Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские выборы и последние инициативы "Справедливой России"


Виктор Резунков: Сегодня у нас в гостях депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, член фракции «Справедливая Россия» ("Родина", "пенсионеры", "Жизнь") Павел Солтан.


Сегодня мы поговорим о ситуации в Петербурге и России накануне парламентских и президентских выборов, о последних инициативах «Справедливой России» и последних заявлениях лидера этой партии Сергея Миронова, о партийном строительстве и многом другом.


Павел Михайлович, давайте вначале поговорим о политической ситуации в Петербурге накануне парламентских выборов. Понятно, что скоро эта тема станет главной, она уже становится главной. Как складывается взаимодействие фракций в петербургском парламенте? Это имеет отношение к парламентским выборам в Петербурге?




Павел Солтан

Павел Солтан: Ну, конечно, это имеет непосредственное отношение, и чем ближе к выборам, тем это будет более ощущаться. Единственное, что бы мне хотелось, - чтобы весь этот накал, который, может быть, будет возникать, чтобы он не сказывался на жизни наших горожан. Потому что, мне кажется, цель Законодательного собрания, всех депутатов, независимо от партии, наверное, прилагать максимальные усилия, чтобы конструктивно стараться решать все те вопросы жизнедеятельности города, чтобы люди, на самом деле, ощущали это реально.



Виктор Резунков: Скажите, фракция «Справедливая Россия» не получила ни одного мандата глав комитетов в Законодательном собрании, и недавно совсем ваш лидер, депутат Олег Нилов заявил, что практически фракция «Справедливая Россия» оказалась в оппозиции. Так ли это?



Павел Солтан: Ну, вы знаете, я не стал бы драматизировать эту ситуацию. Ведь вопрос в том, что каждый депутат, независимо, есть у него портфель или нет, он является представителем, жителем нашего города. И на самом деле любой депутат может выступать с законодательной инициативой, предлагать какие-то проекты законов, доказывать их необходимость. И может быть, если эти законы, которые именно необходимы для наших горожан, не будут приниматься, стараться находить понимание у тех, кто это блокирует сегодня. Если же говорить о том, что нет ни одного портфеля, ну, на самом деле все в жизни течет, все меняется, поэтому самое главное - приложить, наверное, силы и усилия, чтобы те законопроекты, которые сегодня необходимы, они были приняты, они работали.



Виктор Резунков: Ну, а как вы сами считаете, Павел Михайлович, те выборы, которые прошли в марте в Законодательное собрание Санкт-Петербурга, можно ли их назвать действительно генеральной репетицией перед парламентскими выборами? Это интересный вопрос.



Павел Солтан: Я думаю, отчасти это было так, конечно, хотя изначально могу сказать, что эта система партийная мне все-таки кажется несколько преждевременной. То есть та система, которая была опробована в Петербурге, именно 100-процентная система партийных выборов. Потому что, на самом деле, произошло такое, может быть, жесткое разделение по партиям. Это вполне естественно, конечно, но опять же мы должны четко понимать, что у нас должна быть у всех одна цель. Другое дело, что у каждой партии может быть несколько иной подход, но цель-то одна - это нормальная жизнь и развитие города.



Виктор Резунков: Смотрите, «Единая Россия» в какой-то степени вошла в альянс с ЛДПР, образовалась некая коалиция, они получили большинство голосов, в соответствии с принятым недавно законом они получили право блокировать практически, то есть, принимать любые законы, несмотря на то меньшинство, которое осталось. Два вопроса в связи с этим. Вы не собираетесь каким-то образом договариваться с фракцией коммунистов Петербурга? И второе, как вообще в перспективе, вы считаете, возможен такой альянс между «Справедливой Россией» и коммунистами?



Павел Солтан: Я могу сказать, что мы готовы сотрудничать со всеми фракциями, потому что если говорить о том, как вы недавно заметили, что мы встали в оппозицию, ну, я могу сказать лично только одно: да, мы в оппозиции и будем в оппозиции человеческой глупости, человеческой подлости. И независимо от того, кто будет предлагать эти элементы, против которых мы выступаем, независимо от того, какая это будет партия. Потому что если мы будем в оппозиции ради оппозиции, то это никому не нужно. Это прежде всего не нужно горожанам нашим.



Виктор Резунков: У вас уже возникали с «Единой Россией» какие-то такие вопросы? Бюджет недавно обсуждался, какие-то проекты обсуждались, тот же самый Охта-центр и так далее - какие-то возникали, скажем так, непримиримые разногласия?



Павел Солтан: Понимаете, в чем дело, я бы сказал так, что монополизм в политике ни к чему хорошему никогда не приводит. И сегодня, мне кажется, некая ошибка - пытаться получить контрольный пакет (на сегодня он уже есть). Потому что всегда это палка о двух концах. Потому что когда люди что-то предлагают, каждому человеку свойственно ошибаться, и если не будет какого-то противовеса, который будет держать в тонусе, и стараться, может быть, как тот дятел, которые убирает с дерева личинки, чтобы оно не загнивало, - если этого нет, то это приведет к краху, на самом деле, раньше или позже.



Виктор Резунков: Вы ощущаете в Петербурге монополизм «Единой России» сейчас?



Павел Солтан: Конечно. И это ощущаю не только я, это, к сожалению, ощущают жители города. Когда проходили региональные выборы, недавние, мартовские, то, к сожалению, ко мне приходили наши бюджетные организации и говорили, что «нас еще никто так не унижал». То есть это была аналогия с 1937 годом, когда всех пытались построить. Ну, это грубая ошибка. Я думаю, что она будет через какое-то время осознана, просто хотел бы, чтобы произошло раньше.



Виктор Резунков: А как вы думаете, это как-то повлияет на парламентские выборы?



Павел Солтан: На думские?



Виктор Резунков: На думские, да.



Павел Солтан: Ну, я могу сказать, что что-то подобное, видимо, будет. Здесь моя позиция, что во время любых выборов никогда не нужно выливать какую-то грязь пытаться на другие партии. Нужно рассказывать свой подход, свое видение, и люди это оценят. Воспримут или нет - это уже вопрос второй.



Виктор Резунков: Скажите, а на думских выборах как, по вашему мнению, «Единая Россия» будет более что ли интенсивно использовать свой административный ресурс в Петербурге, о чем вы говорили, влиять на какие-то структуры, на какие-то финансовые группы, с тем чтобы они поддержали «Единую Россию», или это, наоборот, будет учитываться опыт непосредственно негативный, который был на мартовских выборах в Законодательное собрание? Я касаюсь Петербурга только.



Павел Солтан: Я понимаю. Вы знаете, чудес не бывает. Конечно, мне кажется, административный ресурс будет использоваться на полную катушку, хотя опять же говорю, что люди ведь уже совсем другие, не те, которые были 10 лет назад, и вот это давление, оно всегда очень негативно воспринимается. Другое дело, что мне, на самом деле, очень жалко людей, которые в душе своей довольно-таки порядочные, но их ставят в очень нехорошее положение. Это, честно говоря, просто неуважение к людям.



Виктор Резунков: Павел Михайлович, давайте поговорим о предстоящих думских выборах. Как вам видится, каким будет политический расклад в Петербурге на этих думских выборах. Вот сейчас примерно, навскидку, я понимаю, прогнозы делать пока рановато, до декабря времени еще остается много, но в целом, в принципе, политический ландшафт вы уже можете представить, я не сомневаюсь в этом.



Павел Солтан: Я могу сказать следующее, что до конца еще не сформировано законодательство избирательное, то есть еще непонятно детально, какие будут выборы - или это будет один федеральный округ, или будут региональные, то есть немножко нужно подождать. Что касается того, насколько они будут жесткие, тут сомневаться не приходится, поскольку вы же понимаете, что думские выборы будут определять в дальнейшем, каково будет направление политики государства, реализация тех законов, которые будут приниматься. То есть на самом деле это будет очень и очень важный момент. И если говорить о том, что наша партия планирует заняться в Государственной Думе, ну, на сегодня, конечно, я прекрасно понимаю, что это должно быть не менее 25 процентов. Это тот минимум, который нам необходим.



Виктор Резунков: В Петербурге какие-то списки уже обсуждаются, кто-то из известных людей, из тех же депутатов Законодательного собрания собирается принимать участие в выборах, вы могли бы сказать?



Павел Солтан: Вы знаете, я никогда не люблю делать вот такие прогнозы. Я хочу сказать, что, да, работа идет, списки формируются, конечно, но нужно опять же немножко подождать, поскольку через какое-то время, пройдет вот в августе съезд «Справедливой России», и уже списки окончательные будут утверждены, они будут ясны.



Виктор Резунков: А сейчас известен кто-нибудь вообще, я не имею в виду только список «Справедливой России», какие-то другие участники выборов? ЛДПР, например, или «Единой России», кто в Петербурге собирается участвовать, вам известно? В кулуарах Законодательного собрания что говорят?



Павел Солтан: Опять же хочу сказать, я могу сказать одно только, что от нашей партии однозначно пойдет Оксана Дмитриева - это понятно. Что касается партий, я бы не стал комментировать, поскольку опять же все будет уточняться несколько позже.



Виктор Резунков: Хорошо, скажите, а как вы относитесь к тому, что партию «Яблоко» сняли с участия в мартовских выборах? И вообще, как вы относитесь к участию в думских выборах оппозиции, в Петербурге в частности?



Павел Солтан: Ну, то, что «Яблоко» не допустили до выборов, это была ошибка некая. Это абсолютно неверно – пытаться таким образом убирать оппозицию.



Виктор Резунков: А последние «Марши несогласных» - какое у вас к ним отношение? Что вы думаете, почему так много участников в них?



