Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грозит ли США и России серьезная размолвка накануне саммита "большой восьмерки"


Программу ведет Андрей Шароградский . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович .



Андрей Шароградский : Незадолго до саммита группы восьми самых развитых стран мира в Германии, отношения между Россией и остальными участниками этого клуба заметно испортились. Прежде всего, это касается контактов Москвы и Вашингтона, в комментариях к которым всплывают такие термины, как "холодная война", и другие термины этого периода. Грозит ли Соединенным Штатам и России серьезная размолвка накануне саммита "большой восьмерки", и как это отразится на самом саммите? На эту тему материал моего коллеги Данилы Гальперовича.



Данила Гальперович : Владимир Путин фактически присоединился к компании самых жестких критиков действий Соединенных Штатов. Традиционно империалистами администрацию в Вашингтоне называют власти Ирана, Венесуэлы, Кубы и Северной Кореи. Теперь и Москва решила употребить этот термин. И президент России незадолго до саммита "большой восьмерки" дал ясно понять, как он расценивает действия одного из партнеров России по этому клубу:



Владимир Путин : Возникает желание у некоторых участников международного общения диктовать свою волю всем и вся по любым вопросам, не сообразуя свои действия с общепринятыми нормами международного права. Мы считаем, что очень опасно и вредно. Нормами международного права подменяют или пытаются подменить так называемой политической целесообразностью. Что такое "политическая целесообразность"? Кто ее определяет? На наш взгляд, это ничто иное, как диктат, и ничто иное, как империализм. Надо сказать прямо и называть вещи своими именами.



Данила Гальперович : Владимир Путин объяснил такие определения двумя серьезными действиями администрации США - выходом из договора по противоракетной обороне и планами размещения ракет в Европе. Но если бы накануне саммита в Германии это были единственные причины для размолвки России с Западом, то это было бы еще ничего. Но есть еще Иран, куда Россия собирается поставлять ядерное топливо, в то время как Тегеран не может найти общий язык ни со Штатами, ни с Евросоюзом. Есть еще Косово, резолюцию ООН о судьбе которого Россия обещает заблокировать. Постепенно накапливается такой объем непонимания в международном общении, что если называть "холодной" войной это еще рано, то кризисом уже можно.


Зачем Россия так часто испытывает терпение своих западных партнеров? Юрий Жигалкин поговорил на эту тему с бывшим корреспондентом «Уолл-стрит Джорнэлл» в Москве Дэвидом Саттер.



Дэвид Саттер : Можно выдвинуть много разных предположений. Эти акции могут быть производным желания сыграть на националистических чувствах избирателей незадолго до выборов. Они могут быть отражением новообретенного чувства уверенности в рядах российского руководства, которое оно получило, благодаря нефтезаработкам. Это может быть соблазн поиграть мускулом, а может быть и результатом испуга по поводу потери влияния в ближайших российских пределах, и даже больше - отражением метафизического испуга из-за осознания неспособности найти достойное место в мире, в котором грубая сила, доминирование значит все меньше и меньше. В мире, где Россия больше не может диктовать условия даже украинцам или грузинам, странам, где, как ей кажется, она должна доминировать.



Юрий Жигалкин : Как вам кажется, тревожит ли Вашингтон и другие западные столицы перспектива гонки вооружений, предрекаемая Москвой?



Дэвид Саттер : Факт заключается в том, что Россия не представляет экзистенциальной угрозы Западу, подобной той, что некогда являся Советский Союз или ныне исламские радикалы. Никто на Западе не верит, что российское руководство вынашивает планы атак западные страны, модернизация российского ракетного потенциала не представляет опасности для США. И Вашингтон не рассматривает Москву противником, то есть нет объективных причин для гонки вооружений. При этом можно предположить, что массированное наращивание вооружений, если оно в планах Москвы, будет губительным для России с ее шаткой экономикой. Что дейтсвительно может тревожить западные столицы - отсутсвие твердых моральных устоев в российском руководстве. Все эти трения доказывают, что Запад не может рассчитывать на Москву как на союзника, если им дейтсвительно придется вступить в противостояние с теми, кто представляет экзистенциальную угрозу.



Юрий Жигалкин : Как могут в Белом доме воспринимать последние заявления Владимира Путина, возвращаюие память "холодной" войны?



Дэвид Саттер : Может быть, они еще больше помогут Белому дому разобраться в том, что Россия в действительности представляет собой. Я думаю, что они осознают, что отчасти это политический театр. Белый дом вынужден воспринимать это спокойно.



Данила Гальперович : С Дэвидом Саттером беседовал Юрий Жигалкин.


Высокопоставленные российские чиновники говорят, что кризиса нет. Есть обычные дискуссии, которые на предстоящей "восьмерке" не должны выйти за рамки нормального разговора партнеров. Так считают в Кремле, и одного из представителей Кремля слушал Олег Кусов.



Олег Кусов : Помощник президента Владимира Путина по "большой восьмерке" Игорь Шувалов рассказал о подготовке двусторонних встреч во время саммита. Среди вопросов, вносимых на обсуждение лидеров стран "большой восьмерки", немало таких, которые влияют на отношения между Москвой и Вашингтоном.



Игорь Шувалов : Будут вопросы рассматриваться политического характера, региональные - Иран, Ирак, Афганистан, Косово и другие вопросы. В рамках саммита будут проходить двусторонние встречи лидеров. Такие встречи пока... Их график до конца не спланирован. Еще по-прежнему каждая сторона "восьмерки" работает со своими контрагентами по нахождению соответствующего времени, окна для такой встречи. Вот такое любое свободное время максимально будет использовано для того, чтобы такие встречи провести. Поэтому мы активно, в том числе, сейчас работаем для того, чтобы и у нашего президента было как можно больше таких встреч.


Все надеемся, что диалог будет позитивным, несмотря на то, что в некоторых газетах описывают сложности, которые сейчас существуют при обсуждении некоторых вопросов. Я думаю, что саммит пройдет успешно. Мы с моими коллегами недавно встречались, и опять будем встречаться на будущей неделе. Надеюсь, что уже перед тем, как лидеры встретятся, у нас будет в окончательной редакции документ согласован.



Олег Кусов : На двусторонней встрече президенты Владимир Путин и Джордж Буш намерены затронуть вопросы, которые будут способствовать позитивным процессам. Заявил спецпредставитель российского президента Игорь Шувалов.



Игорь Шувалов : Они могут обсуждать любые вопросы, когда встретятся. Но, я думаю, что они в первую очередь, наверное, будут вместе обсуждать вопросы, по которым могут продвинуться позитивно вперед, а не в отношении которых они могут концентрировать негатив. Может быть, эти вопросы будут затронуты. Но в повестке дня много тех вопросов, по которым России и Великобритании, Россия и США надо свои усилия объединять для того, чтобы двигаться вперед. Поэтому даже если эти вопросы будут обсуждаться, они не будут основными. Как правило, на таких встречах обсуждаются наиболее важные вопросы, которые повестку дня развивают, а не наоборот отношения сворачивают.



Олег Кусов : Так считает Игорь Шувалов.



Данила Гальперович : Наблюдатели в то же время полагают, что если в США решили высказаться по такому поводу, как убийство Александра Литвиненко, то таким образом Москве подают сигнал. С ней будут общаться, ее даже будут пытаться уговаривать, например, поддержать противоракетные инициативы США в Европе, но все это будет до поры до времени.




XS
SM
MD
LG