Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как ухаживать за кожей летом


Ольга Беклемищева: Сегодня мы подходим к нашей традиционной летней теме о том, как беречь кожу летом. Дело в том, что в предыдущей передаче часть слушателей резонно поставили вопрос о профилактике заболеваний, прежде всего, раковых заболеваний. И в том числе, эта передача, я надеюсь, ответит на этот немаловажный вопрос. Но все-таки она адресована гораздо большему числу слушателей просто потому, что мы должны научиться правильно и грамотно относиться к своей коже летом, а особенно в период такого глобального потепления, озоновых дыр и прочих неприятных ситуаций, которые могут спровоцировать различные кожные заболевания.


Итак, у нас в гостях сегодня – доктор медицинских наук, заведующая отделением эстетической медицины Медцентра при ГлавУпДК МИД России Валентина Владимировна Сапрыкова.


Валентина Владимировна, что же происходит с кожей летом? Почему именно летом нужно ей уделить побольше внимания, чем в обычной ситуации?



Валентина Сапрыкова: Мы так долго ждали лета и мечтали о том, что мы понежимся на солнышке и получим положительные эмоции. Но, к сожалению, солнышко и не друг, и не враг... А вот как – мы сейчас и попробуем разобраться. Как положительный, так и отрицательный фактор инсоляции всем уже известен. Начнем с положительного. Инсоляция усиливает выработку витамина D , тем самым уменьшает появление рахита. Это очень важный, между прочим, момент на всем Земном шаре.



Ольга Беклемищева: Да, надо помнить, что рахит не является как бы преодоленным заболеванием. К сожалению, мы очень часто наблюдаем детей с выраженными признаками рахита.



Валентина Сапрыкова: И не только у нас, но и на всем Земном шаре.


Солнце укрепляет систему кровообращения, укрепляет нервную систему, повышает иммунитет, лечит некоторые кожные заболевания, такие как некоторые формы псориаза, не все формы атопического дерматита, туберкулез кожи. Еще есть очень много данных психоневрологов о том, что инсоляции уменьшают количество депрессий...



Ольга Беклемищева: Да, говорят, что эндорфины просто-таки увеличиваются в результате загорания.



Валентина Сапрыкова: И суицидных случаев тоже уменьшается большое количество. То есть статистика говорит об этом.


Однако есть и отрицательный фактор солнечного воздействия, к сожалению. Интенсивный загар способствует развитию как фотостарения кожи, и об этом очень много сейчас говорят, но и самое неприятное – это то, что вызывает рак кожи, в том числе и злокачественную меланому, которой сейчас уделяется большое внимание, потому что во всем мире процент заболеваемости вырос в два раза.



Ольга Беклемищева: И вот как раз недавно прошел, по-моему, Международный день, посвященный профилактике или диагностике меланом.



Валентина Сапрыкова: Да, диагностике. 21 мая был проведен Всемирный день диагностики меланомы. Специализированные дерматологи были оснащены видеокамерами, иммерсионными дермаскопами совершенно бесплатно.



Ольга Беклемищева: В том числе и в платных поликлиниках.



Валентина Сапрыкова: Да, и в платных поликлиниках. Мы смотрели все пигментные образования, на которые жаловались пациенты.



Ольга Беклемищева: И что-то удалось обнаружить?



Валентина Сапрыкова: К сожалению – да. Несмотря на то, что лично я посмотрела не очень много клиентов, но, тем не менее, была выявлена у достаточно молодого человека меланома, и уже с отсевами. Это очень печальный факт. Мы его, конечно, отправили к онкологу. А вот чем раньше выявлена эта меланома, тем больше шансов, тем лучше у него прогноз.



Ольга Беклемищева: Вот после того, как мы обрисовали всю эту негативную ситуацию, которая возникает в результате повышенной инсоляции... Тут, наверное, очень важно подчеркнуть, что...



Валентина Сапрыкова: Да, именно повышенной.



Ольга Беклемищева: ...простое нахождение на улице по дороге с работы домой и из дома на работу, оно не настолько опасно и, в общем, не требует каких-то специальных мер защиты. А вот пребывание на солнце с какого момента уже нужно обсуждать именно как медицинскую процедуру, которая требует определенной подготовки?



Валентина Сапрыкова: Вы знаете, вообще в настоящее время считается, что безболезненным для человека пребыванием на солнце является до 10 часов утра и с 17 часов вечера.



Ольга Беклемищева: А раньше считалось: до 11 и с 16 часов.



Валентина Сапрыкова: Да. Ну, просто потому, что дыры опять эти озоновые образовались, и прохождение этих жестких лучей увеличилось.



Ольга Беклемищева: А вообще-то солнечное излучение физики, насколько я знаю, делят на три вида – А, В и С. Причем один из них очень редко достигает поверхности Земли, а только во время вот этих самых дыр.



Валентина Сапрыкова: Да. И вот он-то как раз самый опасный.


И я хотела бы сказать, что вообще пребывание на солнце, как я уже сказала, и полезно, и вредно, тем не менее, нужно знать о том, что безгранично, даже под навесом сидеть не очень полезно.



Ольга Беклемищева: А что, под навесом тоже можно сгореть?



Валентина Сапрыкова: И не только сгореть, но и получить ожог. Теневые ожоги тоже известны. Существует такое понятие, как «теневой загар», даже бывают ожоги. Но ожог можно получить даже... переохлаждение, так же как и перегревание, очень вредно для организма. И вот перегревание, оно может произойти не только тогда, если человек обнаженный купается, и думал: «Я вот столько купался, а теперь я могу позагорать». И вот считается, что 1,5-2 часа достаточно для того, чтобы получить достаточную дозу положительных факторов на кожу и на организм.



Ольга Беклемищева: Причем туда должно включаться именно и время пребывания в воде.



Валентина Сапрыкова: Да, и время пребывания в воде. Потому что если ты плаваешь, ну, где-то на 50 сантиметров твое тело находится в воде, то 60 процентов солнечного излучения человек все равно получает. И даже если вы находитесь в одежде, то тоже можно получить достаточно серьезное повреждение, особенно если ты в синтетической одежде, если ты мокрый, если одежда мокрая, то она пропускает от 20 до 60 процентов излучения. А хлопок – всего 6. Поэтому призываю носить хлопковую одежду.


Грудным детям, конечно, тоже не рекомендуются прямые солнечные лучи. И те люди, которые имеют большое количество родинок...



Ольга Беклемищева: А какое это большое количество?



Валентина Сапрыкова: Вы знаете, есть люди, которые с рождения имеют несколько родинок, то это считается... вот более 3-х – уже считается много, с рождения. Но сейчас все больше и больше появляются так называемые множественные лентиго – поверхностные такие дерматологические образования пигментные, которые не выступают над поверхностью кожи, и независимо от человека, как он считает, увеличиваются.



Ольга Беклемищева: Просто темные пятнышки, включенные в кожу? Или они даже по цвету не отличаются?



Валентина Сапрыкова: Нет, они отличаются. Они такие, вы знаете, как веснушки, но чуть-чуть побольше. И они иногда распространяются по всему телу. И растут они и в зависимости от состояния внутренних органов – пигментный обмен, печеночные дела, желчевыводящие пути, но и плюс ко всему - инсоляция. Сейчас очень модно стало принимать солярии, очень хочется быть красивым, но нужно думать о том, что это очень вредно.



Ольга Беклемищева: Любой солярий? Ведь говорят, что вертикальный, с такими лучами...



Валентина Сапрыкова: И вертикальный, и горизонтальный...



Ольга Беклемищева: Все равно?



Валентина Сапрыкова: Все равно это имеет больше негативных факторов, чем позитивных. Конечно, прямые солнечные лучи хорошо. Но у нас их мало, мы, в общем-то, северная страна. И поэтому мы стараемся куда-то в холодное время уехать на Юг, позагорать. Но это стресс для нашей кожи, для нашего организма, для нашего иммунитета. И нужно об этом помнить, и всегда как-то пользоваться защитными средствами, начиная... Вы знаете, есть люди, у которых есть аллергия на солнышко, тогда вот они должны начинать пользоваться фотозащитными средствами, где-то начиная с марта, предотвращая это воздействие солнца.



Ольга Беклемищева: Валентина Владимировна, вот мы перешли таким плавным и естественным путем к солнцезащитным средствам – кремам, лосьонам. Но вы знаете, бытует мнение, что все это некая фармакологическая фишка или разводка даже, что, в принципе, если человек, скажем, от природы достаточно смуглый, то ему все это не нужно. А вообще, какая-то физиологическая основа есть под этим всем бесконечным множеством различных кремов и лосьонов?



Валентина Сапрыкова: Безусловно.



Ольга Беклемищева: А в чем она состоит?



Валентина Сапрыкова: Во-первых, действительно, существует несколько фототипов кожи человека. И если смуглый человек может под прямыми солнечными лучами полчаса безболезненно простоять, то если это же самое проделает блондин, то он будет похож на вареного рака. Потому что меланин, который находится в коже, он является защитой, своего рода защитой от солнечных лучей.



Ольга Беклемищева: Но чем его меньше, тем блондинистее человек, да?



Валентина Сапрыкова: Да, тем блондинистее человек, тем больше он требует защиты. И вот фотозащитные средства, которые сейчас разработаны, с каждым годом они становятся все более эффективнее и менее опасными для человека, то есть химических компонентов там меньше, там появляется такая защитная пленка, которая пропускает только определенную длину волны лучей солнечных. А мы знаем, что до 315 нанометров – это лучи, которые вредны для организма, а большая длина волны, она вызывает как раз пигментацию кожи ту, которую мы хотим. А вот те вредные факторы, они не проходят, когда мы покрываем кожу современными фотозащитными средствами.



Ольга Беклемищева: И как их надо к себе применять, подбирать?



Валентина Сапрыкова: Подбирать нужно очень индивидуально, конечно. Если у вас достаточно реактивная кожа, очень чувствительная... Ведь есть очень много таких людей, которые страдают куперозом или вообще аллергией...



Ольга Беклемищева: А вообще купероз – в любом случае, это признак именно такой суперчувствительной кожи?



Валентина Сапрыкова: Безусловно, да.



