Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Профессор Даниил Александров комментирует обвинение декана МГУ Владимира Добренькова в плагиате


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Даниил Александров.



Кирилл Кобрин: Студенты социологического факультета МГУ обвиняют декана Добренькова и его соавтора по учебнику в плагиате. Насколько возможно такого рода обвинение и насколько вся эта ситуация привычна для нынешней российской гуманитарной науки. Об этом я побеседовал с историком науки, профессором Европейского университета в Санкт-Петербурге Даниилом Александровым.


Насколько можно говорить о плагиате, когда речь идет об учебниках, тем более об учебниках по социологии? Есть такое понятие "авторский учебник", безусловно, это довольно редкий случай в гуманитарной практике. Насколько такого рода обвинения вообще могут быть предъявлены?



Даниил Александров: Мне кажется, во-первых, что всякий хороший учебник - авторский, а плохой - просто не заслуживает внимания, в то время как эти учебники широко известны, издаются массовыми тиражами, они рассматриваются, как образцовые. Может быть, в этом отчасти проблема. Если это был бы учебник, изданный неизвестно где тиражом 300 экземпляров, никто бы об этом не узнал. В первую очередь, конечно, давно идет вопрос о качестве учебников. То, что мы имеем сейчас в виде доказательств прямого заимствования значительных кусков текста, свидетельствует о том, что это просто плохой учебник, это плохая работа, сделанная людьми, что называется, халтура. Мы понимаем, что это верно для любой области знания. Второе, что очень важно, эти доказательства, который сейчас очень ярко представлены, показывают, что это не просто переработанный текст, а вырезанные куски из работ и вставленные. На самом деле ничто не мешало людям пересказать это и расставить ссылки. Это сделало бы, кстати, учебник гораздо качественнее, потому что студенты читали бы и знали, что за этими работами, за этой презентацией материалов стоит огромное направление исследований. И вообще говоря, в мировых учебниках так более-менее принято - расставлять ссылки на то, откуда заимствована картинка, откуда что взято, потому что это вводит студентов в мировую практику науки, даже с самого начала, там, на первых курсах. Мне кажется, что эти доказательства демонстрируют не только сам факт плагиата, но и какого-то жутко низкого уровня, в котором существует наша социология и общественные науки в целом, когда вот такое заимствование не представляется проблемой для людей, которые это делают.



Кирилл Кобрин: А насколько такая практика вообще распространена в современной российской гуманитарной сфере?



Даниил Александров: Она, конечно, распространена широко, потому что мы знаем, как заимствуют диссертации, как заимствуют дипломы, мы знаем, как заимствуют статьи, издавая их либо в интернете, либо в местном сборнике. И всегда здесь есть тонкая грань между использованием материала, который накоплен наукой и чьими-то работами и такими прямыми заимствованиями. Это достаточно широко распространено в настоящее время, потому что, как мне кажется, наши общественные, гуманитарные науки очень сильно фрагментированы по регионам и учреждениям. Поэтому людям кажется, что ничего не происходит страшного за пределами их собственного вуза. Если все в вузе довольны - начальство или еще кто-то, то все уже хорошо. Притом что страна для интеллектуалов открыта всем международным ветрам, внутри произошло распадение на такие как бы анклавы, где каждый делает, что хочет. Это, к сожалению, такое печальное состояние, но это не основание, чтобы переносить подобные безобразия, когда они происходят в центре российского образования, каким является МГУ.


XS
SM
MD
LG