Ссылки для упрощенного доступа

«ФСБ будет сложнее добывать липовые экспертизы»


Ученые празднуют маленькую победу над могущественным ведомством

Следствие по делу Олега Коробейничева длилось почти год. Однако сотрудникам ФСБ так и не удалось найти доказательства того, что ученый действительно разгласил государственную тайну. По версии следствия Коробейничев передал научно-исследовательскому центру министерства обороны США секретную информацию о новых видах твердого ракетного топлива. Однако согласно заключениям экспертов, информация, которую сотрудники ФСБ интерпретировали как секретную, таковой не являлась. Дело пришлось прекратить по реабилитирующим основаниям - за отсутствием состава преступления.


Эта история не уникальна. Случаи уголовного преследования ученых, обвиненных в прямом шпионаже или разглашении гостайны, в России не редки. Стороне обвинения обычно удается доказать при помощи экспертов, что сведения, собранные из открытых источников и обобщенные научными работниками, действительно представляют государственную тайну. Впрочем, по словам ответственного секретаря Общественного комитета в защиту ученых Эрнста Черного, в последнее время представителям ФСБ все реже удается получить «удобные» экспертные заключения. А история Олега Коробейничева – уже второй случай, когда уголовное дело в отношении ученого прекращается в связи с отсутствием состава преступления:


- УФСБ по Новосибирской области приложило максимум усилий для того, чтобы доказать вину Олега Павловича Коробейничева в разглашении государственной тайны в тех работах, которые он проводил для Соединенных Штатов по контрактам, которые были заключены в рамках международного сотрудничества. Дело тянулось довольно долго, с начала 2006 года. А в марте этого года эксперты наконец передали заключения, из которых следует, что никаких тайн в деле не было. И 28 числа семья [ Коробейничева ] получила извещение о том, что дело закрыто в связи с отсутствием состава преступления.


- Здесь есть очень положительный момент. То, что делал и Общественный комитет, и правозащитные организации на протяжении очень длительного времени, все-таки дошло до научного сообщества. И сегодня бездумно (как это было в делах [Игоря] Сутягина, [Валентина] Данилова) экспертные заключения уже не пишутся. Федеральной службе безопасности становится все труднее подобрать нужных экспертов. Хотя вот дело Решетина, которое сейчас слушается в суде, - там именно так и было. Положительные (для обвиняемых – РС) экспертные заключения отодвигались в сторону, говорили, что есть новая экспертиза. Там 50 на 50. Та отодвигается в сторону до тех пор, пока не будет получено от вполне определенных экспертов нужное заключение. Так все это и продолжалось. Похоже, сегодня вот эта телега сдвинулась с места. Мне кажется, что дальше будет еще сложнее найти друзей ФСБ, которые легко пойдут на липовые экспертизы.


- То есть давление на ученых ослабевает?


- Я думаю, что это дело остановилось. Пожалуй, это были последние дела, связанные с ЦНИИМАШем и Коробейничевым. В значительной степени это связано и с тем, что последнее время идет активный процесс, направленный на освобождение Сутягина и Данилова. 19 апреля ПАСЕ рассматривало проблемы, связанные со шпиономанией. Существенно то, что была принята очень жесткая резолюция, в которой было прямо написано, что этих людей нужно освобождать. Мы, конечно, понимаем, что это политическая декларация, но она имеет значение, потому что процесс, который идет по отношению к ученому, тоже политический. Это ведь не юридические процессы. Нет доказательств вины. Там все сделано так, как хотелось каким-то людям с Лубянки, условно говоря.


Теперь в соответствии с российским законодательством у Олега Коробейничева есть все основания для обращения в суд с иском о компенсации морального вреда за незаконное привлечение к уголовной ответственности. Пока неизвестно, воспользуется ли ученый этим правом.


XS
SM
MD
LG