Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги "Марша несогласных" в Воронеже


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие редактор сайта «Правда Беслана», представитель коалиции «Другая Россия» Марина Литвинович.



Арслан Саидов: У нас в прямом эфире Марина Литвинович, редактор сайта «Правда Беслана», а также представитель коалиции «Другая Россия», которая провела вчера в Воронеже очередной «Марш несогласных». В нем принимала участие и Марина Литвинович.


Марина, складывается какая-то непонятная картина. С одной стороны, акция в Воронеже была разрешенной, с другой стороны, ОМОН все-таки препятствовал участникам собраться в определенном месте. Что же все-таки произошло вчера?



Марина Литвинович: Ну, если рассказывать по порядку, то ситуация выглядела так. Где-то за неделю до митинга организаторами «Марша несогласных» было получено согласование от властей на то, что это мероприятие пройдет в центре города, на Площади Ленина. И буквально за сутки до «Марша несогласных» власти предприняли попытку это согласование аннулировать, сказать, что на Площади Ленина Марш не пройдет, и предложили другую площадь, которая находится примерно в двух километрах от Площади Ленина, возле набережной, туда не ходит общественный транспорт, в общем, место достаточно далекое – Адмиралтейская площадь.


Что вышло на самом деле? Люди все-таки стали собираться на Площади Ленина, потому что вся агитация была направлена на то, что сбор происходит именно там. Собралось к пяти часам вечера примерно человек 400-500, и люди начали двигаться в результате на Адмиралтейскую площадь. Гарри Каспаров попытался присоединиться к людям, но ОМОН просто не пустил его. Его плотно окружали 30 сотрудников ОМОНа, которые не давали ему пройти в ту сторону, куда двигалась колонна. И мы двинулись через весь город, буквально почти сразу столкнулись с милицейским кордоном. Это был милицейский кордон, не омоновский. И мы предприняли попытку договориться, то есть объяснить, что мы идем на место разрешенного митинга, на Адмиралтейскую площадь, просим нас пропустить. Мы шли спокойно по тротуару. Все эти переговоры заняли, наверное, полчаса, потому что никто из сотрудников милиции не мог принять решение, не мог взять на себя эту ответственность.


В результате нас все-таки пропустили, но, к сожалению, нас повели в окружении большого числа сотрудников милиции, которые следили за порядком, повели нас, как я понимаю, круговой дорогой. То есть мы шли не два километра, которые, в общем-то, до этой площади, а, наверное, все пять или шесть километров. И с учетом того, что была 32-градусная жара, очень многие люди, пожилые люди, которые пришли на Площадь Ленина, они просто физические не смогли дойти до конца маршрута, до Адмиралтейской площади. Поэтому мы вышли в одном количестве, а дошли, к сожалению, в другом. Кроме этого, во время шествия колонны происходили совершенно чудовищные вещи, когда примерно по пять-шесть сотрудников милиции наскакивали на кого-то из людей, выхватывали из толпы, не объясняя ничего, не предъявляя документов, забирали людей в милицейские машины, в милицейские автобусы. Таким образом они арестовали почти всех активистов воронежских и часть людей из Москвы.


Когда мы дошли до Адмиралтейской площади, а это все заняло примерно, весь путь занял час, если не больше, то на площади нас ждал Гарри Каспаров, там были еще люди, которые сразу пришли на Адмиралтейскую. И там уже состоялось такое неформальное общение, обсуждение прошло того, что происходило. Но буквально через полчаса, как мы пришли туда и начали общаться, ОМОН неожиданно выстроился в цепочку и достаточно быстро и жестко зачистил площадь митинга, нас всех оттуда вытеснив. Это было очень странно, потому что это произошло примерно полседьмого, а время, разрешенное на проведение митинга, у нас было до семи вечера. То есть в нарушение, собственно, правил нас за полчаса почему-то с митинга вытеснили.



Арслан Саидов: Это уже не первая акция протеста, «Марш несогласных» оппозиции. Я уже, наверное, потерял счет количеству этих акций. И практически всегда и везде, наверное, за исключением Самары, милиция препятствует проведению этой акции протеста, где-то более жесткими методами, где-то более мягко, как вчера это происходило. На ваш взгляд, почему такие действия правоохранительных органов происходят? Ну, казалось бы, собрались люди, высказали свою точку зрения, никому не мешают, так нет, все-таки как-то пытаются оттеснить, разбить, арестовать…



Марина Литвинович: Вы знаете, все начинается с очень странного поведения властей местных, которые с самого начала начинают акции не согласовывать, переносить их в другие места или незаконно менять форматы наших мероприятий. Потому что мы всегда заявляем шествие, и нам почти всегда, да, в общем, всегда шествие запрещают. То есть если бы власти местные с самого начала шли на какую-то переговорную позицию, понимали наши пожелания, и не только пожелания, а наши конституционные возможности проводить такие мероприятия, если бы они шли хоть немножко навстречу, то не было бы этого силового беспредела. Потому что, например, вчера люди спокойно и мирно шли на разрешенное место митинга, и даже в этом им препятствовали, и даже при этом людей просто без предъявления документов, без предъявления обвинений забирали в милицию.



Арслан Саидов: Что же так раздражает власти? Уж чего такого вы требуете? Путина в отставку? Или призываете к народному восстанию?



Марина Литвинович: Власти боятся в первую очередь того, что они понимают, они чувствуют, что люди недовольны. Люди, живущие по всей России, недовольны бедностью, недовольны коррупцией, недовольны тем, что страна идет в неправильном направлении, потому что власти России делают все, чтобы страна не развивалась. Люди реально чувствуют, что жизнь их ухудшается, что за все надо платить - за образование, за обучение, что везде нужны взятки, что в институте, что в поликлинике, что в суде. И недовольство людей, естественно, связано с системой государственной, которая не просто неэффективна, а она работает против человека, работает против граждан. И люди недовольные, они этот протест начинают выражать. Очень многие пока боятся его выражать, они просто на кухнях сидят обсуждают или в кругу семьи, но уже значительное число людей все-таки готово выходить на площадь и отстаивать свое право жить нормально в своей стране.



Арслан Саидов: Но вот аргумент кремлевских политологов, кремлевской пропаганды – это «вы же меньшинство». Посмотрите на количество участников этих акций протеста – 100-150 человек. И кроме того, говорят, что это одни и те же люди, которые просто переезжают из одного города в другой город. Что вы можете ответить на это?



Марина Литвинович: Я могу ответить только одно, что вот мы посмотрим на «Марш несогласных» в Питере 3 марта, там приняло участие примерно 6-7 тысяч человек. Это одна из самых массовых акций, которая была. В Москве 14 апреля тоже было около 5 тысяч, по нашим подсчетам, из тех, кто в разных местах города собирался и шел в двух колоннах, которые удалось построить. Но, понимаете, у власти нет никакой защиты, потому что она показывает пальцами на нас, но все, что она нам может противопоставить, это тысячи проплаченных студентов, которых за бесплатно свозят в Москву, или москвичей-студентов, которым платят по 300 рублей, и они выходят постоять на митинг с флагом. Эти люди не идейные, они не имеют идеи, они не будут защищать эту власть, если перед ними встанет такой выбор. А на наши митинги выходят люди идейные, они готовы отстаивать свои убеждения и готовы сидеть в милиции. Хотя чаще всего это происходит незаконно. Но я имею в виду, что пусть нас мало, но эти люди выходят защищать свои права не за деньги, а потому что им просто не нравится то, что происходит в стране.



Арслан Саидов: «Другая Россия» подает все новые и новые заявки на проведение «Маршей несогласных». Вскоре они будут проходить, наверное, каждую неделю, если не каждый день. Как долго вы будете проводить эти акции протеста? Они будут продолжаться до парламентских выборов или до президентских выборов? Какова ваша конечная цель?



Марина Литвинович: Пока я с уверенностью могу сказать, что 9 июня «Марш несогласных» состоится в Санкт-Петербурге, 11 июня «Марш несогласных» состоится в Москве. И я думаю, что до сентябрьского периода у нас акции пока прекратятся. Это связано, конечно, и с тем, что лето наступает. Я думаю, что акции возобновятся в сентябре, и конечно же, я думаю, что избирательная кампания по выборам в Государственную Думу, эти выборы, в которых мы не принимаем участия, они будут сопровождаться «Маршами несогласных» - тех людей, которые выключены из выборов, выключены из участия в них. И, соответственно, я думаю, что до президентских выборов это будет продолжаться.



Арслан Саидов: «Марш несогласных» - это такой ключевой момент в политике, в действиях «Другой России». Есть ли в вашем арсенале другие инструменты?



Марина Литвинович: У нас в июле, буквально через месяц с небольшим, пройдет конференция большая «Другой России», где будут обсуждаться два ключевых вопроса. Первый вопрос – это будет обсуждение Программы национального согласия. Это программа того кандидата в президенты, который будет выдвинут «Другой Россией». А также на конференции будет обсуждаться способ выдвижения кандидата. Как вы знаете, сейчас уже несколько человек заявили о себе, и мы хотели бы провести своеобразный праймериз, то есть ряд процедур, которые бы определили отношение граждан к этим кандидатам. Здесь я говорю и об опросах разных по всей России, о круглых столах, о дискуссиях. Мы планируем проводить даже дебаты между нашими кандидатами, и в силу того, что у нас нет никакого доступа на телевидение, мы просто будет распространять бесплатно DVD -диски и кассеты с записями этих дебатов, чтобы люди могли посмотреть и отнестись как-то к тем людям, которых будет выдвигать «Другая Россия».



Арслан Саидов: Вы сейчас можете назвать список на сегодняшний день тех кандидатов, которые могут стать кандидатами в президенты от «Другой России».



Марина Литвинович: На сегодняшний день этот список пока неполный, но о чем мы говорить на сегодняшний день, среди этих кандидатов рассматриваются Михаил Касьянов, Геращенко, бывший председатель Центробанка, и один из вариантов – это выдвижение Буковского, диссидента известного советского, которого обменяли на Луиса Корвалана. Вот три кандидата, которые потенциально могут рассматриваться конференцией как те кандидаты, которые будут представлены людям. Мы же не в Кремле, мы ничего кулуарно выбирать не будем. Мы хотим представить кандидатов другим людям, гражданам обычным.


XS
SM
MD
LG