Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Тверском суде прошло первое заседание по жалобе адвокатов Мананы Асламазян


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.



Андрей Шарый: В Тверском суде закончилось первое заседание по жалобе адвокатов Мананы Асламазян, руководителя фонда «Образованные медиа», на незаконное продление сроков возобновления уголовного дела против их подзащитной. В середине апреля правоохранительные органы провели обыски в офисах «Образованных медиа» в рамках расследования дела против Асламазян, и фонд был вынужден приостановить работу. Асламазян не видит никакой связи между ее личными проблемами и деятельностью фонда, который занимается уже много лет, и очень успешно, обучением и образованием журналистов российских средств массовой информации.



Елена Фанайлова: Дело руководителя фонда «Образованные медиа» Мананы Асламазян, не задекларировавшей в январе при прохождении таможни чуть более десяти тысяч евро, может быть прекращено судом, поскольку оно было продлено незаконно, считает адвокат Борис Кузнецов.



Борис Кузнецов: То, что следствие изобрело абсолютно новые формы, новый институт продления сроков предварительного расследования путем восстановления пропущенных ими же сроков предварительного расследования, это просто вопрос не для юристов, это вопрос для медиков. Мы обжаловали постановление о восстановлении сроков процессуальных. Дело в том, что 31 марта закончился двухмесячный срок предварительного расследования, и они забыли этот срок продлить. И только 4-го числа они вспомнили, что нужно продлить этот срок. Но срок-то уже пропущен. А УПК института восстановления срока продления не предусматривает.



Елена Фанайлова: Что означает для Мананы Асламазян вот этот пропущенный срок следствия?



Борис Кузнецов: Это значит, что в отношении нее дело должно было быть прекращено 31 марта, что она не должна была быть подозреваемой, что немедленно должно было быть возвращена вся документация, все серверы с компьютеров. Дело должно было быть прекращено за отсутствием состава преступления.



Елена Фанайлова: Самый большой вопрос для наблюдателей: как может быть связано частное дело Мананы Асламазян, пусть даже против нее возбудили уголовное дело, хотя всем ясно, что это административное правонарушение, как может быть связано дело частного лица и дело компании, которой она руководит?



Борис Кузнецов: Вы знаете, это вопрос не юридический, это вопрос политический. Юриспруденцией здесь не пахнет. Я думаю, что с таким же успехом Манану Асламазян можно было обвинить в угоне скота с территории Туркмении. Понимаете, это уже не имеет значения, придумали бы все, что угодно. Главное – нужно остановить деятельность этой организации. Это уже политические игры, это к юриспруденции никакого отношения не имеет. Просто уголовно-правовая дубина используется для решения политических вопросов.



Елена Фанайлова: Ни у адвоката Бориса Кузнецова, ни у его подзащитной Мананы Асламазян нет уверенности в том, какое решение завтра вынесет суд.



Манана Асламазян: Длилось довольно долго сегодня, судья все выслушал. Я очень рассчитываю, что как-то она будет руководствоваться законом, когда будет принимать решение. Но я уже ни на что не рассчитываю. Адвокаты подали жалобу на незаконное продление дела. Сегодня рассматривалась не жалоба на выемку. Жалоба на выемку – мы даже уже не знаем, когда и кто ее будет рассматривать. Адвокаты подали свою жалобу на прекращение незаконно продолжающегося дела, в связи с тем, что был перерыв несколько дней, когда дело как бы не существовало. Его потом задним числом возобновили, обратный ход дали ему – такого понятия не существует в Уголовном кодексе, это первое. Второе, они считают, что дело вообще было возбуждено, уголовное, неправильно, потому что мое правонарушение должно рассматриваться в административном порядке, а не в уголовном. Третье, оно продлевается уже безосновательно долго, началось 31 января, май кончается – уже пять месяцев. На эти обстоятельства дела адвокаты подали жалобу.


Сегодня эта жалоба рассматривалась в Тверском суде по месту нахождения следственного комитета, который как бы расследует мое дело. Хотя формально никто ничего не расследует. Я один раз встречалась со следователем 9 февраля за все это время. И я по-прежнему нахожусь в статусе подозреваемой в нарушении Уголовного кодекса, и даже не обвиняемой. Я не получила документ, что я обвиняемая. То есть, с одной стороны, в отношении дела, из-за которого, собственно говоря, все должно происходить, ничего не делается, а с другой стороны, выемка документов и сейчас – заморозка счетов. Сегодня судья рассмотрела все доводы адвокатов, от прокуратуры был один человек, который молчал и никаких доводов не принес. Он, с одной стороны, не сказал, что мое дело переквалифицировано по другой статье, а с другой стороны, и не сказал, что я по-прежнему подозреваемая. Он просто молчал. И судья, выслушав все выступления, все доводы адвокатов, задав все вопросы, удалилась на размышления. Поэтому мы сейчас ждем, что решит судья. Она вправе прекратить дело.



Елена Фанайлова: Так считает Манана Асламазян, руководитель фонда «Образованные медиа».


XS
SM
MD
LG