Ольга Беклемищева: Купероз, я напоминаю нашим слушателям, - это такая мелкая сосудистая сеточка или звездочки.



Валентина Сапрыкова: Человек при малейшем воздействии тепла, солнца становится красным, появляется сосудистая сеточка. И вот при такой коже чувствительность к любым, даже любым косметическим средствам неоднозначна. Поэтому им всегда нужно проводить тестирование.



Ольга Беклемищева: А как его проводят?



Валентина Сапрыкова: Тестирование – это наносить небольшое количество этого крема или мази, или лосьона, или чем вы будете пользоваться, на внутреннюю поверхность предплечья. И если через 24 часа здесь не появится эритема, то есть если не будет такой вот выраженной...



Ольга Беклемищева: ...красного отека.



Валентина Сапрыкова: ...да, то этот крем можно применять.



Ольга Беклемищева: Понятно. А вот, в принципе, может быть, есть какие-то народные средства? Многие же любят что-то совсем без химии. Или совсем без химии нельзя?



Валентина Сапрыкова: Вы знаете, совсем без химии можно, но это не всегда показано, потому что защиты как таковой... Ну, вот тальк содержащие... ну, это не очень красиво будет выглядеть. Единственное, что очень хорошо пользоваться народными средствами, если, упаси Бог, вы обгорели или просто появилась какая-то гиперемия после, даже не доходя до ожогов. То, бывает, люди пользуются спиртовыми растворами, чтобы как бы задубить этот ожог, но этого делать не надо – вы только усугубите это состояние. Нужно пользоваться кисломолочными продуктами или, конечно, химией, как вы говорите – специальными косметологическими средствами, которые разработаны с той целью, чтобы защитить и регенерировать ту кожу, которая у нас обгорела.



Ольга Беклемищева: Но вообще кожа, она же, действительно, такая достаточно «дешевая» ткань для организма, она легко обновляется, легко сбрасывается, нарастает. Может быть, все-таки с ней можно так...



Валентина Сапрыкова: Фривольно относиться к ней не надо.



Ольга Беклемищева: Не надо?



Валентина Сапрыкова: Ни в коем случае.



Ольга Беклемищева: Вот видите, уважаемые слушатели, я изо всех сил пытаюсь как-то облегчить жизнь, но не получается. Потому что, действительно, сейчас происходят очень интересные и неоднозначные процессы, я имею в виду и с солнцем, и с атмосферой, и с нашей, так сказать, экологической ситуацией, которые не оставляют нам выбора. Мы не должны полагаться на авось в таком деле, как защита своей кожи летом. Вот это так.


Но давайте подытожим как бы основные пункты, которые мы хотели бы донести до наших слушателей по этому вопросу. Если родинок много, то загорать надо как можно меньше.



Валентина Сапрыкова: Ограниченно. И лучше – в тени.



Ольга Беклемищева: Если человек светлый, то тоже начинать загорать надо с кремами с очень высокими факторами защиты – так это называется...



Валентина Сапрыкова: Да. 30-40 – не меньше. Вот очень многие люди говорят: «Я же применял 10-15», - нет, этого недостаточно. Если вы блондин с голубыми глазами и светлыми волосами...



Ольга Беклемищева: Настоящий ариец, да?



Валентина Сапрыкова: ...да, то вам нужно применять достаточно серьезные... вот начинать с достаточно серьезных факторов защитных, и потом потихонечку можно уходить. И тогда гарантирован хороший, красивый загар и хорошее настроение.



Ольга Беклемищева: И нельзя, к сожалению, считать себя полностью защищенным от жесткого излучения, даже если вы в тени долгое время находитесь, даже если вы в одежде. То есть ограничить надо пребывание на свежем воздухе.



Валентина Сапрыкова: На свежем воздухе только после 17-ти можно гулять, отдыхать и до 10-ти часов.



Ольга Беклемищева: Ну вот, я надеюсь, что, по крайней мере, эти правила, они уже будут интересны.


А вот все-таки если, ну, так сложилась ситуация, что подольше мы находимся на воздухе... ну, много же дачников, много любителей покопаться в земле, все равно какие-то процессы... то же самое фотостарение, о котором вы говорили... Кстати, чем оно и отличается от истинного старения, и как его можно повернуть потом обратно?



Валентина Сапрыкова: Конечно, это не фатальное состояние, и его можно повернуть обратно, но очень сложно. Почему? Потому что начинается истончение кожи, появляются пигментные пятна, типа хлоазмы, как у беременных женщин появляются пигментные пятна, так и при активной инсоляции тоже появляются пигментные пятна, особенно если имеется какая-то патология внутренних органов, типа холецистита, панкреатита, то вам обеспечены...



Ольга Беклемищева: Заболевания желудочно-кишечного тракта.



Валентина Сапрыкова: ...да, желудочно-кишечный тракт, то вам обеспечены пигментные пятна, которые появляются после солнечного загара.



Ольга Беклемищева: И что с ними надо делать?



Валентина Сапрыкова: Вот тут уже должны подключаться не только домашние средства, которыми являются все фрукты и овощи, которые существуют, и их можно, в общем-то, накладывать на лицо – и огурцы, и клубнику, если нет никакой аллергии. То есть вот все то, что мы едим, мы все можем положить на лицо и помочь ему восстановиться. Во-первых, прежде всего, нужно восстановить водный ресурс кожи, потому что это самое главное, это самая главная составная часть кожи – вода.



Ольга Беклемищева: Да, почти 85 процентов воды.



Валентина Сапрыкова: Да. А вот на солнце она как раз испаряется. И нехватка воды, вот это дисгидротическое состояние, оно и приводит к пересушиванию эпидермиса, к появлению шелушений, пигментных пятен и к появлению морщин нежелательных.



Ольга Беклемищева: То есть как можно больше пить.



Валентина Сапрыкова: Пить надо не меньше воды, именно воды, а не кофе, не соков, ничего другого. Все вы можете пить, но воды вы должны в летний период пить не менее 2 литров, и без газа.



Ольга Беклемищева: И это правильно. Я тоже не люблю газировку.


Вот мы можем как-то потом потихонечку избавиться от фотостарения, избавиться от пигментных пятен. А это означает ли, что мы избавимся от них навсегда? Или, условно говоря, мы их заретушировали, и следующим летом они непременно снова появятся?



Валентина Сапрыкова: Вы знаете, гарантировать, что они не появятся, мы не можем. Но если у вас уже появилось однократно это, то вы уже будьте настороже и постарайтесь к следующему лету подготовиться и не допустить их возникновения. Они могут появиться... если вы подлечились за весенне-зимний период, они могут уйти, практически их не будет видно, но при новой перегрузке со стороны солнышка вы можете получить эти пигментные пятна на других участках кожи. То есть предрасположенность кожи уже имеется, и усугублять ее не надо.



Ольга Беклемищева: То есть некая такая порочная тропинка протоптана, да?



Валентина Сапрыкова: Да. И пожалуйста, постарайтесь больше не повторять этих ошибок.



Ольга Беклемищева: А что еще можно посоветовать? Скажем, ведь летом мы не только на солнышке находимся, но мы и много купаемся, и посещаем бани, сауны, и прочие дачно-загородные удовольствия. Вот в этом смысле какие надо меры предосторожности принимать?



Валентина Сапрыкова: Вы знаете, я забыла сказать о том, что когда человек купается в море, например, то он обязательно должен принимать пресный душ. Потому что вот эти солевые капельки, они тоже будут линзами для солнца и будут способствовать тому, чтобы появлялись и ожоги, и появлялись пигментные пятна.


И что нужно делать в огородных условиях. Когда мы применяем всякие домашние средства против загара – это все очень хорошо. Но мы должны еще обязательно носить головной убор, чтобы так называемый «теневой загар» у нас все-таки был, искусственный, но вот «теневой загар» на лице. Потом мы обязательно должны помнить о том, что у нас есть инфекция, которая может обостриться в период лета, когда идет влажность в достаточном количестве. И получается, что тепло и сыро – и тогда вот эти все микробы, которые могли иметь место... заболевание в скрытой форме, оно может обостряться. Это грибковые заболевания кожи...



Ольга Беклемищева: К сожалению, сейчас достаточно распространенное.



Валентина Сапрыкова: Да. Это дисгидротические состояния кожи.



Ольга Беклемищева: Это как раз то, о чем вы говорили, когда воды нет.



Валентина Сапрыкова: Да, когда воды нет. И вроде появляются пузырьки на кистях и стопах, появляются трещины – это как раз нарушение водно-солевого обмена. Поэтому, пожалуйста, пейте побольше воды.



Ольга Беклемищева: Это вполне посильно. И я думаю, что в этот раз мы даем как раз такие рекомендации, которым легко следовать. Просто лучше бы об этом не забывать.


Валентина Владимировна, вы начали рассказывать о том, что солнце, в общем, способно провоцировать ряд заболеваний. А каких именно?



Валентина Сапрыкова: Прежде всего, те, которые имеют место быть, но как бы дремлющие состояния. И несмотря на то, что солнышко иногда лечит заболевания такие, как псориаз, атопический дерматит, не все формы, но чаще всего, оно может являться и стрессовым, и пусковым моментом для развития тех заболеваний, которые имеют место, но, так сказать, ведут себя тихо и не проявляют себя. Но вот эти походы в бани, в сауны, вот это мокрое состояние, тепло и мокро – и инфекция, конечно, начинает развиваться. В том числе и грибковая инфекция. Не хотелось бы говорить, но существует еще и чесотка, которая появляется периодически, ну, может быть, оттого, что какие-то не соблюдены санитарно-гигиенические нормы.



Ольга Беклемищева: А ведь нельзя гарантировать, что каждая нынешняя вольная, коммерческая сауна их соблюдает, да?



Валентина Сапрыкова: Да. И даже солярии, иногда горизонтальные солярии... имеет место необработка после пациента и заражение.



Ольга Беклемищева: Уважаемые слушатели, давайте в них не будем ходить вообще.



Валентина Сапрыкова: Меня убьют!



Ольга Беклемищева: А мы скажем, что это было нашим собственным решением.


И до нас дозвонилась Александра Никитична из Москвы. Здравствуйте, Александра Никитична.



Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к доктору. Мне 60 лет. Вот у меня все эти болячки, которые вы назвали, - панкреатит, гастрит и холецистит. Но дело в том, что я не загораю. Вы сказали, что от загара бывают вот эти пятна. У меня сначала появились на руках – от кисти и вверх – белые пятна, вот как мелкий горох рассыпан. А потом уже периодически они поднимаются все выше и выше. В этом году я увидела, что выше эти белые пятна поднимаются. А вот снизу – то ли эти белые пятна превратились в коричневые, то ли они сами по себе. Скажите, пожалуйста, что мне делать?



Валентина Сапрыкова: Это очень хороший вопрос. Учитывая то, что у вас имеется этот букет заболеваний желудочно-кишечного тракта, то уже имеются и нарушения обменных процессов в коже. Потому что кожа обладает еще и выделительной функцией. И как раз вот эти выделительные функции из желудочно-кишечного тракта и меняют РН кожи, меняют структуру кожи – и появляются так называемые дерматокисты. Вот те белые образования, о которых вы говорите, - это дерматологические кисты, которые со временем превращаются в пигментные пятна. Мы привыкли их называть себорейными, но вообще их называют в литературе «старческие». Но они появляются не только от возраста, после 60-ти, а они появляются и до 35 лет. И появляются они чаще всего, как вы выразились, на руках, на тыльной поверхности кистей, и постепенно они увеличиваются и увеличиваются.


Что с ними делать. Во-первых, конечно, нужно сходить к дерматологу, чтобы он посмотрел, какова структура этих пятен, посмотрел, как глубоко они залегают. И что нужно делать. Во-первых, методов лечения очень много, но ни в коем случае не гормональными мазями. Существует ультразвуковая терапия и физиотерапевтические, и дерматологические методы лечения. Но обязательно нужно подобрать индивидуальный, свой подход к этим препаратам. И лечение только кожи, не компенсируя ту патологию, которая есть у вас, эффекта не даст. Это будет перманентное состояние, если вы будете лечить только кожу и не будете заниматься своими внутренними органами, потому что это неразрывно связано.



Ольга Беклемищева: Еще и к гастроэнтерологу, конечно.



Валентина Сапрыкова: Да, безусловно.



Ольга Беклемищева: А вот если просто привести в порядок желудочно-кишечный тракт, то могут ли эти пятна сами пропасть или сами они уже не пропадут?



Валентина Сапрыкова: Они не то чтобы пропадут, они будут потихонечку уменьшаться, они будут спадать, они не будут такими выпуклыми, они будут более плоскими. Но, конечно, нужно помочь, чтобы с ними расстаться. Но помочь должен дерматолог.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Валентина Владимировна.


И следующий слушатель – это Татьяна из Москвы. Здравствуйте, Татьяна.



Слушатель: Здравствуйте. Еще раз спасибо большое, госпожа Ольга, за такие интересные передачи. И я хотела бы получить совет доктора-дерматолога. У моей дочери много выступающих родинок, и даже довольно-таки больших. Она много бывает на солнце. И заметила, что после солнца стало больше. Но, тем не менее, не обращает на это внимания и продолжает быть на солнце. К врачу она ходила, но почему-то врачу не понравились две родинки, которые не выступают, а которые маленькие-маленькие, и просто он сказал, что за ними надо следить. Вот именно маленькие родинки.


И что я заметила у себя. Мне 60 лет. Тоже появились, ну, немножко, штучек, наверное, три-четыре вот эти выступающие родинки коричневые. Скажите, нужно обратиться к дерматологу? И как часто? И за чем нужно следить? Я понимаю, что меньше нужно быть на солнце. Но вот как за ними следить?



Ольга Беклемищева: То есть какой признак надо отслеживать, да?



Слушатель: Да, какой признак.



Валентина Сапрыкова: Я думаю, что вы совершенно правы, задав этот вопрос. Потому что он часто бывает поднят у дерматолога. И очень рада, что вы были у хорошего, видно, дерматолога, потому что он обратил внимание не на то, на что вы обращаете внимание, а на то, что побеспокоило его.


Безусловно, там имеет значение размер, имеет значение глубина залегания этого пигмента и имеет значение цвет. Возможно, вот эти ваши пигментные пятна, высоко поднимающиеся над поверхностью кожи, являются обычными сальными невусами, которые не приводят ни к каким отрицательным факторам. Но они неприятны, кажется, что они выросли, они большие и так далее. Это вызвано тем, что закупорилась сальная железа – и вырос так называемый сальный невус. Он безопасный, достаточно доброкачественный, и поэтому доктор на него не обратил внимания. А вот те пигментные, не выступающие над поверхностью кожи, пятна его заинтересовали. Скорее всего, это были более интенсивно окрашенные пятна, может быть, неровные края у этих образований были. Это все указывает на меланомоопасность. И поэтому к этим родинкам он и обратил свое внимание и сказал, что нужно наблюдать. Он был совершенно прав. И если у этого доктора, к которому вы ходили, есть дерматоскоп или есть видеокамера, в которую он может наблюдать и фиксировать вот то, что было раньше, и то, что получилось сейчас, то это очень здорово. А если нет, то нужно найти такую клинику, где есть эта аппаратура, которая поможет нам смотреть это – увеличивается, не увеличивается размер, увеличивается количество пигмента, сеточка, цвет и так далее.


Поэтому, конечно, инсоляция ей противопоказана вообще. Потому что если вы сами заметили, что они увеличиваются и количество их увеличивается, то нужно быть посерьезнее и не заниматься этим безобразием. Конечно, сейчас очень много всяких способов. Конечно, хочется молодой девочке иметь красивый цвет кожи. У нас в Москве уже появились такие камеры, они не солярии, а автозагарные камеры, в которых применяется тростниковый сахар. Он совершенно безвреден, но при помощи этой камеры можно получить любого цвета загар, который не будет усугублять состояние кожи, пигментов и так далее.



Ольга Беклемищева: И смоется через неделю.



Валентина Сапрыкова: Да. И вы можете раз в неделю приходить в эти камеры и обновлять, поддерживать вот тот цвет, который вам нужен. Причем можно и выбирать интенсивность этого загара.


А что касается вас, то, скорее всего, у вас немножечко другого характера эти образования. Это так называемые кератомы. Они выступают над поверхностью, они более пигментного цвета, но с шелушащейся поверхностью. Это говорит о том, что это нарушение опять же внутренних... обменных процессов, желудочно-кишечного тракта. Так называемые себорейные кератомы. Они тоже безвредные, но за ними надо наблюдать. Их можно удалять, их можно не удалять. Но если они интенсивно растут вверх, то лучше, конечно, с ними расстаться. Опять же нужно пойти к грамотному доктору, который это может сделать, и желательно не жидким азотом.



Ольга Беклемищева: Да. Сейчас, как мне уже до передачи рассказала Валентина Владимировна, существует масса хороших методик, в том числе и лазерных, которые позволяют дерматологу под контролем глаза удалять вашу родинку, никаким образом не задевая неизмененные, здоровые ткани. И это очень здорово.


И следующий слушатель – это Иван из Москвы. Здравствуйте, Иван.



Слушатель: Здравствуйте. Спасибо вам за передачу. У меня такой вопрос. Я косил траву, так называемый «конский щавель». А это среда обитания... я не знаю, как правильно это называется, но почему-то называют «мошка», такая мелкая-мелкая, кусучая тварь. И мне она накусала ногу в одном месте интенсивно. И так это зудело... Я думал, что это какой-то чесоточный клещ. А мне врач сказал: «Нет, это у вас аллергическое явление на укус насекомого». Но вот этот укус насекомого, вот эта блямба осталась здоровая, допустим, 5 на 5 сантиметров на ноге, и ничем она не сводится. Сейчас я ее Левомеколем мажу, потому что у нее какой-то цвет неприятный. К врачу, в общем-то, ходил, мне советуют жирными мазями мазать. Один врач сказал, что хорошо применять крем после бритья с витамином F .



Ольга Беклемищева: Иван, вам действительно врач посоветовал ногу кремом после бритья мазать? Вы ничего не путаете?



Слушатель: Клянусь! Я не вру.



Ольга Беклемищева: Тогда давайте попросим Валентину Владимировну нам все рассказать. Действительно, аллергия на укус насекомых, к сожалению, - это нередкая вещь. Вот мой сын однажды покрылся такими волдырями, что страшно было смотреть. Практически как у вас, Иван. И что делать?



Валентина Сапрыкова: В настоящее время, действительно, больше страдает население от укусов мошки, чем от комаров. И вот эта, действительно, большая, выраженная аллергическая реакция иногда приводит даже к отеку Квинке. Поэтому существуют ведь препараты, которые предотвращают укусы насекомых, и вот этими препаратами надо, конечно, пользоваться. Но если уже вы имеете такое «удовольствие» получить эту аллергическую реакцию, то она, действительно, очень медленно уходит. И отек, который возникает... вот после того, как она вас укусила, но вы сразу не почувствовали, а увидели отек, и начался сильный зуд, - это, действительно, аллергическая реакция с такой интоксикацией. Для чего нужно сначала убрать эту интоксикацию. Во-первых, нужно выпить антигистаминный препарат, безусловно, и пропить его пять дней для того, чтобы эффект был достаточным.



Ольга Беклемищева: Тот же самый всем известный Супрастин, новый Зиртек... Их много.



Валентина Сапрыкова: Да, их много. И любой из этих препаратов антигистаминных поможет. Но обязательно нужно пропить не менее пяти дней. Два раза в день по таблетке, если вы взрослый человек, а если ребенок – по половиночке или по той схеме, как указано в аннотации.


Обязательно нужно делать примочки, и лучше всего - из ихтиола. Вот покупаете Ихтиоловую мазь, как в своих средствах... Да, она не очень вкусно пахнет, но тем не менее. Она больше всего снимает... потому что сразу уже присоединяется инфекция, и поэтому если вы делаете ихтиоловые примочки, то вы берете на стакан воды, разводите две спичечные головки, то есть это совсем не очень много. Будет такой светло-коричневатый, невкусно пахнущий раствор. И он должен быть комнатной температуры. Намочить бинт или салфеточку, отжать, чтобы не капало, и забинтовать рыхло, не туго, а рыхло положить на этот отек, на этот укус – и потихонечку это будет спадать. Конечно, если этот укус травмированный, вы расчесали, то нужно, конечно, намазать лучше всего Фукорцином. Это раньше называлось «жидкость Кастеллани», такой красный раствор, анилиновый краситель с резорцином, поэтому он быстрее снимает всю эту реакцию. Можно зеленкой, но не йодом.



Ольга Беклемищева: Ну а Левомеколь здесь совершенно не при чем, насколько я понимаю.



Валентина Сапрыкова: Ну, Левомеколем можно, в принципе, мазать, но в данный момент Левомеколь не очень показан, а лучше намазаться, например, кремом Лоринден, который обладает и противоаллергическим, и противомикробным свойством.


А вот эта бляшка, о которой вы говорите... я, правда, к сожалению, не знаю, как давно оно вас укусило, это бессовестное животное, но это все уходит не быстро, потому что это появляется уже сосудистое трофическое нарушение. И поэтому с этим нужно заниматься уже препаратами, которые восстанавливают сосудистое русло – или Троксевазин, или Гепарин – вот такие. Если уже снята ситуация аллергическая.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Валентина Владимировна. А не очень быстро – это приблизительно месяц может быть?



Валентина Сапрыкова: Нет, это может держаться даже до года. Просто если ты неправильно проводил лечение, то эта бляшка, она усугубляется, там вот эти сосудистые тельца спаиваются – и появляется такая пигментная бляшка. Которая может, в принципе, даже в будущем, если есть еще и нарушение сосудов, если есть тромбофлебит или есть расширение... это может привести к трофическим язвам именно в этом месте.



Ольга Беклемищева: Уважаемые слушатели, обратите внимание, пожалуйста.


И слушаем Надежду Павловну из Истры. Здравствуйте, Надежда Павловна.



Слушатель: Здравствуйте. Я сама в прошлом врач-педиатр. Мне около 70-ти лет. И я в пределах примерно пяти-шести лет покрылась почти... ну, очень обильно разными папилломами. Это не бородавки, это родинки, причем разных размеров – от рубля металлического и мельче. Причем они иногда группируются кучками, а есть отдельные. И последние года полтора появились два, ну, типа жировиков – один - на лопатке, а другой - в локтевом сгибе. Я была у дерматолога, но она пожала плечами и ничего не сказала. Говорит: «Это у вас все от печени».



Ольга Беклемищева: Надежда Павловна, как я понимаю, ваш вопрос состоит в том, что делать, если количество родинок, папиллом и невусов резко увеличивается с возрастом.


Валентина Владимировна, давайте на этот вопрос тогда ответим.



Валентина Сапрыкова: Вот судя по тому, как вы рассказали, я предполагаю, что это как раз и есть себорейные кератомы, которые с возрастом у человека увеличиваются. Меняется кислотно-щелочной баланс, меняется аутофлора кожи, и поэтому защитные силы уходят, не только активные защитные силы, но и защитные силы кожного покрова. Поэтому отторжение эпидермиса отжившего нарушается…



Ольга Беклемищева: ...которое должно быть просто потому, что кожа у нас обновляется постоянно.



Валентина Сапрыкова: Да, обновляется. И нарушается именно с изменением кислотно-щелочного баланса, с нарушением защитной липидной мантии. И поэтому могут появляться вот эти себорейные кератомы, папилломы. То есть защитные функции к вирусам у нас уменьшаются, и поэтому появляются папилломы, которые, в общем-то, являются вирусной этиологии. Появляются вот эти сливные, как вы говорите, пятна. Это как раз чаще всего себорейные кератомы – при нарушении желудочно-кишечного тракта, при нарушении...



Ольга Беклемищева: ...в том числе и от печени.



Валентина Сапрыкова: Да. Печень, безусловно, имеет значение, потому что печень отвечает и за пигментный, в том числе, обмен.



Ольга Беклемищева: И что делать?



Валентина Сапрыкова: Сходить к хорошему дерматологу. Во-первых, чем вы можете пользоваться дома. Конечно, если это жировики, как вы говорите, то от них надо избавляться, если они вам мешают, хирургическим путем, потому что это подкожные изменения. А вот все, что есть на коже, то можно смазываться Салициловой мазью, она будет немножечко разрыхлять эту поверхность, и вот эти кератомки, они могут даже при мытье жесткой мочалкой немножечко отшелушиваться, даже иногда отпадать совсем. Очень хорошо протираться лимонным соком, сметаной – вот это все не только будет ожирять... потому что просто ожирять здесь нет никакого смысла, потому что там нарушение уже идет липидной мантии.



Ольга Беклемищева: А вот в свое время мне говорили, что надо чистотелом капать, точнее, берешь чистотел, ломаешь, и вот этим самым молочком смазываешь. Это легенда?



Валентина Сапрыкова: Нет, это не легенда. Учитывая вот это народное средство... уже даже есть такой препарат Чистотел, экстракт чистотела, которым пользуются очень многие в домашних условиях. Но это тоже очень чревато осложнениями, ожогами в том числе. Поэтому если чистотелом настоящим...



Ольга Беклемищева: Свежесорванным.



Валентина Сапрыкова: ...да, свежесорванным, вот этим соком, то это можно смазывать, это не ухудшит состояние. Но вот фармакологический чистотел я вам просто не советую применять.



Ольга Беклемищева: А особенно тот, который продается в электричках. Я несколько раз с началом дачного сезона встречала такие передвижные аптеки, и не известно, чем они торгуют, где они это берут. Жуть!


А может быть, это хирургически можно удалить, лазером отшелушить?



Валентина Сапрыкова: Вы знаете, если это молодой человек, то у него иногда появляются подобные образования, и они называются «плоские бородавки», которые, в общем, сложно, действительно, убирать. И вот тогда можно прибегнуть к лазерной шлифовке. Это дает очень хороший эффект и длительный, и практически он не возобновляется. А в более взрослом возрасте, после 45 лет, можно удалять по мере... не ждать, пока покрывается тело огромным количеством, а по мере поступления, так сказать, можно потихонечку их убирать и лазером, и... Ну, лучше всего лазером, потому что ты видишь, насколько глубоко ты убрал и какая поверхность под этим образованием.



Ольга Беклемищева: То есть нельзя удалять сразу много, а надо по чуть-чуть?



Валентина Сапрыкова: Это нежелательно, да, сразу много удалять.



Ольга Беклемищева: И слушаем Петра Семеновича из Петербурга. Здравствуйте, Петр Семенович.



Слушатель: Здравствуйте. Ваша передача очень похожа на рекламную акцию.



Ольга Беклемищева: А кого, по вашему мнению, мы рекламируем?



Слушатель: А дело социальное. Еще Чехов, Булгаков, они обращали внимание на социальное воспитание народа. А у нас получается наследие коммунистов. Вы знаете, у нас при коммунистах не было секса, и вот – пожалуйста, до сих пор женщины...



Ольга Беклемищева: Петр Семенович, я не очень поняла, в чем состоит ваш вопрос к дерматологу. Ну, к сожалению... Я, правда, не поняла, что мы рекламируем, но каждый имеет право на свою оценку того происходящего, что он слушает.


И возвращаясь все-таки к безопасному поведению летом. Вот мы уже обсудили то, что искусственный загар нежелателен, то, что естественный загар должен быть ограничен, что кожа должна все время увлажняться, пользоваться защитными средствами. Ну, вот, тем не менее, то, с чего мы начали передачу, количество, к сожалению, тех же самых меланом растет. И вот есть ли какие-то начальные признаки вот этого ракового перерождения кожи, которые человек может заметить у себя, или только регулярные визиты к дерматологу смогли бы нас успокоить по поводу ранней диагностики рака кожи?



Валентина Сапрыкова: Конечно, ранняя диагностика – это самое главное. Но ведь не будешь бегать каждый день к дерматологу. Поэтому очень полезно самому себя почаще осматривать в зеркало. И если вы увидели какие-то образования пигментного характера, которые со временем, может быть, в течение месяца увеличились в размере, изменили свой цвет или форму, с нечеткими краями, с неровными, или появилась какая-то сеточка на нем, какой-то налет, обязательно вот на это надо обращать внимание. И еще нужно быть очень осторожным с этими пигментными образованиями и стараться их не травмировать, и самим их не выводить.



Ольга Беклемищева: И вот особенно к тем родинкам, невусам, кератомам, которые находятся в области наиболее плотного контакта с одеждой, то есть...



Валентина Сапрыкова: ...да, трущиеся поверхности.



Ольга Беклемищева: ...декольте, рукав, вот, наверное, их надо профилактически удалить просто, пока они не принесли неприятности.



Валентина Сапрыкова: Да. Если они достаточно не травмируют этого человека, то есть если у него нет комплекса, то, в принципе, можно просто за ними наблюдать. Но трущиеся поверхности, они вызывают усиление роста, и поэтому, наверное, будет правильнее их удалять по мере возникновения, не ждать, пока целая воротниковая область... Приходят – по 50 папиллом надо удалять, а это очень сложно, это очень неправильно сразу такое количество удалять. Поэтому, пожалуйста, внимательнее относитесь к себе и по возможности приходите к доктору.



Ольга Беклемищева: А вот если все-таки взят курс на удаление мешающих выступов кожных, то когда это лучше делать?



Валентина Сапрыкова: Лучше делать это в прохладное время года – с конца сентября до конца февраля – начала марта, когда у нас биологический ритм солнца еще не очень активный, и оно находится в фазе не очень активного, и поэтому мы можем быстрее заживление осуществить, не будет нагноения. Вот если вы травмировали родинку сейчас, то, конечно, уже не надо ждать осени, а надо бежать быстренько ее смотреть, удалять и заживлять. А если это может подождать, то лучше удалять это в прохладное время – тогда процесс заживления будет гораздо быстрее и следов тоже будет меньше.



Ольга Беклемищева: Большое спасибо вам, Валентина Владимировна, за очень интересный разговор.


Всего вам доброго! Постарайтесь не болеть.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG