Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На мемориальном кладбище в Беслане прошла акция "Тысяча дней без детей"


Программу ведет Арслан Саидов. Принимают участие представитель Комитета «Матери Беслана» Анетта Гадиева и представитель пострадавших от теракта в Беслане Таймураз Чеджемов.



Арслан Саидов: На мемориальном кладбище в Беслане, где похоронены жертвы теракт в школе номер 1, сегодня ночью прошла акция «Тысяча дней без детей», организованная родственниками погибших. На мемориальном кладбище вдоль аллей и на могилах зажжены свечи, которые горели всю ночь. Пострадавшие, потерявшие в теракте своих близких, призвали всех, кто вместе с ними помнит о трагедии в Беслане, в ночь на 30 мая зажечь свечи в окнах своих домов.


Говорит представитель Комитета «Матери Беслана» Анетта Гадиева.



Анетта Гадиева: Тысяча дней – это такая внушительная дата, которую никто не отмечал после смерти или гибели своих близких. Но мы решили еще раз напомнить, что есть Беслан, что есть те измученные люди, дети, которые на кладбище, и что мы, еще живые, не дадим забыть об этой трагедии. И мы решили эту ночь быть на кладбище. Сама акция должна была начаться… ну, начаться – наверное, громко сказано, мы хотели зажечь свечи все вместе, каждый у могилы своего родного, близкого человека, ребенка. Но, к сожалению, в этот день у нас был судебный процесс, где должен был нам судья зачитать решение на ходатайство, которое заявили подсудимые. И, в общем-то, мы ждали, когда судья прочитает свое решение. Судья его пытался зачитать дважды, но дело в том, что не было подсудимых, и мы не давали судье зачитать это решение.


Мы еще в своем обращении написали, чтобы жители Владикавказа, Беслана вечером зажгли свечу в своем доме, поставили на окно своего дома – как маленький огонек, который может быть виден сверху. Мы зажгли, наши родные зажгли. А что еще зажег – мы не знаем. Ну, вот мы пошли после тяжелого дня, после судебного заседания, и ночь провели на кладбище, у могил своих родных, детей. Мы пойдем в 13:05 в школу, возложим цветы. Сегодня в 13:05 будет ровно тысяча дней, когда, в общем-то, погибли наши дети.



Арслан Саидов: На судебном заседании, о котором говорила представитель Комитета «Матери Беслана» Анетта Гадиева, решался вопрос об амнистии сотрудников местного отделения милиции, которых обвиняли в преступной халатности. Представители Комитета «Матери Беслана» были возмущены тем, что обвиняемые так и не явились в зал заседаний, и даже устроили там погром. В итоге все-таки судья огласил решение: сотрудники милиции амнистированы.


В прямом эфире – представитель пострадавших от теракта в Беслане Таймураз Чеджемов. Таймураз Бицаевич, какие будут дальнейшие действия жителей Беслана?



Таймураз Чеджемов: Потерпевшие будут, по всей видимости, вероятнее всего, обжаловать это постановление, поскольку оно, мы считаем, незаконно. Я бы в несколько иной плоскости высказал позицию потерпевших. Они вовсе не против применения акта амнистии в отношении работников милиции, которые на скамье подсудимых находятся. Они против незаконного применения акта амнистии.



Арслан Саидов: В чем, по вашему мнению, незаконность этого акта?



Таймураз Чеджемов: Суть вопроса в том, что из самого содержания акта об амнистии усматривается, что амнистия применяется, и это общеизвестно, к лицам, которые совершили преступление. Это, конечно, обязывало суд на основе доказательств, которые представит обвинение, прежде чем применять амнистию, сделать вывод о том, совершили эти лица преступление, виновны они или нет. Это элементарно. Суд этого не сделал. Необходимость решения этого вопроса, тем более, обусловлена была тем, что в своем заявлении с просьбой применить к ним амнистию подсудимые указали, что они виновными себя не признают, что они невиновны.



Арслан Саидов: Ну, представители Комитета «Матери Беслана» придерживаются противоположной точки зрения. Таймураз Бицаевич, скажите, сейчас, после того, как сотрудники местного отделения милиции амнистированы, получается, что никто из официальных лиц, сотрудников правоохранительных органов не будет привлечен к ответственности в связи с терактом в Беслане?



Таймураз Чеджемов: Выходит, так. Вот совсем недавно мы вновь заявили ходатайство о привлечении к уголовной ответственности бывшего министра внутренних дел Дзантиева. При этом мы уже ссылались не на конкретные, не только на конкретные доказательства, которые имеются в деле, мы уже ссылались на доклад Парламентской комиссии, где Торшин неоднократно указывал, что в действиях этого человека есть признаки или состав преступления, предусматривающие халатность, то есть то, за что судили бесланских людей. Вот мы опять поставили вопрос о привлечении его к уголовной ответственности.



Арслан Саидов: И каковы перспективы этого дела, не ваш взгляд?



Таймураз Чеджемов: Вы знаете, трудно сказать. Мне что-то плохо верится в объективность Генеральной прокуратуры. У меня лично такое впечатление, да и у потерпевших тоже, что они решили привлечь только «стрелочников» виновных, а должностных лиц выше уровнем – я имею в виду членов оперативного штаба, по вине которых, в том числе, эта трагедия и случилась, и пришла к такому финалу, – их привлекать не хотят.



Арслан Саидов: Но, получается, и «стрелочники» привлечены не будут.



Таймураз Чеджемов: Ну, вот «стрелочники» привлечены, но амнистированы. И, видите, вопрос в том, что они не названы виновными. А женщины Беслана, ведь они не хотят крови, они не хотят, чтобы кого-то посадили или что-то. Они просят одно: «Назовите нам виновных». Потому что виновные эти очевидны. Не может же быть… Вон в Швейцарии привлекли 8 человек за халатность, а здесь погибли 187 детей одних, а виновных нет. Хотя их вина, мы считаем, абсолютно очевидна. Вот в чем проблема. Их не привлекают.


XS
SM
MD
LG