Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Володарский: "Ни о каком сборе компромата на российского президента речи быть не могло"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Кирилл Кобрин: Главная скандальная тема сегодняшнего дня - речь пойдет о пресс-конференции Андрея Лугового, обвиняемого британской прокуратурой в отравлении Александра Литвиненко. Пресс-конференция эта вызывала журналистский ажиотаж, и не случайно: Луговой рассказал о многочисленных заговорах с участием британских спецслужб против него самого и против президента Путина. Он повторил, что не причастен к убийству Литвиненко и предположил среди прочего, что это преступление мог организовать Березовский. Прокомментировать эти обвинения корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына попросила живущего в Лондоне эксперта в области деятельности российских и британских спецслужб Бориса Володарского. Володарский внимательно следит за делом Литвиненко и лично знаком со многими его участниками.



Борис Володарский: На самом деле не прозвучало ни одной сенсации. Среди трех обвинений, которые он выдвинул, все три версии очень легко отклоняются. Прежде всего, что касается британских спецслужб. В Великобритании уже лет 40 не работает никто с полонием. Он не используется практически нигде. Этим, кстати говоря, было вызвано затруднение врачей сразу определить наличие полония в организме Александра Литвиненко в госпитале. Я не говорю уже о том, что британским спецслужбам не было никакого смысла и интереса убивать кого-то. Такой практики за британскими службами не водится.


Второе, что касается испанского следа, известно, что Литвиненко сотрудничал с рядом правоохранительных органов некоторых стран, в том числе активно - Италия, в числе прочего - Испания и Израиль. Да, действительно в Испании некоторое время назад была арестована группа мафиози, и действительно Литвиненко консультировал испанские службы на эту тему. Но следствием быстро и легко установлено, что никакие следы в Испанию не ведут, что никаким образом никакие мафиози или террористы не могли произвести эту сложную операцию и не имели ни малейшего доступа к полонию, ровно как не имели доступа к Литвиненко.


Последнее - Березовский. Безусловно, Скотленд-Ярдом очень активно изучался материал, просматривались все возможности, в том числе и эта версия изучалась. На полном и абсолютно справедливом основании она была отклонена, так как нет абсолютно ни малейших поводов, следов или еще каких-либо признаков, указывающих, что Березовский мог иметь хотя бы малейшее отношение.



Наталья Голицына: Луговой также сообщает о том, что британские спецслужбы пытались якобы его завербовать, но он отказался.



Борис Володарский: Это неправда. Британским спецслужбам нет никакого интереса вербовать Лугового, потому что зачем вербовать охранника, который малограмотен, как мы слышали по его выступлению на пресс-конференции, мало знает, не имеет достаточно контактов и ничего британским службам сообщить интересующего их не может. Кроме того, официально британские службы работают совместно с российскими спецслужбами, в Лондоне находится офицер-связник, представляющий Службу внешней разведки России, действия совместные координируются. Поэтому британская служба практически не работает против России в том виде, в котором сказал Луговой. Еще более глупым кажется тот факт, что якобы британская служба направила Литвиненко в качестве агента-вербовщика для попытки вербовать Лугового. Литвиненко был офицером безопасности. Его главная деятельность - это следствие и борьба против организованной преступности. Он не является специалистом по вербовке, не знает, как это делать. У британской службы имеется достаточное количество высококлассных профессионалов, которые в случае необходимости могли бы провести подобную вербовку. Безусловно, Литвиненко на это никто бы не посылал.



Наталья Голицына: Судя по тому, что рассказывает Луговой, а Литвиненко делился с ним абсолютно конфиденциальной информацией, скажите, а какие отношения у них были? Они были близкими друзьями?



Борис Володарский: Они совершенно не были близкими друзьями. ФСБ, которое готовило это выступление Лугового, забывает, что это не первое его выступление и что у нас имеются распечатки практически всех его выступлений, в том числе его первое, очень большое интервью, которое было дано 24 ноября на "Эхо Москвы", где он часто указывает многие подробности. Они были знакомы, безусловно, он приезжал к Литвиненко и пытался поддерживать с ним контакты, но они совершенно не были друзьями, я это знаю хорошо от Марины, с которой часто общаюсь. Это были короткие встречи такого обсудительного характера. Совместного бизнеса у них тоже никогда не было. Литвиненко никаким образом никакой конфиденциальной информации Луговому доверять не мог, да и не очень сильно обладал такой конфиденциальной информацией.



Наталья Голицына: Луговой рассказывает о том, что ему было поручено Александром Литвиненко собрать информацию на одного из госчиновников, близкого к Кремлю, через которого британцы якобы рассчитывали получить компромат на президента Путина.



Борис Володарский: В целом это неправда, хотя правдивое зерно в этом есть. Как мы знаем, Александр Литвиненко находился в контактах с тремя организациями, которые обеспечивали секьюрити британских деловых кругов, бизнесменов и бизнесов, в том числе и в России, это компании Risk Management , Titon International и Erinys . Когда Луговой рассказывает о своих якобы встречах с британскими разведчиками, он указывает на конспиративную квартиру. На самом деле это не конспиративная квартира, а официально заявленный, хорошо всем известный адрес под номером 25 на Гровенер-стрит в Лондоне в Mayfair . Действительно, после того, как Александр Литвиненко получил крупный контракт, и об этом хорошо известно от Юрия Швеца было уже давно, на изучение легальности бизнесменов и бизнесов, которые планировали крупную сделку с Великобританией, российских, пять человек, насколько я знаю, Литвиненко получил большую часть этого расследования Юрию Швецу, меньшую часть - Луговому. Луговой поехал в Россию, быстро собрал материал при помощи ФСБ, который не представлял никакого интереса, и вручил его Литвиненко, Литвиненко сам оценил его, как очень слабый и плохо подготовленный, я это тоже знаю от Марины. Да, действительно, мы знаем имена тех людей, которые значились в этом докладе, они действительно входят в ближайшее окружение президента России, но ни о каком компромате, ни о каком сборе компромата на российского президента и на его семью речи быть не могло.



Наталья Голицына: Луговой сообщает, что незадолго до гибели Литвиненко сообщил, кто располагает важнейшими материалами, которые компрометируют деятельность Березовского на территории Великобритании, и якобы он тогда добавил, что, если предать гласности хотя быть часть этих документов по поводу обстоятельств получения Березовским статуса политического беженца, у Березовского будут огромные проблемы.



Борис Володарский: Можно по многим пунктам прокомментировать. Впервые Литвиненко увидел в жизни Ковтуна 16 октября в Лондоне. Как вы понимаете, во время этой встречи... он ему не понравился, кстати, насколько я знаю от Марины. При первой встрече с незнакомым человеком, к тому же очень недалеким, Литвиненко не мог бы ему вообще ничего говорить вообще ни на какую тему, они болтали на общие темы, кушали в китайском ресторане и так далее. Это первое. Второе, Литвиненко был очень благодарен и относился с глубоким уважением к Борису Березовскому, который оказывал ему даже не отеческую помощь, а более чем отеческую помощь, он помог ему переехать в Великобританию, он обеспечивал семью, он оплачивал дом, он оплачивал учебу ребенка, полностью поддерживал финансово. Представить себе, что в такой ситуации Литвиненко даже мог бы помыслить о сборе какого-то компромата на Березовского, это просто совершенно невероятно, это первое. Второе, Березовский в Великобритании ведет исключительно правоправную, исключительно корректную жизнь, и никогда в жизни тоже не подумал бы ни на секунду оступиться от этого правила, потому что он прекрасно понимает, в каком сложном положении он находится в Великобритании.



Наталья Голицына: Луговой постоянно ссылается на то, что ему якобы говорил Литвиненко. А какова, собственно, доказательная база всех этих заявлений? Может ли он доказать это?



Борис Володарский: Доказательная база точно такая, как доказательная база у Юлии Светличной, которая заявляла, что Литвиненко якобы хотел шантажировать неких русских бизнесменов, и такая же доказательная база, как официальные заявления российской прокуратуры о том, что у них имеются точные данные о том, что приказ на ликвидацию Литвиненко отдал Леонид Невзлин из Израиля. Когда я спросил Светличную на пресс-конференции, есть ли у нее записи, документы, какие-либо вещественные доказательства заявления Литвиненко, она ответила: нет, у меня ничего нет. Совершенно то же самое у Ковтуна с Луговым. Это голословные утверждения. Как бывший сотрудник спецорганов, как бывший сотрудник федеральной службы охраны он вполне может врать, это нормальное явление.


XS
SM
MD
LG