Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Йоко Оно показала Москве "Одиссею таракана"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Андрей Шарый: В России сегодня открылась выставка одного из основоположников концептуализма Йоко Оно. Проект под названием "Одиссея таракана" занял целый этаж московского магазина ЦУМа, на котором еще не завершен ремонт. Российская столица стала третьей, после Нью-Йорка и Лондона, выставочной площадкой для вдовы Джона Леннона.



Лиля Пальвелева: Йоко Оно в России больше знают как вдову Джона Леннона, а о том, что она - актуальный художник, помнят тоже в связи со знаменитым музыкантом. Эпизод, знаковый для всех поклонников «Биттлз»: Леннон познакомился с будущей женой на художественной выставке, где показывалась одна из ее работ. Ну а что же в западном мире, куда лучше информированном о концептуальном искусстве? Говорит куратор выставки «Одиссея таракана» Иосиф Бакштейн...



Иосиф Бакштейн: Она известна, действительно. Ее Джон Леннон назвал самой известной неизвестной художницей. Действительно, она очень бурно начинала еще в 60-е годы, сделала массу ключевых, знаковых работ, но потом, возможно, ее брак с Джоном Ленноном и его безвременная кончина отношение к ней изменили. Примерно у нее судьба Натальи Николаевны Гончаровой. Ее творчество замалчивалось, поэтому, к сожалению, она не получила той степени известности, которую она заслуживает. На самом деле она сделала много ключевых работ еще в 60-е годы, это и фильмы, и перформансы, какие-то акции отдельные. Поэтому она очень интересный художник. Эта выставка тому подтверждение. Выставка имеет какую-то атмосферу. Безусловно и бесспорно, она интереснее, чем эта же выставка, которая экспонировалась до Москвы. Она адаптирована, естественно, под условия выставочной площадки ЦУМа и сама Йоко Оно считает, что она интереснее, чем то, что было показано.



Лиля Пальвелева: Метафоры последовательной пацифистки Йоко Оно просты и доходчивы, как язык плаката. Вот огромный мусорный бачок, набитый гипсовыми слепками фрагментов человеческих тел, вот гигантские мышеловки в зале, все стены которого затянуты снимками забора с колючей проволокой. Качаются на лесках солдатские каски. Тут же - саморазоблачающая цитата из Геринга. Расстелены на столах географические карты, и каждый может поставить на них чернильный штампик с надписью «вообразите мир». В конце блужданий по мрачной инсталляции зритель оказывается в узком черном коридоре, в конце которого - единственное пятно света, наведенного на пейзажик с радугой. Это буквальное воплощение идиомы «свет в конце тоннеля».


Добавим к этому, что отдельные предметы, вроде биты, испачканной бутафорской кровью, или ботинка в той же крови чрезмерно увеличены. Так, по мысли Йоко Оно, воспринимают предметы нашего мира тараканы, единственные существа, которые могут выжить после атомного взрыва. Художница мастерски обыгрывает масштабы. Ее выставка занимает настолько большую площадь, а отдельные экспонаты здесь так взаимосвязаны, что возникает ощущение: это и не выставка уже, а декорации неведомого спектакля или целый музей, посвященный одной теме. Известный искусствовед Михаил Боде, посетивший выставку, разъясняет...



Михаил Боде: Современная выставка, выставка современного художника вообще требует больших пространств, больших форматов. Также как смешно слушать рок-концерт через радиоточку - по крайней мере, нужны колонки, а лучше всего оказаться в самом зале, где звучат децибелы. Также и здесь: большие пространства - такие нужные децибелы, чтобы впечатлить зрителя. Так что это нормально, это правило. Я думаю, что во времена своей молодости, к которой, как кажется, возвращается Йоко Оно в этой выставке, у нее было, конечно, чуть меньше пространства, потому что во времена ее участия в группе Fluxus, что значит "текущая", места было не особенно много все-таки, ну, достаточно небольшие залы, в том числе концертные залы, но так или иначе все это было в гораздо меньших размерах. А сейчас работает целая выставочная индустрия, поэтому так принято просто показывать, это принято.



Лиля Пальвелева: Вообще-то, к тараканам принято относиться с брезгливостью. Отчего же Йоко Оно решила сделать главным героем именно это насекомое? Михаил Боде отмечает, как такового, таракана на выставке нет!



Михаил Боде: Это просто название, это позиция. Йоко Оно считает наш мир кровавым, циничным, бездуховным, аморальным, бесчеловечным, в конечном счете. А если разобраться, то как можно смотреть на бесчеловечный мир? Разумеется, глазами нечеловека, то есть с точки зрения какого-то насекомого хотя бы, почему бы нет? Кстати, эта игра масштабов, где показаны громадные часы, громадный стул и так далее, все это немножко напоминает работу нашего художника Ильи Кабакова на предыдущей Венецианской биеннале, где в зале были установлены большие ноги в ботинках. То же самое. Он показывал там как бы новых Гулливеров, которые пришли в залы современного искусства, и там им тесно просто. А людишки, зрители, так суетятся... Так же и здесь, тот же самый прием.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG