Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксклюзивное интервью президента Эстонии Радио Свобода


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович .



Кирилл Кобрин : Власти Эстонии сообщили о завершении работ по идентификации останков советских воинов из захоронения на площади Тынисмяги в центре Таллина, где стоял бронзовый памятник Советскому солдату. Дискуссия о переносе этого памятника на военное кладбище вызвала массовые беспорядки в нескольких эстонских городах, арест сотен их участников и кризис в отношениях России и Эстонии, последствия которого не преодолены до сих пор. Президент Эстонии Тоомас Хенрик Ильвес дал эксклюзивное интервью Радио Свобода. До начала своей политической карьеры Ильвес работал на Радио Свобода - Свободная Европа. Одно время он возглавлял эстонскую службу нашего радио. Вопросы эстонскому президенту задавал корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович : Если говорить об эстонско-российских отношениях, которые переживают сейчас, наверное, самые худшие времена, можете ли вы сказать о своем видении того, как эти отношения будут развиваться? Может ли быть улажен этот кризис?



Тоомас Хенрик Ильвес : Если это будет развиваться также, как развивался кризис у России с Грузией, то, в конце концов, и наш кризис утихнет, и ситуация станет иной. Сейчас трудно сказать. То, что произошло, было явной попыткой попробовать Евросоюз на крепость, и увидеть - стоит ли чего-либо членство в ЕС. Сделано это было в надежде на то, что новые члены Евросоюза имеют статус, отличающийся от статуса, которым обладают так называемые "старые" члены ЕС. Как выяснилось, различий нет. Все члены ЕС имеют одинаковое положение в Евросоюзе. Я думаю, что после понимания этого факта, страсти утихнут.


Кое-что могло бы продвинуть наши отношения вперед, например, мы уже в течение 10 лет готовим договор об уходе за захоронениями. Это могло бы стать хорошей отправной точкой. По крайней мере, эстонская сторона готова к тому, чтобы ратифицировать такой договор. Если сделать это, то проблемы, схожие с причинами недавнего кризиса, решались бы гораздо лучше. Но сейчас, с учетом недружественной риторики с российской стороны, после требований Госдумы, чтобы правительство другой суверенной страны ушло в отставку, я думаю, что Россия сейчас должна решить для себя, в каком тоне с нами говорить. Это не эстонская проблема.



Данила Гальперович : Как повлияла на внутреннюю жизнь самой Эстонии ситуация вокруг памятника Советским солдатам? Что изменилось?



Тоомас Хенрик Ильвес : Пока рано говорить о том, что изменилось в самой Эстонии. Серьезный откат состоит в том, что теперь больше эстонцев стали рассматривать русских, живущих в Эстонии, как пятую колонну. Я думаю, что это очень плохо. С тех пор, как я стал президентом, я все время повторял, что все люди, которые живут в Эстонии, являются моими соотечественниками. Я говорил это и эстонцам, и тем, кто приехал в страну во время оккупации. Я думаю, что понимание такой позиции теперь серьезно подорвано. Я думаю, что очень плохим для русских, живущих в Эстонии, стало то, что совершенно неоправданно образ погромщика, вламывающегося в магазин "Хьюго Босс", это тот образ, который многие эстонцы сейчас ассоциируют с русскими. А ведь это не так. Я думаю, что лишь подливают масла в огонь те люди, которые оправдывают эти погромы, грабежи, протестом против переноса "Бронзового солдата". Я сейчас думаю над тем, как все это преодолеть.



Данила Гальперович : Как ваша страна чувствует себя в НАТО и Евросоюзе, куда вы вступили по историческим меркам совсем недавно?



Тоомас Хенрик Ильвес : Мы чувствуем, на самом деле, то, что должны были чувствовать. Я хочу сказать, что вступление в НАТО и Евросоюз не было каким-то особым прогрессом. Это просто было возвращением к тому состоянию, в котором мы должны были бы быть, если бы не эти 50 лет оккупации. Разница, скажем, между Голландией и Эстонией или Бельгией и Венгрией (и это было подчеркнуто на недавнем праздновании 50-летия Римского договора) состоит в том, что у нас просто не было шанса. Знаете, на этом юбилее говорили - как здорово прожить 50 лет в мире, процветании и безопасности. А мы им отвечаем - ну что же, мы очень рады, что у вас все было так здорово. Если бы нас не захватили, мы бы тоже наслаждались всем этим. Мы бы тоже подписали Римский договор в 1957, но мы не могли.



Данила Гальперович : Есть мнение, что так называемые новые члены Евросоюза более проамерикански настроены, нежели те страны, которые называют Старой Европой. Разделяете ли вы это мнение? Если - да, то почему так сложилось?



Тоомас Хенрик Ильвес : Восточноевропейские страны - новые члены ЕС и НАТО - могут быть рассмотрены также как Германия в 50-х. Где тогда были ее друзья? Правильно - в Соединенных Штатах. Это и мост помощи на самолетах в Берлин, и план Маршалла, и многое другое. У немцев в отношении Штатов были самые теплые чувства. Тоже самое и с нами. Мы помним, кто был с нами во время "холодной" войны. Ведь, например, немецкий канцлер Гельмиут Шмидт назвал генерала Ярузельского великим патриотом Польши. Это была его реакция на введение в Польше военного положения. Сейчас он, наверное, хотел его забыть. А Соединенные Штаты отнеслись к этому событию по-другому. Да, очевидно, новые страны члены ЕС и НАТо питают более теплые чувства к США, чем Старая Европа, и даже ваше и бывшее мое радио. Все знают, что Радио Свобода и Радио Свободная Европа финансируются Конгрессом Соединенных Штатов. Но, вообще-то, разделение в Европе сейчас гораздо меньше, чем, скажем, в 2003 году. Часто Евросоюз един в своей позиции и по поводу США, и по поводу России, что и показал недавний саммит в Самаре.




XS
SM
MD
LG