Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как законодательство защищает права мелких акционеров


Марьяна Торочешникова: В последнее время крупнейшие российские компании начали выставлять свои акции в открытую продажу. И у россиян, имеющих относительно небольшие сбережения, появилась реальная возможность стать совладельцами крупнейших акционерных обществ и компаний. Впрочем, возможность купить небольшое число акций представлялась и раньше. В начале 90-х годов работники многих российских предприятий становились их акционерами. Многие, правда, в тех же 90-х потеряли свои сбережения, вложив их в акции сомнительных компаний. Но так или иначе, сейчас в России довольно много людей, владеющих небольшим числом акций. На что могут рассчитывать эти люди, как законодательство и суды защищают их права мелких акционеров? Об этом сегодня мы будем говорить с гостем студии Радио Свобода. Это старший партнер юридической компании «Правовые технологии» Алексей Голощапов. Здравствуйте, Алексей.



Алексей Голощапов: Добрый день.



Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, сузив тематику нашего разговора и обозначив, что говорить мы будем исключительно о правах акционеров, я немножко поступила неправильно, поскольку есть и другие люди, которые участвуют иным образом во владении компаниями и предприятиями. Например, это собственники долей в обществах с ограниченной ответственностью. Расскажите, пожалуйста, в чем принципиальная разница между всеми этим ЗАО, ОАО и ООО, чтобы люди просто понимали, о чем идет речь, чтобы дальше можно было ориентироваться.



Алексей Голощапов: Чтобы было понятно, на самом деле, три основных организационно-правовых формы, которые используются на сегодняшний день при осуществлении хозяйственной деятельности. Гражданский под ними понимает открытые акционерные общества, закрытые акционерные общества, которые подпадают под категорию акционерных обществ, и их деятельность регулируется положением Гражданского кодекса и федеральными законами об акционерных обществах. А также еще есть общества с ограниченной ответственностью, их деятельность регулируется также Гражданским кодексом и федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью». Что касается разницы, то здесь есть порядка 5-7 ключевых пунктов, по которым можно произвести различия. Прежде всего, я сказал бы, что общество с ограниченной ответственностью и открытое акционерное общество – это наиболее две диаметрально противоположные организационно-правовые формы. А закрытое акционерное общество приблизительно где-то между ними посередине находится.



Марьяна Торочешникова: Но, видимо, о закрытом акционерном общества нам не имеет смысла говорить и о держателях этих акций тоже, потому что для большинства россиян невозможно стать собственниками акций закрытого акционерного общества.



Алексей Голощапов: Я думаю, что возможно. Потому что можно не только стать собственником, но и можно учредить свое закрытое акционерное общество и быть его акционером с момента его учреждения.



Марьяна Торочешникова: То есть это тоже актуально.



Алексей Голощапов: Это тоже актуально. И если позволите, небольшие различия между этими формами. Они прежде всего сводятся к тому, что в обществе с ограниченной ответственностью у нас присутствуют доли, и его участники владеют долями. А в акционерных обществах, как в открытом, так и закрытом, там есть акционеры, они владеют акциями. Прежде всего, одним из ключевых отличий, наверное, которое, кто-то считает, что защищает участников, кто-то считает, что нет, является порядок перехода долей. У нас в юриспруденции это называется договор уступки доли. И при уступке доли от одного участника к другому необходим договор, и такая уступка долей проходит регистрацию в Налоговой инспекции. В данном случае в Москве ее осуществляет 46-я Налоговая инспекция.



Марьяна Торочешникова: Вы сейчас говорите какие-то страшные вещи, с моей точки зрения. Может быть, вы просто приведете какой-то конкретный пример, чтобы людям было понятно, о чем речь. Потому что здесь экономические термины смешиваются с юридическими, и голова кипит.



Алексей Голощапов: Чтобы было понятно, пример простой. Если я хочу уступить свою долю вам, грубо говоря, продать свою долю, то мы должны уступку этой доли зарегистрировать в государственном органе. Это одна из кардинальных особенностей общества с ограниченной ответственностью. В отличие от этого, в акционерных обществах никакой государственной регистрации не требуется, а требуется лишь договор купли-продажи акций и передаточное распоряжение, в соответствии с которым я прошу регистратора или реестродержателя, то есть того, кто ведет список, реестр акционеров, передать мои акции вам. Это одно из основных различий.



Марьяна Торочешникова: То есть акции, наверное, можно и дарить с таким же успехом, передавать по наследству.



Алексей Голощапов: Я об этом тоже сейчас укажу. Теперь у нас в обществе с ограниченной ответственностью и в закрытом акционерном обществе действует так называемое преимущественное право покупки долей и акций. То есть когда я продаю свою долю в ООО или свои акции в закрытом акционерном обществе, если есть другие участники либо акционеры, то я предварительно должен предложить эту долю или акцию другому участнику, прежде чем продавать ее третьим лицам. В открытом акционерном обществе такого запрета не существует, там я могу свои акции продавать свободно третьим лицам, которые не являются вместе со мной акционерами.



Марьяна Торочешникова: То есть как хочу, так и распоряжаюсь.



Алексей Голощапов: Да. Но мы всегда должны учитывать, вы абсолютно правильно сказали про дарение, что, к сожалению, вот этот законодательный запрет в закрытом акционерном обществе на то, что я без вашего согласия, не предложив вам могу третьим лицам продать свои акции, его можно обойти очень просто. Он не распространяется на случаи дарения. Поэтому я могу просто-напросто свой пакет формально по договору подарить третьему лицу. В таком случае вы сможете воспользоваться своим правом преимущественной покупки этих акций. И еще есть несколько различий. Допустим, в уставном капитале для общества с ограниченной ответственностью и для закрытого акционерного общества уставный капитал необходим в 10 тысяч рублей. А для открытого акционерного общества – 100 тысяч рублей.



Марьяна Торочешникова: Для того, чтобы просто понять, как всем этим пользоваться, давайте просмотрим такой вариант. Совсем недавно один из крупнейших российских банков продавал свои акции широкому числу людей, широкому кругу лиц. Вот, например, я приобрела 10 акций вот этой крупной компании. Что теперь я могу делать с этими акциями? Только сидеть и ждать дивидендов? Или же я могу как-то реально повлиять на жизнь, деятельность этой компании? И что теперь зависит от меня?



Алексей Голощапов: Я думаю, что в силу того, что все-таки граждане приобретали небольшие пакеты, небольшое количество акций известных банков и других компаний, которые продавались, я думаю, что основной смысл продажи и размещения этих акций – это выпуск акций в свободное обращение.



Марьяна Торочешникова: Отъем денег у населения.



Алексей Голощапов: Нет, я не думаю, что отъем. Просто определенные финансовые операции и выход этих акций на рынок. Я думаю, что для многих акционеров, которые приобрели эти акции, это может быть неплохим вложением денег, потому что по крайней мере, в ближайший год-полтора до выборов, я не думаю, что будут какие-то серьезные экономические потрясения. Я думаю, что на сегодняшний день эти акции будут расти в цене. Поэтому это выгодный вклад денег. Но, с другой стороны, я не думаю, что владение 10-15 акциями даст вам какие-то серьезные или существенные права. Я думаю, что это либо с целью перепродажи этих акций и получения своей части прибыли, либо просто выгодное размещение денег и право на получение дивидендов.



Марьяна Торочешникова: Я хочу уточнить, от чего зависит мера влияния, возможность влияния акционера на деятельность компании? Сколько нужно иметь акций этой компании для того, чтобы реально можно было что-то изменить в ее работе? Одну, две, тысячу?



Алексей Голощапов: Я думаю, что закон «Об акционерных обществах» точно так же, как и закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» оперирует не цифрами, а процентным соотношением, то есть 2,10,25, 50% от 100-процентного количества всех акций. В принципе, допустим, владея 1% акций в акционерном обществе, можно уже знакомиться с реестром акционеров, владея 25% акций, можно требовать от общества получать доступ к бухгалтерским документам и документам, которые касаются деятельности общества. В определенных случаях, владея 30% акций, можно уже проводить внеочередные общие собрания акционеров, на которых могут приниматься существенные кардинальные решения. На мой взгляд, здесь опять же многое зависит от положений, которые записаны в уставе акционерного общества. И какие решения каким количеством голосов принимаются, согласно уставу. Потому что есть так называемые понятия крупных сделок как в акционерных обществах, так и в обществах с ограниченной ответственностью. Это сделки, цена которых составляет или 25 или 50% от стоимости всего имущества самого общества. Допустим, если проводится какая-то сделка, согласно закону, стоимость этой сделки 25% и более от стоимости всего имущества общества, то здесь такая сделка считается крупной, и необходимо решение общего собрания акционеров или участников о том, что они эту крупную сделку одобряют.



Марьяна Торочешникова: Алексей, то есть получается, если я имею на руках одну-две акции какой-то компании, я существо бесправное. И кроме как на получение дивидендов, ни на что рассчитывать не могу.



Алексей Голощапов: Не совсем так. Все опять же зависит от количества акций в этой компании. С другой стороны, существуют недобросовестные люди, недобросовестные акционеры, которые злоупотребляют своими правами как акционеры и, приобретая одну-две акции, они также имеют право участвовать в общем собрании, и таким образом они пытаются шантажировать других добросовестных акционеров в обществе. Они пытаются срывать общие собрания, не принимать участия в них или приходить на общие собрания, устраивать скандалы, ставить какие-то вопросы бесконечные, затягивать деятельность. И таким образом, пытаясь блокировать какой-то период времени деятельность общего собрания самого общества, потом направляют в адрес этого общества письмо с просьбой в три или десять раз дороже приобрести эту акцию, чтобы остальным добросовестным акционерам не надоедать. Поэтому тоже хотелось бы обратить на это внимание.



Марьяна Торочешникова: То есть имея одну акцию, все-таки можно что-то реальное…



Алексей Голощапов: Конечно. При этом нужно хорошо знать свои права и обязательно пугать это общество тем, что данное собрание может быть признано неправомерным, поскольку не учли права вот этого акционера. Но, с другой стороны, есть судебная практика по этому поводу, которая однозначно и четко говорит, что решение общего собрания очередного или внеочередного может быть только тогда отменено, когда вот эта одна акция этого акционера привела бы к какому-то существенному изменению решения. Если 99% - за, а ваша акция – против, то здесь отменить, конечно, вряд ли получится.



Марьяна Торочешникова: Давайте послушаем Светлану Алексеевну из Москвы.



Слушатель: У меня акции фонда «Альфа-капитал», 10 штук моих и 30 штук дочери, всего 40. Вложили мы в 1991 году. В 1992 и 1993 годах я по 2-3 рубля получала, но я назад отправила. И на сегодняшний день 15 лет все глухо. Я даже не знаю, где они находятся. Года два назад позвонила, мне сказали, что они перевели эти акции в облигации, и что это значит, я не знаю. Я ни копейки не получаю вообще, и о них ничего не знаю, мне о себе они не сообщают ничего, на собрания не приглашают.



Марьяна Торочешникова: Очень актуальный вопрос для многих. Акции купили, а как деньги потом получать?



Алексей Голощапов: Вопрос, с одной стороны, актуальный, с другой стороны, к сожалению, законодательство на сегодняшний день построено таким образом, что многие те права, которые есть у акционеров, никто за самого акционера реализовывать не будет. То есть акционер должен либо найти самостоятельно адрес юридический этого фонда, выяснить, проводились ли какие-то собрания, принимались ли решения о выплате дивидендов, либо найти покупателя на эти акции. Опять же я здесь призываю различать тот способ приобретения акций. Либо эти акции были приобретены в период 90-х годов в обмен на ваучеры. В самом начале, когда мы обозначали тему, абсолютно верно было указано, что многие из этих компаний уже не существуют. Либо все-таки эти акции приобретены вами, куплены где-то, в каком-то действующем предприятии, которое вы проверяли, которое работает, функционирует, либо вы сами являетесь хозяином, учредителем той или иной организации, где вы сами получили со своими партнерами какой-то пакет акций. На мой взгляд, к сожалению, те акции, которые были получены в 90-х годах, они делятся, скорее всего, на две крупных категории. Первая крупная категория – это ситуация, когда звонил слушатель, когда достаточно много было фондов, которые навыпускали акции, но потом эти фонды не функционируют, не существуют или что-то с ними произошло. Другая категория акций, когда на самом деле был такой вариант приватизации в том числе, это государственные предприятия переводились в частные структуры, и там порядка 50% принадлежало распределению среди трудового коллектива.



Марьяна Торочешникова: Алексей, из всего того, что вы говорите, не совсем поняла, вот эта женщина, которая дозвонилась, она может рассчитывать на то, что она получит какие-то деньги за то, что у нее есть на руках эти акции или нет? И что нужно конкретно предпринять для того, чтобы получить возможные дивиденды?



Алексей Голощапов: Нужно прежде всего найти место расположение этого фонда, где он находится. Придти туда, попросить, воспользоваться своим правом как акционер, посмотреть, проводились ли там общие собрания, принимались ли решения о выплате дивидендов. А если они принимались, то в какой сумме? Тут слушатель говорил, что дивиденды выплачивались, но сумма их составляла 2-3 рубля. Здесь, к сожалению, уже действуют рыночные отношения, здесь государство не вправе помочь, заставить, принудить и так далее. Потому что человек вкладывал акции самостоятельно, по доброй воле. Единственное, есть, конечно, возможности, но для этого, я думаю, нужно уже обращаться к специалистам, если это на самом деле работающее предприятие.



Марьяна Торочешникова: А там какая-то странная история произошла, как нам сказала слушательница, что эти акции перевели в облигации. Значит, все-таки какая-то работа проводится. Это вообще возможно, можно ли взять и перевести акции в облигации?



Алексей Голощапов: Я думаю, что возможно. Но опять же смысл здесь не ясен. Потому что нужно смотреть документы и более конкретно изучить данную ситуацию, что здесь произошло. Наша рекомендация – если есть возможность, обратиться, конечно же, к специалистам. К сожалению, я еще раз подчеркиваю, достаточно много таких компаний, которые с 1991 года действуют недобросовестно. Но я думаю, что наряду с этим есть и добросовестные компании, которые аккуратно платят своим акционерам.



Марьяна Торочешникова: На пейджер пришел вопрос: «У меня акции «Гостиного двора» от ваучеров, и стоимость их не более 5 рублей за последние 17 лет. Можно ли обратиться в суд по ущербу их стоимости? Они создали закрытое акционерное общество с тем же названием «Гостиный двор», и оборот денежный у них происходит, и прибыль имеется». Можно ли сейчас этому человеку, который прислал на пейджер, добиться пересмотра стоимости этих акций, которые у него имеются на руках, и вместо них получить акции закрытого акционерного общества?



Алексей Голощапов: Я думаю, что нет. Потому что как я понял из того сообщения, которое пришло на пейджер, была образована новая компания. А поскольку была образована новая компания, то соответственно, оборот денежных средств находится у нового юридического лица. Если акции принадлежат предыдущей компании, то все взаимоотношения у вас с предыдущей компанией.



Марьяна Торочешникова: Вы знаете, по этой логике получается, что в принципе любой недобросовестный человек может организовать открытое акционерное общество, закрытое акционерное общество, распродать акции, понаобещать кучу дивидендов, собрать деньги с людей, потом быстренько закрыться, и ему за это ничего не будет, и люди останутся без денег. Или все-таки предусмотрена какая-то ответственность и для таких людей, и какая-то подстраховка для желающих приобрести акции?



Алексей Голощапов: Я здесь вам даже более того скажу. У нас какое-то время назад все юридические лица между собой различались по наименованиям. Когда встречались два одинаковых наименования, то иногда добавляли «плюс» и так далее, на сегодняшний день все компании различаются по ИНН, и по определенным реквизитам, которые указываются в юридических документах. Таким образом, на сегодняшний день вы можете создать 10-15 компаний, они будут все ООО или ЗАО с одним и тем же наименованием. И если вы в этом не разбираетесь и не будете детально вникать в учредительно-уставные документы, которые вам могут выдать, то очень прекрасно такой способ используется мошенниками, недобросовестными лицами, когда выпускаются акции одной компании, показываются, что у компании с таким названием есть активы, имущество и так далее, а потом выясняется, что у этой компании ничего нет.



Марьяна Торочешникова: Алексей, у меня такое ощущение, что мы сейчас с вами даем пособие для мошенников, а не разъяснение прав людей, которые являются владельцами акций.



Алексей Голощапов: Я думаю, что мошенники и без нас это знают. А, наоборот, мы с вами говорим о том, каким способом можно не попасть в некрасивую ситуацию, чтобы люди были готовы к этому.



Марьяна Торочешникова: Мне бы об этом хотелось поговорить позже и окончательно попытаться разобраться в том, какие права и обязанности появляются у человека, как только он становится акционером или участником доли в обществе с ограниченной ответственностью?



Алексей Голощапов: Законы предусматривают достаточно большой перечень прав. Как явные права, которые определенно указаны в законе, акционер или участник в обществе имеет право знакомиться с документами общества, имеет право, если у него больше 10%, требовать созыва внеочередного собрания в обществе, имеет право принимать решение о назначении исполнительного органа. Но есть также и скрытые права, которые прямо не вытекают из той статьи, где они перечислены. Они существуют и указаны в других положениях. Например, то же право, о котором мы говорили, право преимущественной покупки, если вы являетесь участником в обществе с ограниченной ответственностью, или если вы являетесь акционером, значит в закрытом акционерном обществе тоже право преимущественной покупки акций. Вы имеете право знакомиться с реестром акционеров и так далее. Есть различные права, и эти права также зависят именно от того количества акций в процентном соотношении, которые вы имеете.



Марьяна Торочешникова: Вы так ничего не сказали об обязанностях. Ведь обычно вместе с правами появляются и обязанности. У акционеров есть какие-то обязанности или нет? Обязан человек, имеющий на руках акции, участвовать в жизни предприятия или нет?



Алексей Голощапов: Он может участвовать, и некоторые обязанности косвенно вытекают из законодательства. Так, например, что касается обществ с ограниченной ответственностью, если один из участников не участвует в проведении общих собраний, внеочередных общих собраний, а без его голоса никакие крупные сделки не могут быть проведены, то, естественно, остальные участники могут потребовать его исключения. Но все-таки у нас опять же, согласно законодательству, сам акционер не отвечает по обязательствам общества, а само общество не отвечает по обязательствам акционера.



Марьяна Торочешникова: То есть все шито-крыто. Прав много достаточно, а обязанностей никаких.



Алексей Голощапов: А здесь особых обязанностей и не может быть. Есть определенные обязанности, например, акционер или участник обязан полностью оплатить стоимость своих акций или стоимость своей доли в уставном капитале.



Марьяна Торочешникова: Юрий Викторович из Московской области, пожалуйста.



Слушатель: Я хотел бы задать вопрос. В свое время, когда была ваучерная приватизация, мы вложили свои ваучеры в компанию «Эксимер-инвест». В принципе, поначалу приходили документы, были даже дивиденды, нам предлагали увеличить количество акций. Но потом все тихо сошло на нет. Компания существует, но говорят, что денег у них нет, и платить вам нечем. Как быть в этой ситуации?



Марьяна Торочешникова: Алексей, сможете что-то посоветовать в такой ситуации?



Алексей Голощапов: Если компания существует, но денег нет, у всех всегда есть право, предусмотренное действующим законодательством, обратиться в суд за защитой своих прав и в судебном порядке, если на самом деле эта компания есть, и есть с кого взыскивать и есть что взыскивать, в судебном порядке пытаться защитить свои нарушенные права.



Марьяна Торочешникова: То есть можно потребовать через суд выплаты дивидендов за весь тот срок, который они не выплачивали?



Алексей Голощапов: Абсолютно верно. Акционер может потребовать. Но опять же он должен доказать, что принимались решения, что они выплачивались и так далее. Здесь опять же, может быть, имеет смысл всегда обращать слушателям внимание на тот факт о соотношении ваших затрат. Если вы имеете возможность, знания необходимые самостоятельно решить этот вопрос, конечно же, я считаю, что необходимо обращаться за защитой своих прав.



Марьяна Торочешникова: То есть не нанимать адвоката.



Алексей Голощапов: Но если вы такими возможностями и знаниями не обладаете, всегда необходимо рассчитать, сколько же денег вы потратите на то, что оплатите профессиональные услуги юристов, и сколько вы сможете получить.



Марьяна Торочешникова: В итоге с этой компании.



Алексей Голощапов: И сможете ли вообще что-то с них получить.



Марьяна Торочешникова: Кстати, здесь уточнение просто сразу напрашивается. Скажите, а если человек пошел в суд требовать выплаты дивидендов с какой-то компании, может ли он также потребовать, чтобы эта компания в случае, если она проиграет, оплатила услуги нанятого адвоката?



Алексей Голощапов: Может он этого потребовать. Это называется судебные расходы. Но тогда этот человек должен обратить внимание на то, что вот эти расходы, ту сумму, которая ему была выплачена адвокатом, юристом, он должен ее доказать., таким образом у него всегда на руках должен быть договор с юридической компанией, у него должен быть чек о том, что он вносил деньги в кассу, приходный ордер и так далее. Такая возможность есть, но всегда необходимо помнить, что согласно сложившейся практике, суды требуют подтвердить тот факт, что вы юридические услуги получили.



Марьяна Торочешникова: То есть я правильно понимаю, что основная мысль заключается в том, что из-за 50 рублей принципиальничать не стоит. Если речь идет о дивидендах на совсем небольшую сумму, то, может быть, стоит забыть, получается так?



Алексей Голощапов: Если есть возможность или самостоятельно воспользоваться своим правом, есть принципиальность, и если вы уверены, что вам присудят эти дивиденды, или вам скажут адвокаты, что согласно вашим бумагам, документам, вашей ситуации, это возможно, и у этой компании есть какое-то имущество, в счет которого смогут возместить ваши судебные расходы, то, может быть, стоит попробовать, если есть время.



Марьяна Торочешникова: Николай Петрович из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Я хочу пояснить вашему гостю, что эта система акционерная в России бездействует. Жена отработала 40 лет на Ижевском заводе, а дивиденды дали несколько банок голубцов и продали мы их за копейки. Я 40 лет отработал в тресте, пять рублей дали мне за 20 акций. Это обман.



Марьяна Торочешникова: Виктор Михайлович из Москвы дозвонился.



Слушатель: Очень хорошо, что Радио Свобода начало такие передачи. У меня вопрос вот какой. Расскажите, пожалуйста, Алексей, о дивидендной политике. В частности, сравните закон о выплате дивидендов в зарубежных странах и в наших компаниях. И второй вопрос о налогах. Несколько лет назад в нашем законодательстве было принято, что если акции лежали больше трех лет, то предоставлялся налоговый вычет. Сейчас как будто бы это положение отменено. То есть человек, который акции держал долго, если он их продал, все равно с него снимают налоги.



Марьяна Торочешникова: Очень дельные вопросы, на мой взгляд. Пожалуйста, разъясните.



Алексей Голощапов: Что касается заданных вопросов, то вы знаете, по поводу сравнения зарубежного законодательства и нашего, здесь трудно что-либо говорить, потому что оно, с одной стороны, есть, конечно, какие-то общие положения, с другой стороны, оно абсолютно разное. Потому что за рубежом, допустим, в основном, наверное, сложилась такая традиция, что граждане и просто физические лица могут приобретать акции разнообразных компаний, у них есть свои брокеры, которые представляют их интересы. Там очень многие хранят свои денежные свободные средства, в силу того, что достаточно есть стабильность не просто как банковские вклады под банковский процент, а именно дают поручение своим брокерам вложить деньги в те или иные акции.



Марьяна Торочешникова: Что-то похожее сейчас в России появляется, паевые инвестиционные фонды – ведь смысл тот же.



Алексей Голощапов: Паевые – немножечко смысл в другом. Но, скажем, реализация акция среди населения, сейчас были и банки и другие компании, которые продают свои акции гражданам. Видимо, к этому тоже все идет. Но, допустим, не все акции обращаются свободно на фондовом рынке.


Что касается второго вопроса, на сегодняшний день у нас установлено 9% - налог, который вы обязаны платить, если вы либо получаете дивиденды в акционерном обществе или вы получаете прибыль, которая распределяется в обществе с ограниченной ответственностью.



Марьяна Торочешникова: То есть никаких налоговых вычетов сейчас не существует, и не зависит это от того, сколько времени вы держали свои акции?



Алексей Голощапов: Нет.



Марьяна Торочешникова: И еще просто к тому же вопросу, который Виктор Михайлович задал. Вы сказали, что в принципе, может быть, принцип общий для законов об акционерных обществах в России и за рубежом, но он спрашивал конкретно о законодательном регулировании выплаты дивидендов. В России это регулируется законодательно порядок выплат?



Алексей Голощапов: Да, конечно. И порядок выплат дивидендов в акционерных обществах регулируется законом об акционерных обществах, порядок и процедура распределения прибыли в обществах с ограниченной ответственностью регулируется федеральным законом об обществах с ограниченной ответственностью.



Марьяна Торочешникова: То есть если интересуют подробности, нужно посмотреть.



Алексей Голощапов: Конечно, ему нужно открыть это законодательство, его внимательно посмотреть, там есть положение об этом.



Марьяна Торочешникова: Михаил из Москвы дозвонился на Радио Свобода.



Слушатель: Если можно, я отвечу этой даме, которая звонила по поводу ваучеров, что она получила какие-то акции. Ничего она не получит абсолютно. Вот ваш гость, мне честно жалко, он крутится, как уж на сковородке. Потому что та бандитская приватизация, которая была проведена, она способствовала тому, чтобы обманывали людей. Я могу конкретный пример привести. Каха Бендукидзе известный организовывал массу обществ, которые эти ваучеры скупали, давали за них какие-то акции, а потом грузовиками возил их, и выкупил «Уралмашзавод». Вы же это знаете, наверное. И платятся дивиденды копеечные, 1, максимум 2% в год. Вы же это знаете. Зачем обманывать людей?



Марьяна Торочешникова: Михаил, спасибо, я просто вынуждена здесь защитить своего эксперта, поскольку наша задача здесь не то чтобы агитировать людей приобретать какие-то акции, а рассказать о том, какие у них права появляются, как только у них появляются акции. И кстати, здесь, я считаю, что нам уже пора поговорить о том, как себя застраховать от деятельности недобросовестных владельцев акционерных обществ, каковы типичные нарушения прав мелких акционеров. Вот невыплата дивидендов – это мы уже поняли из того, что говорили люди. А что еще?



Алексей Голощапов: Наверное, типичными нарушениями вообще прав не только акционера, а здесь, наверное, надо рассматривать право собственности на долю, право собственности на акции, существуют разнообразные, к сожалению, из-за определенных пробелов в действующем законодательстве способы отъема, хищений и так далее. И я бы посоветовал обратить внимание вот на какие возможности и способы. Во-первых, у нас если брать общества с ограниченной ответственностью, закон предусматривает две возможности. Первая – это исключение участника из общества. Вот я, в частности, говорил, допустим, если он не принимает участие в общих собраниях, пытается блокировать деятельность общества. Тогда количество других участников, обладающих не менее 10% долей в этом обществе, могут потребовать в судебном порядке исключить того участника из общества.



Марьяна Торочешникова: И соответственно, деньги ему не вернут.



Алексей Голощапов: Нет, закон здесь говорит иным способом. Закон говорит о том, что ему должны выплатить его действительную стоимость доли. Если, допустим, исключают участника из общества, который владеет 15%, значит, берется стоимость имущества всего общества, от нее отсчитывается 15%, и ему выплачивается. Но здесь очень много есть разнообразных споров. И опять же, мест для злоупотреблений правами, когда участника могут исключить, причем исключение это будет осознанным, и выплатить ему стоимость этой доли 15%, но гораздо ниже. И по этому поводу очень много судебных тяжб.



Марьяна Торочешникова: То есть расчет всего имущества будет проводиться по каким-то другим признакам.



Алексей Голощапов: Да, имущество будет оценено, скажем, в 2-3 раза ниже. И ему может быть выплачена эта стоимость 15% доли, но не, скажем, 100 тысяч, как ему положено, а в размере 30-40 тысяч. И по этому поводу сложилось четкая судебная практика. И высший арбитражный суд, и Верховный суд в своих постановлениях четко указывают, что именно выплата должна производиться по рыночной стоимости. Второй способ злоупотреблений правами в обществах с ограниченной ответственностью – это так называемый выход участника из общества. У нас, согласно закону об обществах с ограниченной ответственностью, любой участник, если он не единственный участник в обществе, может выйти из этого общества, написав просто об этом заявление на имя самого общества. То есть никакой государственной регистрации, нотариального удостоверения здесь не требуется.



Марьяна Торочешникова: То есть может кто-то просто подделать это заявление?



Алексей Голощапов: Тут может быть разное. Либо могут подделать, либо могут заставить под угрозой насилия или под угрозой жизни и здоровья подделать это заявление и опять же выплатить не по рыночной стоимости стоимость его доли, а:



Марьяна Торочешникова: :как Бог на душу положит.



Алексей Голощапов: А что касается акционерных обществ, то тут тоже типичным злоупотреблением является либо хищение акций. Потому что, в отличие от долей в обществе, переход и продажа которых регистрируется, реестр акционеров или список акционеров, их ведет либо само общество, а если акционеров более 50, как мы знаем, у нас в закрытом акционерном обществе до 50 акционеров может быть, а в открытом лимит не установлен. Так вот, если акционеров более 50, эти акции и ведение списка акционеров передается специальному профессиональному участнику рынка ценных бумаг – регистратору. И тоже существуют разнообразные способы. Допустим, подделывают договор займа от владельца этих акций. И получается, что он должен какую-то сумму кредитору. Кредитор обращается в суд и просит, когда выносится судебное решение, просит взыскать службу судебных приставов акциями. Еще была распространена достаточно такая схема, когда если акции и реестр акционеров ведет профессиональный регистратор, приходит какое-то недобросовестное лицо с поддельным свидетельством о смерти, говорит, что я наследник и теперь я обладаю правами именно на эти акции, пожалуйста, на меня их перепишите.



Марьяна Торочешникова: Караул и катастрофа! Получается, что у вас деньги могут и акции отобрать на раз-два-три.



Алексей Голощапов: К тому же здесь нужно четко понимать, какую цель преследуют, скажем так, преступники, когда они пытаются захватить вот эти акции. Либо их интересует сама стоимость акций, как это бывает, когда вы, допустим, обладаете крупным пакетом акций ликвидной компании какой-то. Но есть еще распространенные случаи, когда их интересуют акции с целью получения контроля над самим обществом. В Москве и в России, конечно же, это очень интересная ситуация, когда у этого общества находится на балансе, в собственности объекты недвижимости дорогостоящие, заводы, предприятия и так далее. И таким образом, достаточно, если в уставе прописано, что решения принимаются 50 плюс 1%, и директор назначается, таким образом достаточно перехватить контроль, скажем, над 51% этих акций, назначить своего директора, и дальше уже, обладая не 100-процентным пакетом, а 51% поставить своего директора и дальше уже продавать предприятие с этой организации на другую или продать объект недвижимости с этой организации на другую, таким образом не выкупая 100-процентного пакета. Или просто получить контроль. Хотелось бы также обратить внимание на вопрос о кворуме при проведении внеочередного общего собрания в акционерном обществе. У нас, согласно действующему законодательству, если уставом не предусмотрено иное, то кворум – это простое большинство голосов – 50% плюс 1 голос. Но злоупотребляют каким образом? Иной раз, когда уведомляют остальных акционеров о проведении вот этого внеочередного собрания, иной раз в конверт кладут не само уведомление, а просто открытку или пустой конверт отправляют. Таким образом, акционеры могут быть и не в курсе того, что на самом деле собрание проводилось такое. А злоумышленники имеют на руках почтовую квитанцию – доказательство того, что все-таки почтовый конверт отправлялся. Таким образом, на первое внеочередное собрание 50% не приходит. Таким образом, кворум не состоялся. И закон разрешает провести повторное внеочередное собрание, на котором достаточно для кворума иметь всего лишь 30% акций. И возвращаясь, когда мы говорили с вами к вопросу о том, кто имеет какие права при каком проценте, вот вам пожалуйста, имея 31% акций в том или ином обществе, можно совершенно спокойно провести повторное внеочередное собрание, назначить своего директора и пытаться совершать те или иные операции с собственностью, которая находится у этого общества.



Марьяна Торочешникова: Александра Ивановна из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: А как же быть нас с замороженными вкладами старикам? Внешний долг выплатили. Может быть, ваш гость знает что-то по этому поводу?



Марьяна Торочешникова: Я просто думаю, что целесообразнее задавать тем людям, которые приходят участвовать в программу «Время гостей» на Радио Свобода, потому что там часто бывают политики, депутаты, и они могут дать какие-то более конкретные ответы. Но тем не менее, Алексей, вы можете что-то сказать? Известно ли что-то по выплате замороженных вкладов и долгов людям?



Алексей Голощапов: По поводу замороженных вкладов мне трудно пояснить что-то. Я знаю, что, согласно определенным действующим документам, лицам, достигшим какого-то определенного возраста, выплачивается компенсация по тем вкладам, которые у них были.



Марьяна Торочешникова: Просто не будем тогда терять время и развивать эту тему. Видимо, нужно сделать просто отдельную передачу по этому поводу. Здесь на пейджер пришло уточнение от Виктора Федоровича, профессора МГУ, который пишет, что «подоходный налог на продажу акций с физических лиц составляет 13%, а не 9%, это налог с дивидендов». Насколько я понимаю, здесь просто путаница произошла. Как раз речь то и шла о 9% налога с дивидендов.



Алексей Голощапов: Да, мы говорили о налоге с дивидендов.



Марьяна Торочешникова: Просто чтобы и у людей оставалось представление по этому поводу, в любом случае хорошее уточнение, чтобы была ясна разница.



Алексей Голощапов: Если позволите, вкратце тогда внесу ясность. Если вы продаете акции, конечно, вы платите 13%, если вы получаете дивиденды, вы платите 9%.



Марьяна Торочешникова: Вот это важно знать многим. Сергей из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, а в какой мере несут ответственность по своим обязательствам организации ЗАО и ООО?



Алексей Голощапов: Согласно действующему законодательству, все организации ЗАО, ОАО и ООО несут ответственность в пределах своего имущества. Отвечают по всем обязательствам всем тем своим имуществом, которое у них есть, иначе называется активы общества.



Марьяна Торочешникова: Исходя из рыночной оценки стоимости этих активов?



Алексей Голощапов: Естественно. Здесь в интересах самого кредитора уже проводить оценку, потому что иной раз недобросовестные должники или могут занизить стоимость того или иного имущества или, наоборот, могут завысить его с определенной целью.



Марьяна Торочешникова: Валентина Дмитриевна из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Я состояла акционером общества открытого десять лет. За десять лет я получила десять рублей. И вот теперь это акционерное общество продалось другому обществу. Я не хочу продавать свои акции, я бы хотела, чтобы они остались. Но они хотят, чтобы я их продала.



Марьяна Торочешникова: То есть вас вынуждают продать акции, которые у вас на руках?



Слушатель: Да. Но по какой причине? Что они сами внесли какой-то закон свою пометку, если человек, который имеет 51% акций, все остальные обязаны продать.



Марьяна Торочешникова: Это вообще возможно вносить такие изменения в устав? Я так понимаю, что речь идет об уставе общества.



Алексей Голощапов: Мне трудно сказать. К сожалению, не очень понятно из вопроса.



Марьяна Торочешникова: Вообще, может ли быть принято такое решение, что в случае если контрольным пакетом акций какой-то компании обладает один конкретный человек, то все остальные держатели акций обязаны их продать? Не является ли это нарушением?



Алексей Голощапов: Если 51%, то, конечно, это нарушение, потому что собственника никто не может заставить продать. Насколько я понял, здесь, наверное, речь идет немножечко о другом. Действительно, в закон об акционерном обществе были внесены какое-то время назад изменения, согласно которым, если один акционер обладает более чем 95% акций, он имеет право действительно выкупить акции у других акционеров.



Марьяна Торочешникова: Имеет право, но это не означает, что акционеры обязаны.



Алексей Голощапов: Обязаны.



Марьяна Торочешникова: То есть они обязаны продать, если 95%.



Алексей Голощапов: Да.



Марьяна Торочешникова: Здесь просто может быть сознательное введение человека в заблуждение, когда ему говорят вместо 95% 51%, рассчитывая на то, что люди не знают.



Алексей Голощапов: Если кто-то другой обладает 51%, естественно, он не может вас заставить.



Марьяна Торочешникова: Давайте попробуем дать какие-то конкретные рекомендации людям, как можно себя застраховать от недобросовестного поведения других участников обществ с ограниченной ответственностью или акционеров.



Алексей Голощапов: Здесь необходимо придерживаться разных правил. Прежде всего, конечно же, необходимо прописывать в уставе те или иные положения, которые позволят вас защитить. Ну, к примеру, допустим, если на балансе собственности этого общества находятся какие-то ликвидные активы, которые вас интересуют, недвижимость, предприятия и так далее, то отдельно в уставе можно прописать, что все сделки по отчуждению или купле-продаже этих объектов проводятся или квалифицированным большинством голосов в две трети или вообще единогласно.



Марьяна Торочешникова: Это касается обществ с ограниченной ответственностью.



Алексей Голощапов: И акционерных общества то же самое.



Марьяна Торочешникова: Мне кажется, что это как раз будет проблематично, потому что человек, когда приобретает акции какого-то общества, он уже не может влиять на составление устава этого общества.



Алексей Голощапов: Когда он приобретает, вопрос в том, сколько акций он приобретает. Если он приобрел 50 плюс 1 акцию, естественно, он может. И опять же он может это делать, когда он с нуля учреждает свое акционерное общество. Это один из так называемых способов. Есть тоже очень интересный способ, который позволит вам защитить свои права – это передать ведение управления обществом не генеральному директору как единоличному органу, а управляющей компании. Таким образом, управляющая компания – это юридическое лицо, она действует по доверенности от вашего имени, и здесь не так-то просто, что называется, его сменить. Потому что здесь надо будет расторгнуть договор, попытаться отозвать доверенность. А вы опять же в уставе можете написать, что доверенность этой управляющей компании выдается всеми участниками или акционерами единогласно.



Марьяна Торочешникова: Но такие методы страховки все-таки более актуальны для крупных акционеров. А что касается мелких акционеров, как им себя обезопасить?



Алексей Голощапов: Вы знаете, если мелкие акционеры приобретают, скажем так, акции какой-то крупной компании, я думаю, что эти банки сами передают ведение реестров крупным компаниям, реестродержателям.



Марьяна Торочешникова: Я поняла, что у нас осталось еще очень много вопросов, которые мы не успели осветить. Я обещаю нашим слушателям, что в ближайшее время мы обязательно еще одну передачу посвятим этой теме.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG