Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«В трехполярном мире нет особой угрозы»


Китайский юань - давно не макулатура. Отсутствие идеологического компонента в мировом противоборстве лишает его прежней остроты, считают эксперты

Китайский юань - давно не макулатура. Отсутствие идеологического компонента в мировом противоборстве лишает его прежней остроты, считают эксперты


За считанные дни до встречи «большой восьмерки» в Хайлигендамме из уст представителей американской администрации прозвучала целая серия заявлений, посвященных отношениям с Россией. Диапазон этих заявлений был необычайно широк - от резкой критики в комментариях заместителя госсекретаря, занимающегося российскими вопросами, до попытки успокоить Москву в выступлении президента Буша в пятницу. Комментаторам остается лишь догадываться о том, с чем приедет президент Буш на саммит в Германию.


В пятницу президент Буш сделал попытку в очередной раз успокоить Кремль относительно планов США по размещению элементов противоракетной обороны в Европе. Беседуя с группой европейских журналистов в Вашингтоне, Буш сказал: « “ Холодная война ” закончилась, в XXI веке мы должны реагировать на такие подлинные угрозы, как радикальный экстремизм и распространение ядерного оружия». Отвечая на обвинения Москвы в том, что противоракетная система угрожает ее безопасности, президент отметил, что это оружие направлено не против России, а режимов-изгоев, которые могут использовать ракеты в политических целях или для провоцирования напряженности в мире. Джордж Буш снова назвал и Владимира Путина и Россию в целом своими друзьями.


Наблюдатели отмечают, что примирительные заявления президента в пятницу резко контрастируют с прозвучавшей за день до того речью заместителя помощника госсекретаря США про делам Европы и Евразии Дэвида Креймера. Выступая в балтиморском Совете по международным отношениям, представитель госдепартамента дал понять, что США не намерены уступать России в спорных вопросах. «В нашей российской политике девиз таков: сотрудничать, где можно, но давать отпор, где нужно», - сказал он. Креймер напомнил, что последние действия Кремля свидетельствуют об усилении негативных тенденций в области соблюдения прав человека в России, а подавление оппозиции, ограничение права на протест, зажим гражданского общества и угасание свободы прессы является серьезным регрессом.


Наблюдатели не исключают, что эти жесткие формулировки призваны дать понять г-ну Путину, что его американский коллега не станет сдерживаться в выражениях в ходе июльской неофициальной встречи в фамильном имении Бушей в штате Мэн.


Директор филадельфийского Института внешнеполитических исследований Харви Сикерман полагает, что комментарии состояния американо-российских отношений с обеих сторон слишком экспрессивны:


- Полагаю, что мы должны взглянуть на них объективно. С окончанием «холодной войны» и вплоть до начальных лет правления Путина существовала тенденция рассматривать Россию как очень важного международного союзника и партнера. Сегодняшняя Россия по своим отношениям с Западом напоминает мне Россию начала XX века, накануне Первой мировой войны, в чем-то дружественную Западу, в чем-то нет, в зависимости от проблемы. Белый дом должен это принять, не приходя в восторг от взаимопонимания по одним вопросам и в ярость от расхождения по другим. Сегодня речь идет не об идеологическом противостоянии, как было во времена «холодной войны», а о деловых и национальных интересах каждой из сторон.


- Чего здесь больше - общего или противоположного?


- Это зависит от того, какие вопросы считать наиболее весомыми. Пожалуй, проблем, по которым у нас сейчас различные точки зрения, больше. Например, если взять вопрос о странах бывшего Советского Союза, вступивших или желающих вступить в НАТО, которое должно защищать их независимость и оберегать от политического давления со стороны России, то здесь Вашингтон и Москва стоят по разные стороны баррикад. Поездка президента Буша по странам Центральной и Восточной Европы как раз ставит целью заверить страны региона, что Соединенные Штаты и НАТО с ними. Но если говорить о сотрудничестве двух государств в борьбе против терроризма, то картина иная. А в вопросе Ирана картина третья, 50 на 50: разочарованная в деловом сотрудничестве с Тегераном Россия вроде бы согласилась на антииранские санкции, но лишь ограниченные и малоэффективные. Вашингтону предстоит решить, можем ли мы согласиться с тем, что Россия будет насаждать свое влияние, используя в качестве инструмента давления нефть и газ, или мы будем противостоять этим попыткам. Это серьезная задача не только для нас, но для Европейского Союза, и для международного бизнеса.


- Каковы ваши прогнозы на будущее?


- Я думаю, нынешняя тенденция сохранится. Сейчас мир становится не однополярным и не двуполярным, а трехполярным, поскольку на разделе пирога с Америкой настаивает не только Россия, но и Китай. На мой взгляд, в таком балансе сил нет особой угрозы, поскольку речь не идет об идеологическом противостоянии между Востоком и Западом. Здесь можно вести переговоры, уважая чужие национальные интересы и защищая свои. А вот американо-российским отношениям больше всего угрожает желание России любой ценой восстановить сферу влияния, утерянную из-за распада Советского Союза.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG