Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Резкие ответы Владимира Путина на вопросы иностранных журналистов


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Кирилл Кобрин: Послезавтра в Германии открывается саммит "Большой восьмерки". Участники этого саммита готовятся к началу переговоров. Президент США Джордж Буш прибывает в Прагу для переговоров с чешским руководством и для того, чтобы поддержать позицию чешского руководства по поводу размещения системы американской ПРО на территории Чехии. А в России президент страны Владимир Путин в пятницу дал интервью нескольким иностранным журналистам, это интервью оказалось в печати в воскресенье, и вот сейчас мы попытаемся его проанализировать с помощью аналитиков, экспертов, политологов.



Данила Гальперович: Если раньше Владимир Путин был в России как бы официальным демократом, который после жестких заявлений Государственной Думы, эскапад российского МИДа и прочей патриотической риторики успокаивал Запад, то теперь все по-другому. В интервью масс-медиа стран "Большой восьмерки" российский президент лично раскритиковал подход британцев к делу об убийстве Александра Литвиненко, лично попенял Соединенным Штатам за планы размещения ракет в Европе и тюрьму на базе Гуантанамо и лично высказался за увеличение президентского срока, хотя и не для себя.


Такое ужесточение образа самого Владимира Путина проявляется с конца прошлого года. Впервые это появилось на встречах с Евросоюзом, потом усилилось в мюнхенской речи и вот сейчас апофеоз. Известный диссидент Владимир Буковский, собирающийся выдвинуть свою кандидатуру в президенты России в 2008 году, недоумевает, зачем это все действующему российскому лидеру понадобилось.



Владимир Буковский: То ли это действительно внутренняя потребность, связанная с предстоящими выборами, которые почему-то вызвали у них страшную паранойю, то ли еще что. Очень трудно понять. Впечатление такое, что делает он это умышленно, никакой нужды это делать нет. Запад продолжает относиться к нему, так сказать, вполне позитивно и несколько недоумевает по поводу такого нажима и такой атаки. Начиная с мюнхенского выступления и дальше, вот это нагнетается, потом проблема противоракетной обороны, из которой сделали чуть ли не мировой конфликт, потом выборы во Франции, которые почему-то тоже вызвали у них почти истерику. Они как-то очень склонны к истерикам стали.



Данила Гальперович: Эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров полностью согласен с Владимиром Буковским: все жесткие заявления Владимира Путина предназначены, прежде всего, для внутреннего потребления.



Николай Петрович: Чем ближе передача власти, тем больше все шаги и заявления, в том числе и формально относящиеся к внешнеполитической сфере, напрямую направлены на решение внутриполитических проблем. То есть, мне кажется, что очень серьезная проблема сейчас для нашего политического класса и проблема, которая требует от Запада очень больших корректив при восприятии того, что с нашей стороны звучит, - это неясность со схемой передачи власти и к чему эта схема приведет, которая выливается в то, что разные представители разных кланов делают заявления, которые формально адресуются Западу, а на деле призваны подчеркнуть и показать в наиболее выгодном для внутреннего потребителя, для избирателя, свете тех или иных политиков, те или иные структуры.



Данила Гальперович: Как отмечает руководитель исследовательской группы "Меркатор" Дмитрий Орешкин, в России есть целая традиция запугивания избирателя и консолидация населения по принципу "если не мы, то будет хуже".



Дмитрий Орешкин: Перед каждыми выборами наше общество делится какой-то жесткой линией в соотношении примерно одна четверть против трех четвертей или в худшем случае одна треть против двух третей. В 90-е годы мы делились между сторонниками возвращения к коммунистическому прошлому и сторонниками движения вперед к демократическому будущему. На рубеже 90-х и 2000-х годов у нас общество было так же искусно разделено и примерно в этой же пропорции по отношению к чеченским сепаратистам, которых надо было, наконец, научить родину любить и поставить на место, и на этой волне успешно были выиграны выборы. Потом следующие выборы проходили на делении общества в этой же пропорции примерно по отношению к олигархам: ну кто же любит олигархов. Вот на волне внедрения справедливости и наказания Ходорковского тоже удалось консолидировать массовую поддержку.



Данила Гальперович: Кроме того, есть и еще один момент, отмечаемый Николаем Петровым: российский президент просто не верит в то, что когда западные лидеры говорят о правах человека, демократии и всяческих свободах, они действительно имеют это в виду.



Николай Петров: В условиях отсутствия публичной политики и, стало быть, опыта публичной политики здесь, в России, у элит, в том числе и действующих в отношении в Запада, теряется ощущение реальности и они склонны оценивать ситуацию так, как они сами ее оценивают или строят в своей стране. А именно в терминах достаточно голого расчета и цинизма, воспринимая, когда правильно, а когда и нет, все то, что говорится лидерами Запада, как чистую риторику, никак не влияющую на реальные их отношения с российской элитой, а скорее призванную успокоить или наоборот, каким-то образом умастить общественному мнению Запада. Во многих своих действиях и поступках и Путин и его окружение считают себя обиженными и обманутыми лидерами Запада, потому что мыслят о внешнеполитических схемах в конструкции, в ментальности своего подхода к внутренней политике, предельно такого прагматичного, циничного и недопускающего у партнера никаких идеалистических устремлений.



Данила Гальперович: А Дмитрий Орешкин между тем уверен, что здесь работает еще и советская модель пропаганды: если правду тебе говорят враги, то это не правда, а провокация.



Дмитрий Орешкин: Имидж России на Западе значительно ухудшился. Здесь и проблема со смертностью журналистов, здесь и всякие неприятные рейтинги по свободе слова, по агрессивности государства и так далее, здесь и полониевый скандал. И вот понимая, что ситуация развивается в неблагоприятном для России направлении, мне представляется, ныне царствующая элита делает тактически рациональный, но стратегически проигрышный ход, а именно - она создает образ врага, который находится к западу от нас, и таким образом защищается от любых обвинений заранее, от любых обвинений в наш адрес. Потому что, если там враг, то естественно он клевещет, естественно он хочет вбить клин, естественно он забрасывает сюда пятую колонну, и все эти разговоры про полоний, который якобы произведен в Российской Федерации, - это все не более чем происки, мы просто отказываемся это даже обсуждать. И для общественного мнения предлагается простое и ясное объяснение - это вражеские домыслы.



Данила Гальперович: Впрочем, в ужесточении риторики Владимира Путина могут быть и более прозаические объяснения. Если принять на веру выводы некоторых политологов о том, что преемник Путина назначен и это первый вице-премьер Сергей Иванов, то многое становится понятно: этот чиновник напрямую курирует военно-промышленный комплекс России, который от любой конфронтации с Западом только выиграет. И последние испытания новых ракет тому подтверждение.


XS
SM
MD
LG