Павел Солтан: Я могу сказать, что касается маршей оппозиции, я сторонник того, чтобы никогда власть не допускала тех условий, для того чтобы эти марши возникали. Потому что прежде всего России и городу нужна стабильность, нормальная жизнь людей. Тем более, меня очень не устраивает то, что эти марши, они проплачиваются определенными структурами. Понимаете, это, мне кажется, абсолютно недопустимо, когда людей просто используют. Конечно, человек, любой человек может и должен высказывать свое мнение, доволен он, недоволен работой власти. Потому что власть всегда должна чувствовать обратную связь и корректировать свои действия. Мне кажется, то, что сейчас происходит, это все несколько проплачено.



Виктор Резунков: А у вас есть какие-то факты, доказательства того, что это проплачено?



Павел Солтан: Происходит это с определенной целью. Ну, когда мы смотрим на того же Касьянова, понимаете, это не те «Марши несогласных», которые реально возникали бы снизу, от людей. Это те марши, которые, я бы сказал, провоцируются, провоцируются на том, что есть у нас много болевых точек, допустим, в городе, в России. И вместо того, чтобы находить пути решения, проще всегда людей вывести на улицу и сказать: «Вы плохо живете». Да, это так, но от этого люди лучше жить не станут. И это миф, что сегодня они выйдут – завтра все изменится. Нужен все равно конструктивизм, нужны конкретные предложения, только тогда жизнь реально может измениться. Другое дело, что, да, нужна всегда обратная связь между горожанами, допустим, и губернатором, горожанами и Законодательным собранием, это однозначно, без этого никак.



Виктор Резунков: Павел Михайлович, вы знаете, я был и на «Маршах несогласных», и, вы знаете, очень многие люди, которые туда приходили, они представляли очень маленькие инициативные группы каких-то людей, которые боролись с уплотнительной застройкой. Я даже не трогаю тот знаменитый Охта-Центр, «Газпром-Сити», якобы, об этом вообще разговора нет. Эти люди на протяжении долгих месяцев пытались установить связь и с Законодательным собранием, и со Смольным (вот у нас пошел разговор неожиданно в это русло) – и, к сожалению, они в течение длительного времени не могли установить ни с кем связь, не могли не то что бы даже защитить свои какие-то интересы, а они не могли даже получить конкретных ответов ни из одной точки исполнительной, ни из одной точки законодательной власти, куда они обращались. А чем вы это можете объяснить?



Павел Солтан: Вы знаете, мне кажется, это не совсем так. Потому что на протяжении восьми лет я активно борюсь с уплотнительной застройкой. И на сегодня по одному нашему «пятну» дело находится в суде. И я активно, естественно, поддерживаю наших жителей, потому что это абсурд – застраивать все, что можно и нельзя, это полный абсурд. И я хочу сказать, что по ряду «пятен» мы доходили и до Верховного суда. Другое дело, что сегодня федеральное законодательство выстроено так, что оно работает не в пользу граждан. То есть, понимаете, мы проходим абсолютно все пути, делаем все возможное, но опять же, я подчеркиваю, я работаю в рамках законодательства, и если оно мне не нравится, я прилагаю усилия, чтобы его изменить. А вот так, мне кажется, огульно говорить, что люди не могут достучаться, - это не так, потому что, мне кажется, любой житель может прийти к своему депутату и этот вопрос начинать решать с его помощью. Потому что так же я инициировал и выезд вице-губернатора Вахмистрова на это «пятно». То есть здесь вопросов в этом плане нет.


Другое дело, что сама система уплотнительной застройки, она абсолютно абсурдна и пагубна. И здесь нужно, на самом деле, не только наше, но и федеральное законодательство менять, потому что, смотрите, вот два года назад нормы инсоляции, федеральные как раз, стали более слабыми. И о чем это говорит? О том, что строители могут строить еще больше, понимаете. То есть если раньше они были одни, вдруг два года назад они посчитали, что были слишком жесткие, - и стали более мягкими. То есть опять же не в интересах людей. Значит, кто-то в правительстве России лоббирует эти темы. Понимаете, я как раз за то, чтобы в новом составе Государственной Думы и в новом правительстве были люди, которые будут лоббировать интересы граждан. Вот это самая главная, я бы сказал, задача моя и задача нашей партии «Справедливая Россия».



Виктор Резунков: Сергей из Подмосковья задает такой вопрос: «Уважаемый гость, 9 и 11 июня намечаются «Марши несогласных» в Москве и Санкт-Петербурге. Ваше мнение, участники марша будут так же избиты и разогнаны ОМОНом, как и в начале апреля?»



Павел Солтан: Если говорить об этом, я всегда сторонник того, чтобы все происходило в рамках закона как с одной, так и с другой стороны.



Виктор Резунков: Павел Михайлович, все-таки «Марши несогласных», что бы о них ни говорили, они малочисленны, если так разобраться. И это не мое мнение, это мнение очень многих политологов, которые придерживаются достаточно независимой позиции, они считают, что российское общество сейчас ведет себя крайне пассивно к тому, что происходит в стране. А вот оппоненты из «Единой России», тоже политологи, которые поддерживают ее точку зрения и как бы осуществляют идеологические посылы, они считают, что верховная власть ведет себя так же, как само общество, и, в принципе, этим все и объясняется, то, что происходит сейчас в России. Что вы думаете по этому поводу?



Павел Солтан: Вы знаете, я могу сказать следующее, что, во-первых, если говорить о том, что люди хотят донести свое мнение, вот у нас проходили региональные выборы, так вот, как раз это – лакмусовая бумажка. Люди встречались, допустим, с кандидатами, и люди могут избрать того человека, который будет на самом деле представлять их интересы. Вот здесь как раз надо было больше усилий и приложить. Другое дело, что на сегодня многие люди просто не верят во власть, не верят, что она на что-то может воздействовать, кругом коррупция, все куплено и так далее. Да, эти моменты существуют, но нужно прежде всего стараться понимать, кто будет представлять твои интересы.



Виктор Резунков: А как вы считаете, кого больше в России – людей, которые не верят государству, скажем так, и считают, что только они сами могут свою жизнь как-то более-менее обустроить, не интересуются какими-то законами, политикой, или тех людей, которые, наоборот, считают, что государство им обязано делать все, государство обязано защищать их интересы, проводить политику, которая им помогает жить, и прочее?



Павел Солтан: К сожалению, сейчас все-таки люди несколько пассивны. И на самом деле это нужно менять, но это можно сделать только во взаимодействии органов власти, общественных организаций, просто жителей, как-то эту систему изменить. Изменить ее можно только тогда, когда реально будут ощущать людей, что от их мнения что-то зависит.



Виктор Резунков: Хорошо, давайте поговорим вот на какую тему. Буквально недавно совсем лидер партии «Справедливая Россия Сергей Миронов заявил, что его предложение изменить Конституцию России с тем, чтобы один человек мог бы быть президентом три срока подряд и избирать на 5-7 лет, получило поддержку в регионах. Вчера он объявил о том, что больше не выступает за внесение поправок в Конституцию, эта тема закрыта. Многие эксперты оценили это заявление как подтверждение того, что в Кремле уже отказались от идеи третьего срока для Владимира Путина и определились с преемником. В Петербургском парламенте эта тема обсуждалась, когда выступал Сергей Михайлович с этим заявлением?



Павел Солтан: Эту тему активно обсуждала наша фракция «Справедливая Россия», и я скажу, что в целом мы поддержали как раз три срока. Разные были мнения, но в целом позиция такова. Но, увы, наша фракция «Единая Россия» не сочла необходимым рассматривать вообще эти вопросы. Если говорить в целом, да, многие регионы высказали свою позицию, и если говорить о том, что Миронов отказался от внесения поправок в Конституцию, то, на самом деле, он не инициировал сейчас эти поправки. Такой инициации не было, он предложил обсудить этот вопрос, чтобы понять изнутри опять же мнение жителей России. Потому что нам ведь важно понимать, какой будет курс, это ведь самое главное, на что наши жители могут рассчитывать. Вопрос вот в чем. Если взять, допустим, наш малый бизнес, к сожалению, он развивается очень и очень слабо, и государство опять же делает очень мало, чтобы создавать условия для развития. Если взять любые развитые страны, то на самом деле там ситуация совсем иная. Как раз именно малый бизнес занимает очень большую долю в экономике.



Виктор Резунков: В Петербурге как раз с малым бизнесом очень большие проблемы, как вы знаете.



Павел Солтан: Большие проблемы, и не только малый, любой бизнес, естественно, должен просто понимать, что можно ожидать от этой власти. Потому что в противном случае никакие инвесторы к нам никогда не придут.



Виктор Резунков: Спасибо, Павел Михайлович. Продолжая нашу тему, а как вы относитесь к самой идее преемника, что сейчас обсуждается очень широко, и не только в интернете? Вот Руслан Бровкин нам написал: «Нет – преемникам. Нет – третьему сроку. Нет – диктатуре. Да – кандидатам».



Павел Солтан: Понимаете, опять же, если говорить о преемнике, мне кажется, самое главное, чтобы была стабильность в стране, чтобы у людей была уверенность, абсолютно разных людей разных профессий, чтобы они знали, что впереди у них будет работа, что у их детей будет нормальное детство, что государство будет практически выделять средства и думать о различных социальных, пенсионных программах и так далее, что старость пожилых людей будет обеспечена. То есть, понимаете, это тот комплекс, который необходим любому жителю.



Виктор Резунков: Вы знаете, стабильность в стране бывает разная. Например, бывает стабильность в стране, в которой установлена диктатура, скажем так. Я не буду проводить никаких параллелей, но, в принципе, при такой стабильности, которая установлена в стране, где существует диктатура, там, в принципе, как раз тоже дети живут более-менее нормально, средний слой тоже нормально живет и так далее. Но, в принципе, чем она отличается от той стабильности, которая установлена сейчас, в этой стране?



Павел Солтан: Я как раз говорю о России как о стране демократической прежде всего, где интересы жителей, естественно, воспринимаются, учитываются. Если мы говорим о России, у нас в статье Конституции есть такое определение, что Россия является социальным государством. Понимаете, это у нас закреплено в Основном законе. Но мы видим, что зачастую это так только на бумаге получается. И поэтому как раз, наверное, задача нашей партии, чтобы это положение было реализовано в жизнь. Я прекрасно понимаю, что нужно развивать страну, нужно развивать города, поднимать промышленность, экономику и так далее, но если мы это будем делать оторванно, не решая социальные вопросы горожан, то практически чудес не бывает, ничего хорошего не будет. То есть здесь, понимаете, должен быть некий баланс, учет как раз всех вот этих аспектов – только тогда мы сможем к чему-то прийти. А если у нас будут некие перегибы, то опять будут возникать какие-то социальные конфликты, будет возникать недовольство. И, на самом деле, талант как раз руководителя страны, города заключается именно в том, чтобы грамотно соблюсти этот баланс.



Виктор Резунков: Ну, а вы сами как относитесь к идее преемника? Или, может быть, стоит употреблять – в нашем диалоге хотя бы – слово «преемник» в кавычках?



Павел Солтан: Я хочу сказать, что я опять же не люблю делать прогнозов, кто у нас будет президентом. Ну, на самом деле, осталось ждать немного, увидим. Мне главное, чтобы то направление, которое он будет реализовывать, та политика, чтобы это все удовлетворяло и устраивало наших граждан. Вот это самое основное.



Виктор Резунков: Хорошо, мы не будем обсуждать, разумеется, кто сейчас может стать президентом, это бессмысленное совершенно занятие. Один из ведущих идеологов «Единой России», сенатор Юрий Соломин, я думаю, вы знаете его прекрасно, считает, что Владимир Путин вряд ли назовет имя преемника, даже в кавычках если мы будем употреблять это слово. Он считает, что скорее всего его назовет съезд «Единой России». А может ли съезд «Справедливой России» назвать это имя?



Павел Солтан: Вот я как раз не сторонник того, чтобы опять же какая-либо партия называла предполагаемого преемника. Если это будет, то это дело президента.



Виктор Резунков: То есть вы считаете, что преемник, если можно так называть это лицо, должен быть внепартийный?



Павел Солтан: Да.



Виктор Резунков: Хорошо. Сергей, Санкт-Петербург, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к гостю. Вы, как известная партия, будете баллотироваться в Государственную Думу, естественно, бороться. Какие аргументы народу вы готовы представить, чтобы раз и навсегда стереть одну из аморфных партий, во главе которой стоит «гризли»? Спасибо.



Павел Солтан: Вы знаете, если говорить, может быть, о различиях «Единой России» и нашей партии «Справедливая Россия», то, наверное, прежде всего это то, что к нам люди приходят сами, мы насильно никого не зовем. Что касается «Единой России», то здесь идет некое давление, то есть некий, может быть, аналог 1937 года, когда либо человек вступает в эту партию, либо у него нет никакой перспективы. Вот это, может быть, основное отличие. И то, что к нам приходят люди абсолютно разных профессий, которые хотят внести, может быть, некоторые коррективы в жизнь города, в жизнь страны. И когда у людей есть потребность в этом, мне кажется, здесь есть реальная надежда, что мы сможем это изменить.



Виктор Резунков: Павел Михайлович, Виктор Геращенко, недавно заявивший об участии в президентской кампании, заявил, что у кандидата от оппозиции будет шанс на этих выборах только в том случае, если по поводу кандидатуры преемника ведущие партии не смогут договориться, возникнет своеобразный, если его можно так называть, внутрикремлевский конфликт. Вы считаете, что не будет противостояния между «Единой Россией» и «Справедливой Россией»? Может быть такое противостояние по поводу преемника, даже если его назовет Владимир Путин? Можно допустить такое?



Павел Солтан: Я хочу сказать одно, если это будет человек, которые будет, по нашему мнению, устраивать россиян, то, конечно, мы его поддержим.



Виктор Резунков: А на думских выборах, как считаете, возможно противостояние между «Единой Россией» и «Справедливой Россией», скажем так, в том виде примерно, в котором вчера молодежные организации двух партий устроили большую между собой драку в центре Москвы?



Павел Солтан: Понимаете, в чем дело, мне кажется, опять же любые выборы – это должна быть некая конкуренция подходов, программ различных партий. Когда же это сводится к некому такому монополизму с использованием только одного административного ресурса, ну, это, на самом деле, напоминает нечто другое, а не цивилизованные выборы, которых, на самом деле, достойны наши россияне.



Виктор Резунков: Евгений Владимирович, Подмосковье, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Вот вы считаетесь партией «Справедливая Россия», которая поглотила Партию пенсионеров. Я пенсионер, и с апреля месяца меня в партию «Справедливая Россия» не принимают. То есть я подал заявление – и нет никакой реакции. Значит, это сделано с целью, чтобы поглотить Партию пенсионеров и ликвидировать 36 миллионов избирателей-пенсионеров. И второй вопрос, не является ли популизмом то, что все говорят о росте заработной платы без учета товарной массы? Ведь товарищ Сталин говорил, что промышленность, которая не снижает цены, является… забыл какой промышленностью, ну, не важно. Не является ли ваш проект именно зубатовщиной с целью поглощения Партии пенсионеров? Спасибо.



Павел Солтан: Спасибо. Ну, вы знаете, начну с того, что мы, конечно, никого никогда не поглощали и поглощать не собираемся, поскольку, если говорить о Партии пенсионеров, о партии «Родина», сейчас, допустим, Социалистической единой партии России, также о Народной партии, то это прежде всего те люди, которые приходят к нам, приходят добровольно, у которых с нами есть много общего. И мы готовы вместе, аккумулировав все наши усилия, решать проблемы города, проблемы России. То есть здесь не может быть никакого поглощения, потому что это будет абсолютно абсурдно и неправильно. Что касается того, популизм или нет в плане увеличения пенсий и заработных плат, вы знаете, у нас на самом деле очень много грамотных экономистов, и я хочу сказать, что такое государство, как Россия, имеет все предпосылки, имеет все возможности, чтобы жизнь наших и пенсионеров, и жизнь людей, которые работают в бюджетной сфере, она была намного по качеству лучше. И самое главное, что для этого готовятся уже и некоторые проекты законов, для того чтобы все это реализовать. И наша цель как раз – через Государственную Думу эти законы проводить.



Виктор Резунков: Сергей Миронов неоднократно заявлял, что партия «Справедливая Россия» - целеустремленно и компетентно отстаивает социалистические идеи, «которые КПРФ и товарищ Зюганов проспали за 15 лет» (буквально его фразу я цитировал). Скажите, как вам представляется будущее, скажем так, социалистическое будущее России, если можно так говорить? Что подразумевается под этими социалистическими идеями?



Павел Солтан: Здесь, на самом деле, с одной стороны, все просто, потому что прежде всего человек, который работает, должен получать достойную зарплату, человек, который ушел на пенсию, должен, соответственно, получать такую пенсию, чтобы он мог не влачить свое существование, а жить, понимая, что он все свои лучшие годы отдал этому государству, которое о нем теперь заботится. И, допустим, наши дети чтобы имели возможность заниматься спортом, заниматься в тех же кружках, чтобы это было все доступно. Потому что мы сейчас много говорим о проблемах наркомании, допустим, мы выделяем бюджетные средства на программы по профилактике наркотиков и так далее, но мне кажется, нужно-то несколько иное. Нужно обеспечивать нормальный, грамотный досуг для детей, потому что все дети рождаются чистые, и от того, какое будет окружение в семье, в школе, в институте и так далее, будет зависеть, какой путь жизненный они изберут. Если у детей будет возможность буквально с садика, со школы заниматься спортом, заниматься чем-то близким и интересным каким-то делом, они никогда не будут стекла бить, никогда не будут наркотики употреблять, выпивать, курить и так далее. И поэтому здесь немножко нужно, мне кажется, баланс этот менять.



Виктор Резунков: Юрий Михайлович из Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. Меня просто интересует и забавляет, когда рассуждают люди о достойной зарплате, о достойной пенсии. Вот они бы сказали, что достойная пенсия – 75 процентов, у госслужащих. При одной и той же зарплате я, допустим, и госслужащий – он получает 75 процентов, а я – 10 процентов. И когда, допустим, партии «Единая Россия», «Справедливая Россия» в лице Федерального собрания принимают законы, и гарант Конституции издевается над народом, я считаю, самое последнее дело наше, простых людей, - убивать надо в порядке защиты и обороны. Вот это будет справедливо.



Виктор Резунков: Вот видите, больной вопрос пенсий, на самом деле.



Павел Солтан: На самом деле, очень больной, потому что если говорить о нашем городе, то у нас очень большой процент пенсионеров. И вы знаете, ведь заключается в следующем вопрос. Абсолютно, конечно, неправильно вот это разделение на госслужащих, не госслужащих. Мы, допустим, говорим об учителях, врачах, но кто они, как не госслужащие? Почему они не могут получать пенсии несколько иные? И почему люди, работающие в целом в бюджетной сфере, не являются государственными служащими? Я понимаю, когда человек работает в коммерческой структуре – это одно. И это, кстати, одно из направлений, которые будут решаться нашей партией.



Виктор Резунков: Будут решать?



Павел Солтан: Да.



Виктор Резунков: Михаил, Москва, пожалуйста.



Слушатель: Добрый день. Скажите, пожалуйста, вот ваш собеседник либо очень наивен, либо, в общем-то, ложь не знает границ. Ведь все противостояние между «Единой Россией» и «Справедливой Россией», все эти сценарии, они же строятся в Кремле, поэтому вообще непонятно это противостояние. Это не так внешне должно выглядеть. А вот почему нормальная оппозиция на улицу выходит, - она выходит, потому что ей не дают нигде, чтобы она высказал свое мнение, вот и все. Единственный выход у нее – это улица.



Павел Солтан: Я позволю с вами не согласиться. Если говорить о том, кому дают эфир, то нашей партии так же эфир не дают. Но не в этом дело. Вопрос ведь в следующем, что то, о чем вы говорите, да, это так преподносится, что все решается в Кремле, но на самом деле это не так.



Виктор Резунков: А можно ли говорить о какой-то монолитности «Справедливой России»? Или в «Справедливой России» существуют люди достаточно кардинально противоположных взглядов?



Павел Солтан: Нет, вот здесь такого различия, мне кажется, как в «Единой России», нет.



Виктор Резунков: Но вот сейчас, смотрите, объединение с Социалистической единой партией России – там самые разные люди представлены. Вы считаете, что это нормально, да?



Павел Солтан: Я хочу сказать, что когда пройдут все объединительные процессы, ведь все дело в том, что не все члены, допустим, СЕПРа вступят в нашу партию. И это нормально, потому что, на самом деле, все люди разные, и каждый для себя решает, где ему лучше быть, то есть существуют определенные убеждения, установки жизненные и так далее.



Виктор Резунков: Павел Михайлович, очень интересно, что в Законодательном собрании Санкт-Петербурга достаточно разнообразные мнения депутатов из разных фракций существуют относительно недавно принятого Госдумой в третьем и окончательном чтении законопроекта, дающего судам право принимать решения о роспуске региональных и муниципальных парламентов, которые в течение трех месяцев с момент избрания так и не смогли наладить работу. Как вы относитесь и как, может быть, вообще фракция «Справедливая Россия» отнеслась к этому закону?



Павел Солтан: Вы знаете, я отношусь к этому положительно, потому что я, честно говоря, сторонник всегда был и есть жесткой дисциплины, и если после избрания люди за три месяца не нашли никаких выходов для того, чтобы нормально и конструктивно работать, для чего тогда их выбирали? Понимаете, тот элемент, когда у нас в Законодательном собрании внесены изменения в регламент, и теперь человек может не являться на заседания, а просто письменно написать заявление, и все, - ну, это же недопустимо. Потому что была б моя воля, хочу сказать, что я бы за такие вещи, если человек более двух раз прогулял заседания, просто я бы обязал складывать мандат. Вот я считаю, что это как раз правильно. Потому что вместо того, чтобы думать о дисциплине, о том, чтобы та власть, которую народ избрал, и которой, кстати, платит деньги, чтобы она эффективно работала, кто-то себе может позволить отсутствовать на заседании без, скажем, уважительных причин. Или человек избирается и работает только в этой власти, отдает всего себя работе в этой власти, или он должен уйти.



Виктор Резунков: Павел Михайлович, фракция «Справедливая Россия» будет через суд как-то оспаривать этот закон, который принят, петербургский?



Павел Солтан: Мы эти изменения в регламент, конечно, будет оспаривать. И потом следующий шаг, когда кворум понижен до 26 вместо 34, - это опять же абсурд! Это некая боязнь того, что будут возникать какие-то другие мнения. Хотя вы прекрасно понимаете, когда обсуждаются проекты законов, они должны быть как можно более публичными, эти обсуждения. На сегодня, к сожалению, ситуация такова, что исполнительная власть пытается как раз навязать свое мнение, чтобы максимум полномочий было у исполнительной власти, чтобы законодательная власть больше исполняла несколько такие косметические функции, что абсолютно, конечно, неправильно.



Виктор Резунков: Андрей из Звенигорода, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Я живу в Звенигороде, я дважды ездил в Москву, и мне никто за марши не платил. Я два раза ездил. А вы говорите, что марши проплачиваются. Какая ложь! Платят «Нашим», а не нам. Спасибо.



Павел Солтан: Я, конечно, не хочу сказать, что конкретно проплачивали людям, которые приходят на марши. Но я понимаю только одно, что, к сожалению, есть инициация ряда людей, которые занимаются организаций маршей, которые, к сожалению, используют людей именно на том, что есть у нас много проблем в государстве, понимаете. И вот это есть использование. Я считаю так, если власть допускает, что такие марши происходят, значит, власть плохо работает. Потому что если бы люди были довольны жизнью, они бы никогда не пошли на марш.



Виктор Резунков: То есть, соответственно, получается, что это большой недостаток в работе исполнительной власти и законодательной?



Павел Солтан: Я бы не стал делить, это недостаток в работе власти. Власть, она, на самом деле, одна – государственная власть.



Виктор Резунков: Хорошо, а что бы вы предложили? Вот сейчас можно ожидать перед и парламентскими выборами, и тем более президентскими, что это все будет активизироваться. И, разумеется, найдутся люди… давайте не будем трогать, конечно, Запад, а имею в виду людей здесь, в России, которые будут выделять деньги на более жесткие провокации, к примеру. Вот к чему все это может привести? Что вы предлагаете, как можно изменить ситуацию?



Павел Солтан: Это может привести только к одному – к дестабилизации в России. И это не нужно никому, и это мы все должны понимать. Вот в чем вопрос. Потому что опять же кому-то очень выгодно, чтобы была большая нестабильность в стране, и всегда можно найти повод, что на самом деле не устраивает людей. И это правильно. Но ведь, понимаете, я только за то, чтобы всегда цивилизованным образом решать все вопросы.



Виктор Резунков: Валерий Аркадьевич, Подмосковье, пожалуйста.



Слушатель: Спасибо. Добрый вечер. Очень жаль, если найдутся граждане, которые будут вас поддерживать. Сохранять цивилизованный способ совместного жития с теми, кто ограбил всю страну, - это позорно для великого народа. Поэтому то лицемерие, которое рекламируется и провозглашается каждый день, к сожалению, действует на граждан. Все надеются на справедливость, но «Справедливая Россия», так же как и «Единая Россия», пишется в кавычках – очевидно, неслучайно.



Виктор Резунков: Ну, вот точка зрения нашего слушателя. На самом деле, Павел Михайлович, вас не беспокоит, что вот не получаются политические проекты в России? Не получается создать какую-либо партию сверху или, даже если не говорить о том, откуда создается партия, отсутствует внятная идеология, скажем, идеологемма какой-либо партии. Вот на что жалуются. Это не мой вопрос, это вопрос слушателей, которые неоднократно об этом говорили. И не только потому, что на Радио Свобода такая аудитория. Вас не беспокоит этот вопрос? Это вопрос о пассивности граждан или вопрос, скажем так, о бездуховности, беспомощности власти вообще?



Павел Солтан: Понимаете, я бы сказал следующее. У нас, увы, еще нет, наверное, нормальных, цивилизованных партий. Если говорить о «Единой России», то, как мне сказал один мой знакомый, это профсоюз работников исполнительной власти. На самом деле это так. Я хочу сказать, что наша партия, которая родилась не так давно, «Справедливая Россия», мы начинаем это строительство. Я понимаю, что до идеала еще далеко, и мы, соответственно, идем к тому, чтобы прежде всего наши россияне увидели результат. Я понимаю, что чудес не бывает, что чудес не бывает, что враз нельзя все изменить. Потому что здесь много обстоятельств. Если взять состав сегодняшней Государственной Думы, мне, знаете, было, с одной стороны, смешно, а в с другой стороны, печально наблюдать, когда перед выборами региональными вдруг Государственная Дума, в которой большинство, как вы знаете, «Единая Россия», начала принимать социальные законы. И я, шутя, тогда сказал: «Надо каждый месяц проводить выборы, и тогда законы, наконец, социальные будут приниматься. Понимаете, это делается умышленно, чтобы показать людям, как они заботятся о них. Вот в чем вопрос.



Виктор Резунков: А можно ли ожидать возникновения более-менее понятной идеологии у «Справедливой России», простой идеологии, которая понятна простому гражданину?



Павел Солтан: Мне-то кажется, что наша идеология довольно-таки понятна. Или я ошибаюсь? Потому что прежде всего, как я уже говорил, одно из направлений – чтобы наше государство стало не на бумаге, а по-настоящему социальным.



Виктор Резунков: Вы знаете, то же самое, в принципе, другими словами может говорить «Единая Россия». Вот почему люди и не могут разделить это, почему они говорят, что это – два проекта из Кремля.



Павел Солтан: Понимаете, в чем дело, все правильно абсолютно, говорить-то можно очень много, но мы видим реальные результаты, когда принимаются социальные законы или, наоборот, они блокируются, когда они отвергаются депутатами «Единой России». Буквально на прошлом заседании предложен был нашей фракцией закон о нормативах, и он был провален. То есть мы как раз максимальную долю допустимых расходов хотели снизить с 18 до 10 процентов, и если мы говорим, что у нас бюджет увеличивается, то мы прекрасно понимаем, что в рамках этого мы могли бы это потянуть. Но почему-то это не делается. Это не делается по понятным причинам – потому что не было получено указания от исполнительной власти, вот и все, простая арифметика.



Виктор Резунков: А сейчас, перед думскими выборами, что можно ожидать? «Единая Россия» имеет большинство и в региональных многих парламентах, и в Госдуме, начнет она принимать социально значимые законы или нет?



Павел Солтан: Время покажет. Единственное могу сказать, что, несмотря ни на что, мы будем, естественно, активно работать и с жителями, и предлагать те инициативы, которые на сегодня наиболее острые. Потому что, если говорить о вопросах жилья, это одна из острейших проблем, думаю, не только в нашем городе, но и в России. Этот вопрос необходимо решать. Мы же видим, как взметнулись цены на квартиры, и практически мало кто сегодня реально может по этим ценам приобрести. Мы прекрасно понимаем, что это все завышено. Мы понимаем, что нужно менять механизм. Но опять же для этого нужны определенные подвижки и понимание как в правительстве, так и в Государственной Думе.



Виктор Резунков: И последний вопрос. Павел Михайлович, вы оптимист или пессимист все-таки, скажите, вы верите в то, что можно исправить кардинально ситуацию в этой стране?



Павел Солтан: Я хочу сказать, что я, конечно, оптимист, и если бы я не верил, абсолютно честно говорю, я никогда бы не стал работать в Законодательном собрании. Несмотря на то, что состав очень непростой.



Виктор Резунков: Спасибо большое, Павел Михайлович.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG