-то свое неудобство, я начинаю отвечать адекватно. Но как только появляется закон, меня не угнетает закон, который гласит, что я не имею права убивать человека. Поэтому как только создается внутренний закон семьи, начинается очень благополучная, милая, созидательная жизнь. А когда все пластаются, доказывая собственную значимость, это все равно распадается все.


В женщине заложено такое самопожертвование ради детей. Мужики более эгоистичны, они более любят себя, природно все это обусловлено, не то что они такие мерзавцы. Все роли расписаны природой. Женщина бедная тянет лет до 16 ребенка, все для него отдает, все, что возможно. Мужик ничего не делает, мерзавец и подлец. Но в 16 лет женщина выбрасывает из головы детей, выбрасывает, она понимает, что она не справляется дальше, что она не может справиться с подростком, она не может ему ничего дальше дать. И вот дальше должен мужик подхватывать этого ребенка, и всю оставшуюся жизнь он должен уже отдавать ему. Поэтому не надо обижаться за те 15 лет, пока она как бы так присутствует номинально, потому что он потом остальные 20 лет должен его подталкивать и тащить в этой жизни. И я кошмарную вещь наблюдал. Женщина, мать, которая полностью себя отдавала ребенку, она не замечала ничего - наркотики, не наркотики, она отключалась, она не замечала ничего, не видела, и она не могла с этим бороться. И тут приходил какой-то мужик, начинал бить, начинал кричать, начинал воспитывать. Женщине трудно, у нее инстинкты материнства сидят. Ну, не вытравить инстинкты материнства. С другой стороны, это их творчество, они там созидают все, что угодно, равно как они создают мужика.


Просто мужики сейчас, на самом деле, несчастные создания, потому что мужчины плохо реагируют на ломку внешних условий. Они герои, на амбразуру могут броситься. Но так, чтобы долго и нудно что-то делать, ему очень психологически трудно. Поэтому мужчины в очень тяжелом мире сейчас живут. Как ни странно, все эти наши метаморфозы перестроечные, они ударили в первую очередь по мужчинам. Поэтому мужчинам нужно на переломе истории помогать. В этом отношении мужчины - те же детишки. Давайте ничего не будем ломать. Как природой обусловлено, как она сделала ради детей... Очень хорошая гражданская война для начала, а потом все успокоились и давайте созидать, мирно, спокойно растить детей и получать от этого удовольствие.



Тамара Ляленкова: Таким образом расставил акценты писатель Андрей Ильин. По его мнению, семейная жизнь нуждается в жесткой регламентации, все равно какой - внутренней или внешней, социальной. В противном случае родительский долг будет существовать исключительно на уровне инстинкта, скорее всего материнского. Экономический аспект этой проблемы мы обсуждали с профессором, доктором экономических наук Людмила Рженицыной.


XS
SM
MD
LG