Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономические аспекты российского спорта


Валерий Винокуров: Сегодня по просьбе наших слушателей присоединился к нам наш коллега, автор и друг профессор Роберт Воскеричян. Нам звонил Иван, который просил, чтобы Роберт и Аркадий Ратнер приходили иногда сюда в студию, потому что не все вопросы, которые волнуют слушателей, они могут осветить в воскресном «Прессинге». Поэтому сегодня все вопросы по экономике милости просим. И в газетах есть тоже темы, которые Роберт Воскеричян может осветить.


Роберт, у меня к вам есть вопрос, основанный на последних публикациях. В газете «Советский спорт», на всевозможных спортивных сайтах вдруг ни с того ни с сего опубликовали список десяти многозарабатывающих футболистов России. Этот список, конечно, несколько странный. Возглавляет его Тимащук из «Зенита» - 3 миллиона евро в год, Аршавин – 2,5, второе и третье с Аршавиным делит Текке – турецкий нападающий, который не так часто играет в «Зените». Там еще в десятке Погребняк и так далее. Есть там дальше и Титов, и Ласьков и Сычев, Карвальо. У всех зарплаты по российским понятиям очень большие. Мне все равно это не нравится, чего тут лезть в зарплаты? А самое, что меня поразило – сравнивают все время с тем, сколько зарабатывают в «Челси» Баллок, Шевченко, Лэмпард, Терри, в «Манчестер юнайтед» сколько люди зарабатывают, в «Реале», в «Барселоне». Меня это еще больше удивляет. Почему же не сравнивают с командой, например, «Зульте вариген» бельгийской, в которой все игроки вместе получают меньше, чем половина зарплаты какого-нибудь Ласькова или Сычева?



Роберт Воскеричян: Даже не половина, а процентов десять.



Валерий Винокуров: Или там «Маккаби». Ясно, что все игроки «Маккаби» вместе получают меньше, чем Карвальо или Акинфеев. Про «Сельту» можно так же сказать. Я не совсем понимаю логику таких публикаций.



Роберт Воскеричян: Логика здесь простая, это связано с желанием журналистов и хозяев изданий приподнять рейтинг своих изданий. А такие пересуды, кто сколько зарабатывает, какие деньги – это всегда интересно обывателю, широким массам народным. А что касается вашего замечания, то оно совершенно справедливо. Более того, никто не сравнивает, насколько хорошо они играют по сравнению с «Барселоной», а сравнивают, насколько меньше получают. Я больше скажу, качество футбола падает, а зарплаты растут, я говорю о российской триаде. Вообще, что-то типа потолка зарплаты, видимо, придется вводить, потому что это развращает ситуацию.



Валерий Винокуров: Если бы сравнивалось с теми командами, от которых российские клубы вылетают в еврокубках, я бы тогда понял, что здесь есть какой-то публицистический элемент. Правильно вы говорите, рейтинг поднять, но хоть как-то повлиять на что-то. А когда сравнивают и говорят: Лэмпард все равно в три раза больше, чем Тимащук. Ну, и что тут такого? И в три, и в пять.



Роберт Воскеричян: А он, может, в десять раз лучше играет.



Валерий Винокуров: В том то и дело.



Роберт Воскеричян: Я вообще хочу сказать, что уровень футбола, конечно, очень низкий, клубного в частности. И недавно приезжал в Москву известный в прошлом футбольный хулиган, а ныне писатель Доги Бримсон. Он приехал в гости, видимо, с какими-то надеждами распространить свою книгу.



Дмитрий Морозов: Он пишет книгу о российских болельщиках.



Роберт Воскеричян: Да, и эта книга должна получить некое распространение. Видимо, он заработает на этом. Поэтому он выбирал выражения, когда говорил о хозяевах. И как культурный, вежливый человек и как человек, который намеревается в России что-то сделать.



Дмитрий Морозов: При том что бывший хулиган.



Роберт Воскеричян: Ну, бывший, бывший хулиган, сейчас он вполне серьезный человек. И он говорит после матча «Спартак» - «Локомотив» в Лужниках: «Одна команда боролась бы отчаянно за выживание в премьер-лиге английской, а вторая бы точно вылетела».



Валерий Винокуров: Интересно, какая.



Дмитрий Морозов: А по другой версии, он вообще от комментария этой игры отказался. Где-то я прочитал.



Роберт Воскеричян: Я читал в разных изданиях примерно одни и те же слова. Это действительно говорит о многом.



Олег Винокуров: Позвонил нам Эмиль Викторович из Москвы.



Слушатель: У меня вопрос к профессору Воскеричяну. У нас была полемика о внедрении техники в футболе, судьи за воротами, дисплеи и прочее. Вы мне сказали, что это очень удорожит футбол. Я бы хотел, чтобы профессор Воскеричян оценил удорожание. С моей точки зрения, с одной стороны, Париж стоит обедни. А с другой стороны, какое у нас тысячелетие на дворе, не пора ли технику и в футбол внедрять?



Валерий Винокуров: Я вам хочу сказать, что эта полемика совершенно бессмысленна. Ни мы, ни вы ничего решить не можем.



Олег Винокуров: Даже Роберт Воскеричян:



Валерий Винокуров: :не может решить, он только может сказать, сколько понадобится еще арбитров, сколько в день играется матчей.



Роберт Воскеричян: Я не готов ответить, насколько это может удорожить. Но я хочу сказать, что вообще не надо никаких новаций. Вот мое твердое убеждение. Все эти ошибки, которые время от времени случаются, если это не мотивированные ошибки, проплаченные, - это тоже часть процесса, часть специфики футбола, которая нам нравится. Поэтому если не будет судейских ошибок, футбол будет, по-моему, пресным. А выдумывать все эти видеоповторы, бегать, смотреть, тогда матч будет не 90 минут, а 190 минут. Ну, и что? И кто будет высиживать эти три часа? Поэтому надо оставить разговоры. И мне кажется, что так оно и будет, потому что что бы ни говорил Блаттер и другие ретивые функционеры, в Лондоне есть группа лиц, которая решает, будут или не будут новации в футболе. Они решают, как правило, очень консервативно, что мне нравится. Я думаю, что все останется на своих местах.



Олег Винокуров: Но вот что интересно, что как раз буквально на следующий день после того, как мы беседовали в очередной раз с Эмилем Викторовичем насчет этих нововведений, или даже в тот же день вечером попалась заметка на сайте «Евроспорта». Там было с Зуевым интервью, возглавляющим судейскую коллегию. И вот он там как раз этих же вопросов и касался. Это было по поводу того, что Титов назвал какого-то судью «мужичок-боровичок, у меня есть на него компромат». Зуев тогда сказал: «Ну, есть – принеси». Естественно, вопрос перешел к судейским ошибкам, и там Зуев говорил: «Да, в мире тоже думают о том, как решить, судьи за воротами, какая-то техника. Но никто толком ничего не знает. Вот есть какой-то микрочип, который никто не видел и не знает, как он выглядит, про него только известно, что он стоит 150 тысяч евро».



Валерий Винокуров: Который в ворота можно поставить.



Олег Винокуров: Не знаю куда, поскольку его никто не видел. То есть понимаете, Эмиль Викторович, все-таки вы не один, кто думает, что надо вводить технику. Но пока ничего не ясно. А как раз очень экономический тезис. Роберт не может посчитать, а я знаю, что некий микрочип, которого я не видел…



Роберт Воскеричян: Есть и комплект радиоустройств для арбитра, который стоит примерно 5 тысяч евро. Заказали, привезли, включили – у нас не работает.



Олег Винокуров: Зуев про это тоже говорил, что там не успели, потому что надо слепки с ушей сделать всем арбитрам.



Роберт Воскеричян: У наших арбитров уши нестандартные.



Олег Винокуров: Просто не успели, со второго круга все будет, он сказал.



Роберт Воскеричян: Уши придут в норму.



Валерий Винокуров: Уши нестандартные и глаза, главное, нестандартные, видимо.



Олег Винокуров: Александр из Москвы.



Слушатель: Некоторое время назад американцы, которые летали на так называемую космическую станцию, привезли с собой в рекламных целях клюшки и шары для гольфа и собирались на Орбите, выйдя в открытый космос, сыграть в гольф. Не могли бы вы сказать, чем там кончилось дело? Второй вопрос по поводу жалоб на нашу сборную. Любой военный вам скажет, что победа зависит от боевой слаженности отдельных солдат и целых частей. Как говорил Суворов, «каждый солдат должен знать свой маневр». Сборная, которую собрали с вечера, а утром она должна играть, конечно, выиграть ничего не может. Советский Союз выигрывал, потому что там тренировались по году. Сейчас хозяева клубов говорят, что им невыгодно отпускать игроков на такой срок. Так может быть, ввести такой закон, что им списывают налоги, а за это они должны примерно на год или хотя бы на полгода отдавать игроков в сборную. Естественно, игрокам надо компенсировать деньги, которые они могли бы заработать. И третье, не считаете ли вы, что нужно учредить премию имени Озерова для наименее косноязычного и безграмотного журналиста?



Валерий Винокуров: Во-первых, такая премия есть. Ее же вручала когда-то газета «Советский спорт». Что касается ваших тех предложений, это совершенно какая-то бессмыслица. Как клубы будут отпускать игроков на полгода и так далее?



Роберт Воскеричян: Что касается гольфа, действительно астронавты вышли в открытый космос, помахали клюшкой. Конечно, в гольф играть в космосе проблематично.



Олег Винокуров: Шарик сейчас в полете, лунка находятся на Марсе, он сейчас к ней приближается.



Роберт Воскеричян: Совершенно наш слушатель прав, это в чистом виде рекламный ход, проплаченный федерацией гольфа и теми компаниями, которые поставляют всевозможные аксессуары.



Олег Винокуров: Это же не случайно, гольф – это же самый богатый вид спорта.



Роберт Воскеричян: По заработкам – да. По заработкам игроков, которые любители, например, - тоже.



Валерий Винокуров: И по доходам тоже.



Олег Винокуров: Откуда заработки берутся?



Валерий Винокуров: Конечно, когда продается вся эта амуниция.



Роберт Воскеричян: Это большой бизнес, действительно.



Олег Винокуров: Так что неудивительно, что именно гольф.



Дмитрий Морозов: Клюшка, тем не менее, тоже была.



Валерий Винокуров: Чтобы несколько, отвечая на вопрос Александра о сборной, о маневре и так далее, я взял в руки «Российскую газету». Сегодня же играют Россия – Андорра. И такой шум вокруг этого матча. Неслучайно Александр, видимо, наслышался. А там как это все подается, там гимн России приедет Иосиф Кобзон петь и так далее. Все говорят про то, как там что и прочее. «Российская газета», мне кажется, все это опускает на землю, снижает пафос, сообщив следующее: «Тренер сборной Андорры Давид Родриго не досчитался сразу восьми футболистов основного состава». Дальше, когда начнешь читать, то выясняется, что больше, чем восьми. Сразу шестеро футболистов дисквалифицированы. Кроме того, еще два заняты в клубах, не помогут национальной сборной. Наконец, под большим вопросом участие в матче еще четырех, которые травмированы. Единственная радость в стане аутсайдеров группы – это новость о том, что сборная может рассчитывать на некого Марка Бернауса. По данным официального сайта УЕФА, защитник «Эльчи» договорился с Футбольной федерацией Андорры, что пропустит субботний поединок из-за занятости в клубе, однако затем передумал. Представляете, перед таким матчем Александр всерьез рассуждает, что надо знать свой маневр и так далее.



Олег Винокуров: Это понадобится в среду. С Андоррой можно не знать, а в среду понадобится.


Слушаем Александра из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Главный тренер России Гус Хиддинк отмечал на пресс-конференции, что команда Андорра, с которой мы будем играть сегодня в 19 часов, любит провоцировать соперника и играет грязно на поле.



Олег Винокуров: Поэтому у них и дисквалифицировано шесть человек, не случайно, они же все время карточки получают.



Слушатель: Есть ли в словах правда, или он заранее оправдывает себя в случае поражения команды России?



Валерий Винокуров: Да нет, какое поражение может быть? Может быть крупная победа. Но дело в том, что они от неумения…



Олег Винокуров: Неслучайно только что мы прочитали, что шесть дисквалифицированных. Это значит, что они в одном матче последнем с Англией должны были получить (естественно, англичане их переигрывали во всем), они били их по ногам от неумения, шесть человек получили желтые карточки.



Валерий Винокуров: А у них всего 20 футболистов, значит осталось восемь. Не поймешь, если кто-то заболел, нельзя начать игру.



Олег Винокуров: Слушаем Юрия Кирилловича из Москвы.



Слушатель: У меня такой вопрос. Взаимоотношения УЕФА с этим коллективом команд, считающихся экстра-классом в Европе G-14. Откуда берется такой большой призовой фонд при выигрыше Лиги чемпионов?



Роберт Воскеричян: По поводу G -14 анонсирую: завтра в воскресном «Прессинге» будет в рамках рубрики «Экономика большого спорта» материал об отношениях G-14 и УЕФА, так что сегодня ничего не скажу. Потерпите, пожалуйста, один день.


А что касается фонда, конечно, фонд – прежде всего это деньги от продажи телевизионных прав, но также и некоторые другие спонсорские деньги. Фонд наполняется так же, как и любой другой фонд.



Валерий Винокуров: Ну, там же спонсоры какие – «Форд», «Амстел», «Сони».



Олег Винокуров: Но телевизионные составляют самые большие.



Роберт Воскеричян: Да, самое главное – это телевидение.



Олег Винокуров: Поэтому больше всех получают деньги не те команды, которые лучше выступили. Так бывает, например, если «Барселона» выиграла у «Арсенала» в прошлогоднем финале, «Арсенал» получил все равно больше денег, потому что испанский телевизионный рынок не сравнится с английским телевизионным рынком. И, естественно, общие доходы, призовых конкретно за победу «Барселона» получила больше, а общие доходы были больше у «Арсенала», например.


Слушаем Леонида из Смоленской области.



Слушатель: Интересно, почему сегодняшний матч пройдет именно в Питере? Не могли бы вы сказать, где эта Андорра и что она собой представляет?



Валерий Винокуров: Это можем, мы там были



Олег Винокуров: Андорра – великолепная страна.



Валерий Винокуров: А почему именно в Питере? Потому что так решило руководство сборной из уважения к зенитовцам.



Олег Винокуров: В России же давно уже принято такая методика, которая во многих странах тоже достаточно распространена, национальная сборная играет в разных городах, не только в столице. В Волгограде играли, в Краснодаре. Пока еще выносятся только матчи с такими явно слабыми командами, видимо, для того, чтобы уж точно порадовать местную провинциальную публику победой яркой. Пока все удавалось. Естественно, Питер сегодня тоже порадуется. У Италии вообще нет основного стадиона в принципе.



Дмитрий Морозов: По всей стране играет сборная.



Олег Винокуров: Да, независимо от того, какой силы соперник. Стадион, естественно, имеет значение.



Валерий Винокуров: Леонид, поделимся с вами впечатлениями о пребывании в Андорре. 25 километров в длину, ущелье такое. Пять городов при этом, перетекают один в другой.



Дмитрий Морозов: В Пиренеях, между Францией и Испанией.



Валерий Винокуров: Машину поставить негде. Там только высокие очень гаражи десятиэтажные, потому что очень мало площади. Шли мы там как-то мимо и увидели вдруг Федерацию футбола Андорры.



Олег Винокуров: Федерацию дзюдо мы даже там видели. Спорта там много. Но факт тот, что Андорра – это же принсипат. У него есть соответственно два принсипа, один из которых является президентом Франции, а второй является епископ Ургелский. Это город в Испании, там есть епископ, и они с президентом Франции решают судьбу на пару. Так исторически сложилось.



Валерий Винокуров: А всего там в самой Андорре есть одна команда, в ней 12 игроков. Она иногда с кем-то играет, кто приезжает туда отдыхать, например. А вообще, игроки играют в разных клубах. Вот в «Эльте» кто-то.



Олег Винокуров: Но она же играет еще в каком-то четвертом испанском дивизионе.



Дмитрий Морозов: Но чемпионата Андорры то нет как такового.



Валерий Винокуров: Нет, конечно. Там же, по-моему, и стадиона нет. Его же невозможно там поместить.



Дмитрий Морозов: В Испании играют.



Валерий Винокуров: А там зато горнолыжный спорт развит.



Дмитрий Морозов: Ну, курорт, естественно, горнолыжный.



Олег Винокуров: В общем, прекрасная Андорра. На пейджер Александр, который часто проявляет остроумие в своих посланиях, в шутливой форме написал: «Желаю победы Андорре. Все равно наши звезды в турнире вряд ли чего добьются. Почему бы не порадовать маленькую страну? Грех издеваться над убогими». Но они не убогие. У них 12 человек нет. Понимаете, они не смогут теперь выиграть ничего при всем желании.



Валерий Винокуров: И до этого то не могли никогда.



Олег Винокуров: А вот Станислав Павлович тоже шутку нам подпустил, написал, что «эти всякие микрочипы в футбольных мячах, в воротах и прочее для того делаются, чтобы все были под наблюдением наподобие КГБ советских времен».



Валерий Винокуров: На футбольном поле итак все перед глазами у всех, только ничего не видят, попал мяч – не попал.


Давайте на экономические вопросы перейдем.



Дмитрий Морозов: Хотя бы тезисы основные по G -14.



Роберт Воскеричян: Тезисы такие. Обострились отношения между УЕФА и G -14. Это связано с активизацией новоизбранного президента Платини, который обратился к G-14 с просьбой отозвать иски по поводу травм футболистов, вызываемых в сборную, и фактически самораспуститься, влиться в «семью» европейских народов футбольных и зажить единым европейским общежитием.



Валерий Винокуров: А там же как раз переизбрали президента G -14.



Роберт Воскеричян: С другой стороны, в самом G-14 происходят довольно интересные процессы, переизбрали президента. Сегодня это Жан-Мишель Оля, который поднял «Лион» до невиданных высот, со всех точек зрения, и с истинно французским размахом и креативом он взялся за новое дело, предлагает расширить с 18 до 32 клубов, ввести восточноевропейские клубы типа «Спартака», ЦСКА, «Динамо» (Киев), «Шахтер», «Стяуа».



Валерий Винокуров: «Динамо» (Бухарест).



Роберт Воскеричян: Тех, которые в Европе на слуху и как бы заметны и имеют определенные позиции в Европе. Все это впереди. Суть в том, что если G-14 осуществляет свои планы, и в этом ей поможет Европарламент, который собирается принять некоторые поправки, которые делают бессмысленными национальные чемпионаты. Есть такое течение тоже. То тогда не нужно УЕФА, потому что УЕФА тогда должно либо самораспуститься, либо его распустят те, кто уходит.



Валерий Винокуров: А сборные как же?



Роберт Воскеричян: Вот, вопрос о сборных. Сейчас в футболе ситуация мне напоминает август 1914 года. Вот об этом мы поговорим.



Дмитрий Морозов: Не хватает выстрела только в Сараево.



Роберт Воскеричян: Да, вот об этом мы завтра в программе «Прессинг» и поговорим. А наши слушатели послушают.



Олег Винокуров: Александра из Москвы слушаем.



Слушатель: Я не понимаю, почему у нас так хотят извечно иметь преимущества, чтобы сборная тренировалась, ведь мы находимся в равных условиях. И другие сборные также собираются и играют.



Валерий Винокуров: Правильно.



Слушатель: Мы имели преимущество в советское время в хоккее над Канадой и США. Так те собирались, а наши целыми годами играли. Привыкли к этому и сейчас хотим. Это какая-то несправедливость.



Валерий Винокуров: В футболе тоже, Александр, так, кстати, было в те времена, когда в 1976 году вообще чемпионат разбили на два, по три месяца игроков сборной отрывали от клубов. Вы правы абсолютно, Александр. Надо жить по законам цивилизованного общества. Все так поступают, и так же надо и жить.



Олег Винокуров: Тагир Якубов спрашивает Роберта, согласен ли он с мнением нашего слушателя, что уничтожение любительского спорта сделало и спорт профессиональный обезжиренным. Он нелицеприятно отзывается о братьях Кличко и Николае Валуеве, уверяя, что это боксеры уровня третьего юношеского разряда. А вот они становятся чемпионами мира. Согласны ли вы с этим, Роберт?



Роберт Воскеричян: Я с тем, что они третьеразрядные боксеры, даже и Валуев, хотя, конечно, к нему есть вопросы по части техники, выучки тактической и так далее. Но даже Валуев все равно силен, особенно братья Кличко, особенно старший из братьев. А что касается в общем и целом, я соглашусь, потому что те, кто сегодня в боксе считаются законодателями мод и образцом, по крайней мере, за 70-е годы я точно отвечу, потому что тогда я уже был достаточно взрослым человеком, старшеклассников, видел и любил бокс смотреть, видел и любителей, особенно американскую команду в 1976 году в Монреале, которая просто сплошные были великие звезды. Один Рей Леннарт чего стоит. Помню возвращение триумфальное Мохаммеда Али после отсидки, помню Формена и Фрезера и многих других. И смотрю на этих – конечно, смотреть нечего просто. Это не бокс по сравнению с теми. Но считать, что они третьеразрядные, не могу, потому что остальные еще хуже, чем Кличко, Валуев и так далее. Именно поэтому они – чемпионы.



Валерий Винокуров: Но Тагир Якубов значит прав, что все-таки любительский спорт… Тогда на Олимпиаде в Монреале я тоже присутствовал на финальных всех боях. И они все были любителями.



Роберт Воскеричян: Да, безусловно.



Валерий Винокуров: Потом стали переходить



Роберт Воскеричян: Прав глобально, но в оценке Кличко и Валуева не прав.



Валерий Винокуров: Да. Но когда поле любительское исчезло, питавшее в основном…



Роберт Воскеричян: Согласен, глобально он прав.



Олег Винокуров: У нас есть еще от слушателя Каримова, тоже личность Валуева его беспокоит, но уже в другом ключе. «Он собирается поступить в Уральский университет, где уже учится Костя Цзю. Интересно, состоится ли между ними поединок, и у кого больше шансов?»



Роберт Воскеричян: Надеюсь, аудитории и парты не пострадают.



Олег Винокуров: У Валуева вообще нет шансов попасть в Костю Цзю никогда.



Валерий Винокуров: Он же его никогда не поймает, ведь он же маленький.



Роберт Воскеричян: Вот я и говорю, парты могут пострадать.



Валерий Винокуров: А поскольку Костя Цзю в хороших отношениях с Димой Морозовым…



Дмитрий Морозов: Ну, мы общались несколько раз.



Валерий Винокуров: Ну, и что? Попадет в него Валуев когда-нибудь?



Дмитрий Морозов: Я думаю, что никогда, конечно, не попадет.



Олег Винокуров: Пусть они все-таки учатся там.



Дмитрий Морозов: Пусть они учатся, пусть Коля Валуев попадет в университет хотя бы в этот Уральский.



Олег Винокуров: Вот именно, но собрался вроде, молодец.


Олег из Москвы.



Слушатель: Где-то неделю назад целая группа велогонщиков первоклассных призналась, что они принимали допинг. И у меня в связи с этим возник вопрос: ведь они соревнуются с теми людьми, которые допинг вроде бы не принимали. И тем не менее, они соревнуются приблизительно на равных. Я подумал, что, может быть, три ответа. Либо весь этот допинг – на самом деле просто раскрученная пропаганда его производителей, раз они на равных все равно соревнуются, либо принимают допинг те, кому немножко не хватает до лидеров, либо, наконец, все принимают допинг, а просто некоторые не признаются.



Валерий Винокуров: Олег, давайте уточним одну вещь. Они признались в том, что употребляли эретропаэтин. В то время 1996, 1997, 1998 годы, он не входил в число запрещенных препаратов. То есть они сказали, что они им пользовались, а сейчас это стало допингом. В велосипедном спорте действительно это очень распространено, к сожалению. И именно борьба с допингом началась в свое время, когда от применения каких-то стимулирующих средств скончался велосипедист. Это было очень давно. Дальше каждый из здесь сидящих может что-то на эту тему сказать.



Дмитрий Морозов: Господин Дурманов был у нас в гостях и делал некоторые комментарии, пояснения на этот счет. Все принимают препараты, но препараты есть легальные и препараты есть запрещенные. Вот в чем вся разница. Ну, подумайте, как может человек нормальный каждый день проезжать по 200 километров на протяжении двух недель. Это ж просто невозможно.



Валерий Винокуров: Еще с какой скоростью.



Дмитрий Морозов: А еще сколько таких гонок на протяжении всего сезона. Естественно, организм нуждается в подпитке, нуждается в препаратах медицинских. Но они есть легальные, есть нелегальные.



Валерий Винокуров: Есть такие, которые полезны: витамины, минеральные соли.



Роберт Воскеричян: Я только могу добавить насчет индустрии. Индустрия уже, по разным оценкам, от двух до трех миллиардов долларов, производящая всю эту химию, и легальную, и нелегальную вместе. Оборот этой индустрии, я думаю, что ближе к верхней оценке, годовой оборот. Соответственно, и потребитель…



Валерий Винокуров: И очень много стоит антидопинговая вся система.



Роберт Воскеричян: Я имею в виду все, что связано либо с применением, либо с борьбой с применением оценивается от двух до трех миллиардов долларов.



Дмитрий Морозов: То есть колоссальный бизнес.



Роберт Воскеричян: Здесь ничего не поделаешь. Пока есть спрос – будет и предложение. Единственное, что делается – ввести это в цивилизованное русло, отсеять наиболее опасные проявления, а с остальными нежно работать.



Валерий Винокуров: Сейчас даже увеличивают сроки дисквалификации – в легкой атлетике до 4 лет стало. Между прочим, эта тема актуальна, потому что как раз тут два российских лыжника сейчас дисквалифицированы Федерацией лыжного спорта России. Это Ширяев, который попался на допинге во время чемпионата мира, и чемпион мира среди молодежи Опарин, по-моему. Их уже федерация лыжного спорта российская дисквалифицировала на два года.



Олег Винокуров: У нас на связи Валерий из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Я отслеживаю мастерство Коли Валуева с самых начальных азов. Я могу сказать, что это очень талантливый парень. Причем у него был пик, когда он работал у Олега Шалаева. Как ввязались Габриеляны, есть взять мониторинг советов, и что там творится в углу – это тема для шикарной кинокомедии. Например, такие эпизоды: «Коля, убей его, разорви его на части!» Там о тактике, технике, заготовках речи нет. «Порви его, зарежь его!» - да это уголовно наказуемое мероприятие.



Валерий Винокуров: Я не понял, какие Габриеляны.



Дмитрий Морозов: Тренер Габриелян.



Слушатель: Я вижу, что люди никогда не занимались с тяжеловесами. Подготовка Николая в никуда, его косит на левую руку, правой ничего не может сделать. Талантливейший парень попал в руки к спортивным вандалам. Я не знаю, как там получилось, что там получилось. Но мне жалко Колю. Это гигант, это талантливый спортсмен.



Валерий Винокуров: Валерий, я чувствую, вы разбираетесь в боксе. Всегда, наверное, прилипает кто-то к талантливым спортсменам.



Олег Винокуров: Слушаем Петра из Москвы.



Слушатель: У меня вопрос социально-экономический. В советское время существовала система физкультура – спорт. И хотя спорт был на самом деле профессиональным, но это дело прикрывалось тем, что спортсмены числились где-то. Но привлекательным было то (я сам занимался много спортом и в детстве, и в институте), что были достижения выдающихся спортсменов. Сегодня физкультура начисто отсечена. У нас тут площадка детская, я там бегаю, и я ни разу за последние годы не видел, чтобы из школы выводили бегать школьников. Все это приходит в запустение и так далее. Но спорт тем не менее у нас профессиональный появился. Мне совершенно доподлинно известно, что прегрешения амурского губернатора, который отчислял деньги, не единственные.



Валерий Винокуров: Ну, конечно.



Слушатель: Значит, почти во всех регионах, в частности в РАО «ЕЭС», отчисляли деньги из одного региона в другой. Например, таким образом финансировалась деятельность хоккейного СКА в Санкт-Петербурге. А у меня такой вопрос: ведь деньги на содержание не окупаются ни футбольной командой, ни другими. Идут они за счет бюджета. Разговоры о том, что есть спонсоры, не выдерживают критики по одной причине. Дело в том, что за это все расплачивается в итоге население страны.



Валерий Винокуров: Вы очень правильно поставили этот вопрос, который неоднократно занимал, в частности, Роберта, и в программе «Прессинг» неоднократно он освещался.



Роберт Воскеричян: Согласен, что эти деньги не возвращаются в форме еще больших денег. То есть как бизнес это не работает. Но те руководители регионов, которые идут на это, идут совершенно с определенной целью.



Дмитрий Морозов: А что там с Амуром, губернатор просто переборщил со своим футбольным клубом?



Роберт Воскеричян: Они в энерготариф внесли небольшую добавку, из которой потом финансировался клуб. Но там вообще совсем другая причина.



Валерий Винокуров: Там было много, это одно из его прегрешений.



Роберт Воскеричян: Там просто какая-то политическая была целесообразность, зацепились за футбол. Так делают все, а попался один Коротков. Это частность.



Валерий Винокуров: Роберт, попутно у меня вопрос: вы называете в последнее время олигархически-губернаторский спорт или наоборот. Посмотрите, что происходит сейчас с казанскими клубами. В волейболе и водном поло мужском казанские команды – чемпионы. В хоккее была чемпион.



Дмитрий Морозов: Вице-чемпион.



Валерий Винокуров: Вице-чемпион сейчас. Казанский «Рубин» был тоже.



Олег Винокуров: «Уникс» там.



Роберт Воскеричян: Казанцы, точнее руководство республики, работают системно. У них есть определенный алгоритм, которого они придерживаются. У них цель такая – по каждому виду спорта значимому, должна быть команда, которая на первых ролях, пусть не всегда чемпион, но на первых ролях в российском чемпионате. Это касается футбола, баскетбола. Есть у них еще «Ракета» клуб, владелец которого стал губернатором Амурской области после Короткова. То есть там все четко. И причем это связано с нынешним представителем президента в Дальневосточном округе Камилем Исхаковым. Он, когда был мэром Казани, он эту систему заложил. Под это дело подыскивается спонсор и начинает развивать именно эту команду. И все, и нормально идет.



Валерий Винокуров: Короче, Петр в чем-то прав, что деньги какие-то уходят и не возвращаются, но разориться при этом республика или область не может.



Роберт Воскеричян: Это мелочи по сравнению с тем, какие это приносит дивиденды для республики социальные и так далее.



Олег Винокуров: Москва на связи, Анатолий Евгеньевич.



Слушатель: Только что прозвучало, что в Советском Союзе была физкультура и был спорт. Я вам скажу, какая была физкультура. Потому что я 1932 года рождения, подростком я дико любил спорт. Я был неперспективный, потому что книжки читал, узкоплечий. Я никуда не смог устроиться. Только придя в университет, я смог заниматься спортом, когда уже было поздно. Теперь моя сестра, у нее совершенно другая фигура, она идеально была приспособлена к спорту. Тоже никто не взял, смотрят, как на дохлую крысу, то ли денег хотят, не знаю. Денег у меня не было.



Олег Винокуров: Никто же не идеализирует то, что было.



Валерий Винокуров: Во всяком случае, на словах было. Все-таки в школах как-то занимались. У меня перед домом был стадион и сейчас есть. Когда-то там школьники все время бегали, сейчас действительно пустует. Это все, конечно, плюсы и минусы времени.



Олег Винокуров: Слушаем Владимира из Москвы.



Слушатель: 22 апреля попечитель московского «Динамо» господин Степашин объявил во всеуслышание, что через месяц будет объявлен бюджет футбольного клуба «Динамо» (Москва). Я 22 мая обвел красным карандашом, но до сих пор я что-то нигде не нашел. Может, господин Воскеричян подскажет, в какой прессе есть это?



Роберт Воскеричян: Его не только в прессе нет, его вообще нет.



Валерий Винокуров: Единственное, что попадаются в прессе, то этого «Динамо» собирается купить…



Роберт Воскеричян: Никаких бюджетов у них нет. Они живут с колеса.



Дмитрий Морозов: А господин Степашин год уточнил?



Валерий Винокуров: Он много чего обещал.



Олег Винокуров: Счетная палата считает.



Роберт Воскеричян: Свои счета.



Олег Винокуров: Свои счета на своем счету.


Слушатель Митрофанов из Москвы сокрушается, что нет улиц имени выдающихся спортсменов, например улицы Льва Яшина или бульвара Гарри Каспарова.



Роберт Воскеричян: Каспарову рановато.



Валерий Винокуров: А улица Льва Яшина могла бы быть.



Олег Винокуров: Алексей спрашивает: «Как сыграли Канес, Джокович и Ребредо?» Джокович не играл, Канес и Ребредо выиграли, вышли в одну восьмую.


Андрей говорит: «Надо бы сравнить еще пенсии ветеранов войны в Англии и России».



Валерий Винокуров: Вот это верно, вот это очень верное замечание Андрея.



Олег Винокуров: Слушатель Грушевский возмущен рекламой пива во время футбола.


А Станислав Павлович сообщает, что «Россия говорит, что она во всем права, в том числе в области спорта. На самом деле, это не так, она сама виновата». Правда, не уточняет, в чем она виновата.



Валерий Винокуров: В каких-нибудь поражениях, предположим.



Роберт Воскеричян: Виновата и все.



Валерий Винокуров: Роберт, подведите какой-то итог. Не так много, может быть, экономических вопросов мы сумели обсудить, но вас как-то мотивировало, такой интерес слушателей? Вот социально-экономический взгляд Петра, он оценил наш социально-экономический взгляд.



Роберт Воскеричян: Люди, которые звонят, гораздо лучше понимают глубинную суть спорта с точки зрения социально-экономической, нежели те, кто должны это делать. Я имею в виду челядь чиновничью, которая вроде как руководит, и ошметки только летят вокруг да около, и никакого результата. Вы отмечали, что они лучше понимают в футболе, чем иные тренеры, а я говорю, что лучше понимают в том, как надо правильно вести дело, нежели те, кто должны это понимать.



Олег Винокуров: Но менять их местами нельзя, потому что наши слушатели, наверное, там разберутся и все организуют, но тех, если поставить на место слушателей, они не будут нам звонить, им же не интересно, и мы останемся без аудитории.



Валерий Винокуров: Как сказал поэт, «не старайтесь снисходить до масс, массы понимают лучше вас». Это он обращался как раз к этим чиновникам, которых Роберт и обозначил общим словом.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG