Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конфликт на соцфаке МГУ: декана обвиняют в плагиате


Студенты соцфака заставили землю гореть под ногами декана

Студенты соцфака заставили землю гореть под ногами декана

Продолжается конфликт между учащимися и администрацией социологического факультета МГУ. Студенты выдвинули новые претензии к декану Владимиру Добренькову. На этот раз они обвиняют его в плагиате. По их данным, целые главы в основном учебнике по специальности, написанном Добреньковым, заимствованы у других авторов. Ранее студенты выражали недовольство качеством образования и бытовыми условиями на соцфаке. В конфликт был вынужден вмешаться ректор МГУ.


Чтобы не быть голословными и доказать, что на факультете низкий уровень преподавания, студенты совместно с экспертами социологами проанализировали основной учебник по социологии, написанный деканом Владимиром Добреньковым в соавторстве с Альбертом Кравченко. Исследование выявило факт плагиата, заявил студент соцфака Олег Журавлев: «Результаты оказались кричащими - от одной до трех страниц в учебниках просто переписано из других источников, из книжки, например, Тихонова или работы Шматко, из учебника Радаева и Шкаратана. Мы намерены возбудить уголовное дело против декана по факту плагиата».


Насколько возможно такого рода обвинение в плагиате и насколько вся эта ситуация привычна для нынешней российской гуманитарной науки, Радио Свобода рассказал историк науки, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Даниил Александров.


- Насколько можно говорить о плагиате, когда речь идет об учебниках, тем более об учебниках по социологии? Есть такое понятие «авторский учебник», безусловно, это довольно редкий случай в гуманитарной практике. Насколько такого рода обвинения вообще могут быть предъявлены?


- Мне кажется, во-первых, что всякий хороший учебник - авторский, а плохой - просто не заслуживает внимания, в то время как эти учебники широко известны, издаются массовыми тиражами, они рассматриваются, как образцовые. Может быть, в этом отчасти проблема. Если это был бы учебник, изданный неизвестно где тиражом 300 экземпляров, никто бы об этом не узнал. В первую очередь, конечно, давно идет вопрос о качестве учебников. То, что мы имеем сейчас в виде доказательств прямого заимствования значительных кусков текста, свидетельствует о том, что это просто плохой учебник, это плохая работа, сделанная людьми, что называется, халтура. Мы понимаем, что это верно для любой области знания. Второе, что очень важно, эти доказательства, который сейчас очень ярко представлены, показывают, что это не просто переработанный текст, а вырезанные куски из работ и вставленные. На самом деле ничто не мешало людям пересказать это и расставить ссылки. Это сделало бы, кстати, учебник гораздо качественнее, потому что студенты читали бы и знали, что за этими работами, за этой презентацией материалов стоит огромное направление исследований. И вообще говоря, в мировых учебниках так более-менее принято - расставлять ссылки на то, откуда заимствована картинка, откуда что взято, потому что это вводит студентов в мировую практику науки, даже с самого начала, там, на первых курсах. Мне кажется, что эти доказательства демонстрируют не только сам факт плагиата, но и какого-то жутко низкого уровня, в котором существует наша социология и общественные науки в целом, когда вот такое заимствование не представляется проблемой для людей, которые это делают.


- А насколько такая практика вообще распространена в современной российской гуманитарной сфере?


- Она, конечно, распространена широко, потому что мы знаем, как заимствуют диссертации, как заимствуют дипломы, мы знаем, как заимствуют статьи, издавая их либо в интернете, либо в местном сборнике. И всегда здесь есть тонкая грань между использованием материала, который накоплен наукой и чьими-то работами - и такими прямыми заимствованиями. Это достаточно широко распространено в настоящее время, потому что, как мне кажется, наши общественные, гуманитарные науки очень сильно фрагментированы по регионам и учреждениям. Поэтому людям кажется, что ничего не происходит за пределами их собственного вуза. Если все в вузе довольны - начальство или еще кто-то, то все уже хорошо. Притом что страна для интеллектуалов открыта всем международным ветрам, внутри произошел распад на анклавы, где каждый делает, что хочет. Это, к сожалению, такое печальное состояние, но это не основание, чтобы переносить подобные безобразия, когда они происходят в центре российского образования, каким является МГУ.



Между тем, конфликт между студентами и администрацией социологического факультета МГУ начинался, казалось бы, с мелочи. Ребята жаловались на факультетскую столовую, где цены сравнимы с ресторанными, и просили организовывать более доступное питание. Почти год деканат на просьбу не откликался. Тогда активисты создали сайт, где рассказывают о бесчинствах, которые на их взгляд, допускает администрация. Как выяснилось, главная претензия к руководству деканата - низкий уровень образования: «На факультете нет ведущих ученых, нет исследователей и нет исследований, увольняются хорошие преподаватели, не проводится спецкурсов и спецсеминаров с какими-то внешними специалистами», - говорит Олег Журавлев. На вопрос, почему начали с такой мелочи, как столовая, он отвечает: «Просто столовая - это было то, что добило всех, когда декан отказался, и поэтому это было первой претензией».


Конфликт на соцфаке - не частный случай, считает президент Института верховенства права Станислав Маркелов. По его мнению, эта ситуация ярко характеризует общий кризис высшего образования в России: «Это резкое понижение качества образования, отсутствие какой-либо правовой базы существования учащейся молодежи, отсутствие перспектив. То есть когда они оканчивают вуз, в лучшем случае становятся младшими клерками в бизнес-структуре, а фундаментальная наука, продолжение научной деятельности никого не интересует».


По словам Маркелова, вероятнее всего широкую огласку конфликт между студентами и администрацией ведущего вуза страны получил по двум причинам - неверная позиция администрации и решительность студентов: «Те места, где общая ситуация кризиса в высшем образовании еще и провоцируется действиями местной администрации, возникают такие конфликтные ситуации. Здесь возникла еще такая ситуация, как использование клише "экстремист" для ведения нормального делового разговора, делового спора. Вместо того, чтобы отреагировать, пускай критически на их предложение, пошли обвинения в экстремизме».


Сейчас на факультете работает две комиссии - Общественной палаты и созданная по указу ректора МГУ Виктора Садовничьего. Они разбираются уже не в сути конфликта, а выясняют уровень качества образования. Завтра ребята приглашены на встречу с ректором, где намерены просить его об отставке декана. Получить комментарии руководителя факультета в очередной раз не удалось. Диалог с секретарем Владимира Добренькова звучит так:


- Алло.


- Здравствуйте, Радио Свобода. Можно поговорить с Владимиром Ивановичем?


- Владимира Ивановича нет, уехал.


- С ним вообще как-то можно связаться?


- Ну я не знаю… Можно, конечно. Но пока его нет.


XS
SM
MD
LG