Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Золотое кольцо конструктивизма». Памятники архитектуры под угрозой


Памятник эпохи конструктивизма — Дом культуры имени Первой пятилетки — был недавно снесен в Петербурге. [Фото — <a href="http://spb-gazeta.narod.ru/" target=_blank>Санкт-Петербургская Интернет-газета</a>]

Памятник эпохи конструктивизма — Дом культуры имени Первой пятилетки — был недавно снесен в Петербурге. [Фото — <a href="http://spb-gazeta.narod.ru/" target=_blank>Санкт-Петербургская Интернет-газета</a>]

В последние годы стало ясно, что архитектурное наследие Санкт-Петербурга нуждается в особой защите. Но до сих пор речь шла, в основном, о памятниках XVIII и XIX веков, а также начала ХХ века. И только сейчас заговорили о том, что эпоха конструктивистской архитектуры 1920-30-х годов находится под угрозой. Памятники конструктивизма разрушаются сейчас особенно безжалостно. Недавно в городе прошла акция в их защиту, организован «круглый стол» и открылась выставка «Золотое кольцо конструктивизма».


Памятник эпохи конструктивизма — Дом культуры имени Первой пятилетки — был снесен в Петербурге совсем недавно ради возведения второй сцены Мариинского театра. Здание Фрунзенского универмага, вошедшего во многие учебники по архитектуре, находится под угрозой сноса. Чем ценна архитектура этого периода, говорит искусствовед, специалист по архитектуре авангарда Дмитрий Козлов: «После революции архитекторы почувствовали необычайную свободу, которая умножалась на технические достижения, и также умножалась на достижения художественные такие, как конструктивизм, суперматизм, которым заразились в художественной среде. В дальнейшем эту эстафету передали архитектуре. Началось строительство совершенно необычных зданий, которые поражали, собственно, своими формами, конструкциями и назначениями. Это была архитектура нового мира. "Красное кольцо конструктивизма" — это кольцо вокруг старого Петербурга рядом с Путиловским заводом, с Выборгской стороной. Именно в этих местах возникали новые очаги культуры».


Это кольцо можно разделить на шесть зон — Нарвская, Московская, Невская заставы, Выборгская сторона, север Петроградской стороны и северо-западная часть Васильевского острова. Здесь, кроме рядовой застройки, встречаются и шедевры. Чтобы защитить их от уничтожения, нужно привлекать местных жителей, говорит координатор общественного движения «Живой город» Николай Смирнов: «Практически все сносы реконструкций в городе почти напрямую связаны с выселением жителей. Это та самая болевая точка, когда народ начинает реагировать. Потому что, к сожалению, пока к конкретному человеку не пришли, не постучались в дверь и не сказали "выметайтесь отсюда", он предпочтет ничего не предпринимать, даже если это происходит с его соседом. Но ведь это, в общем-то, уже общеизвестная тенденция, направленная на то, чтобы, по сути дела, кардинальным образом изменить социальную структуру городского пространства, сложившуюся в Петербурге с момента его основания до позднего советского времени.


Весь исторический центр и кварталы вокруг у нас являются жилыми кварталами. Нынче это очень не нравится многим представителям администрации и представителям бизнеса. К сожалению, они стремятся превратить так называемые буферные кварталы сразу за историческим центром в такое поле для бизнеса. Ведется целенаправленное вытеснение жилых зданий. Это очень страшно. Потому что как только центр города умирает, то прекращается жизнь его как организма. Это уже не город. В конце концов, Петербург всегда был некоей декорацией, но он всегда был живым. Потому что те же самые гоголевские персонажи, в общем-то, жили в двух шагах от Невского. Это было абсолютно живое культурное пространство».


Чтобы противостоять омертвению города, нужно выработать механизм, который позволит работать напрямую с инвестором, объясняя ему хотя бы то, что сохраненный памятник стоит гораздо дороже, чем новодел. Говорит Николай Смирнов: «Здесь есть, я бы сказал, две таких важных стратегии. Одна направлена на работу непосредственно с самими возможными инвесторами. К сожалению, чаще всего люди, желающие вложить деньги во что-то, они не то, что недооценивают, они не понимают, грубо говоря, здания, как культурного явления. Поэтому, когда человек приходит и говорит, что у меня есть деньги, я хочу построить здесь гостиницу, оказывается, что ему система противостоять не может, а сам он принимает абсолютно волюнтаристское решение, у которого, оказывается, что весь город идет на поводу. Нет сейчас в городе той культурной, профессиональной организации, которая могла бы очень четко работать с инвесторами, объясняя им ценность каждого условного кирпича в конкретном здании. Потому что когда вам говорится, что мы снесем, и построим точно такое же, но будет еще лучше, это означает только то, что человек в принципе не понимает, что такое история. Он не осознает этого вообще. Мы этим будем заниматься, этим будут заниматься профессионалы и реставраторы, историки культуры Петербурга, и архитекторы, в том числе на базе петербургского отделения Всесоюзного общества охраны памятников. Это одна ветвь.


А вторая линия — это, безусловно, работа с общественностью и общественными организациями, отдельными гражданами, которые, на самом деле, должны понять, что они обязаны в этом участвовать, в сохранении и защите своего города. И не только потому, что они являются его жителями, и здесь будут жить их потомки, но и потому, что это общекультурное, общемировое достояние. Мы не имеем права просто так безразлично к нему относиться».


Тут, конечно, возникает вопрос, захотят ли инвесторы слушать архитекторов, искусствоведов и защитников города, но и Николай Смирнов, и Дмитрий Козлов утверждают, что встречаются случаи, когда инвесторы способны услышать разумные доводы.


XS
SM
MD
LG