Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские эксперты считают, что вопрос о России не станет самым важным на саммите


Программу ведет Кирилл Кобрин . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова .



Кирилл Кобрин : В германском курортном городе Хайлигендамме сегодня открывается саммит "большой восьмерки". Объявлено, что главная тема форума - борьба с глобальным потеплением и помощь странам Африки. Однако, судя по всему, одним из самых важных может стать проблема отношений между Россией и Западом. Напомню, саммиту предшествовал обмен довольно резкими репликами между президентом России Владимиром Путиным и западными лидерами. Однако российские эксперты считают, что вопрос о России не станет самым важным на саммите. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Марьяна Торочешникова : Основные усилия к тому, чтобы по возможности обойти на саммите острые углы, приложила хозяйка форума Ангела Меркель. Канцлер Германии изначально заявляла о намерении организовать встречу "большой восьмерки" таким образом, чтобы создать «максимально работоспособную обстановку». Именно поэтому Меркель исключила из повестки вопросы о ПРО и иранской ядерной программе, предложенные для обсуждения Владимиром Путиным, а также отказалась от обсуждения темы о сворачивании демократии в России и использования ей энергетического оружия против соседей.


По мнению главного редактора журнала "Россия в глобальной политике" Федора Лукьянова , изначально деятельность "большой восьмерки" задумана не для критики ее отдельных членов, а для попытки нахождения компромиссов в решении глобальных проблем.



Федор Лукьянов : Все эти страсти на ходе в самой "восьмерки" практически не отразятся. Обсуждать ту тему, которая обсуждалась последние несколько дней, "восьмерка" не способна органически. Она не для этого создавалась, не для этого существует 32 года. И когда подобная тематика вноситься в этот клуб, то клуб, в общем, разводит руками в недоумении. Они не готовы в этом формате все это обсуждать. Это, во-первых. Во-вторых, скажем, по опыту прошлого года, когда был саммит в Санкт-Петербурге, тоже перед "восьмеркой" очень много говорили, что ну вот, да, России позволили это провести, но там-то уж ей скажут все - и про демократию, и про ее поведение, и так далее. Ничего этого не произошло. Потому что все-таки на этих встречах участники пытаются придерживаться изначального алгоритма, что если они уж собираются вместе, то не для того, чтобы критиковать друг друга, а для того, чтобы якобы решать глобальные проблемы, изображая глобальное лидерство. Изображать становится все сложнее, но, тем не менее, некая такая солидарность перед лицом внешней окружающей среды, она, по-моему, присутствует. В этот раз мы будем, мне кажется, удивлены, как гладко пройдет сама "восьмерка", что, конечно, не снимет всех противоречий. Они продолжатся потом.



Марьяна Торочешникова : Ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук политолог Ирина Кобринская также убеждена в том, что самые острые проблемы, возникшие в последнее время между Россией и Западом, обсуждаться на саммите открыто не будут. России же, тем временем, стоит уделить большее внимание возможности расширения "восьмерки", тем более что нынешнее мероприятие организовано по схеме «G8 плюс пять» - в Хайлигендамм приглашены лидеры Китая, Индии, Бразилии, Мексики и Южной Африки.



Ирина Кобринская : На двустороннем уровне, наверное, что-то произойдет, а открыто - нет. Этого не было на повестке дня, и не будет как бы освещаться, наверное, широко, многоформатно обсуждаться. А вот есть другой вопрос, который, с моей точки зрения, очень важен. Потому что "восьмерка" ведь в условиях, когда институты международные становятся все более слабыми, международное право как-то все больше расползается, "восьмерка" все-таки это некий такой мировой разум, который как-то пытался этим управлять. Потому что, действительно, экономика становится все более глобальной, политика тоже и безопасность. А вот здесь, мне кажется, есть основная проблема, потому что, казалось бы, в интересах России расширить немножко эту "восьмерку" за счет Китая, Индии и Бразилии, то есть, действительно, таких мировых гигантов, которые рвутся вперед с тем, чтобы их тоже как-то включить и, таким образом, пытаться немножко этим управлять.


И вот здесь я не понимаю. С одной стороны, Путин говорит, что, да, а Шувалов неделей или двумя неделями перед этим просто озвучил как бы четкую позицию, что Россия выступает против расширения "восьмерки". Так куда мы хотим? Мы хотим оставаться в чисто западном клубе, но с присоединением Японии, или все-таки Россия будет (как мне кажется, что это больше в ее интересах, потому что это огромная страна с большой азиатской частью) пытаться все-таки вводить туда новые голоса. Вот это тоже интересно.



Марьяна Торочешникова : Приглашенные на саммит лидеры стран, не входящих в восьмерку, примут участие в заседании «Развитие и ответственность в глобальной экономике».


Основными же темами для обсуждения лидеров G 8, согласно официальной программе саммита станут довольно нейтральные вопросы, связанные с подписанием соглашения о борьбе с глобальным потеплением, защитой интеллектуальной собственности на инновационные проекты и помощь Африке. Впрочем, аналитики предсказывают серьезные дискуссии вокруг иранской проблемы и хода ближневосточного урегулирования, а также вопроса о статусе Косово. Но здесь не стоит ожидать сенсаций, считает ведущий научный сотрудник Института экономики Российской академии наук Сергей Романенко.



Сергей Романенко : Не думаю, что какие-то будут особо сенсационные решения приняты относительно Косова. Потому что, в общем-то, все возможные варианты проговорены еще до начала нынешней встречи в Германии. Возможно, и, с одной стороны, такой вариант, что Косово будет использовано как такой символ демонстрации принципов своего рода, может быть, символ раздела между Россией и странами Западной Европы и Соединенными Штатами. Но, может быть, конечно, найден и какой-то компромисс, который, между прочим, будет касаться не только и не столько Косова, сколько общего размена во взаимоотношениях между Россией, с одной стороны, и странами Западной Европы и Соединенными Штатами, с другой.



Марьяна Торочешникова : Сергей, скажите, пожалуйста, а, вообще, на ваш взгляд, "большая восьмерка" сегодня это реальная сила в глобальной мировой политике или это, скорее, какой-то представительный орган, от решения которого ничего в конечном счете не зависит, и все проблемы решаются в ходе двусторонних переговоров между лидерами держав, входящих в "большую восьмерку"?



Сергей Романенко : Да, конечно. Сейчас мы наблюдаем известный кризис тех международных организаций, тех механизмов урегулирования конфликтов, который был создан после Второй мировой войны. Ведь речь идет не только о "большой восьмерке", но, допустим и об Организации Объединенных Наций, Совете Безопасности. Но, мне кажется, что "большая восьмерка" все-таки, несмотря на то, что далеко не все ее решения играют обязательную роль, служит хорошим таким форумом, на котором могут встретиться лидеры ведущих стран, чтобы все-таки обозначить свои позиции. Ведь и противоречия будут проходить не только по линии (условно говоря) Россия - Запад, но и между странами Западной Европы и Соединенными Штатами тоже существуют свои противоречия. Поэтому негативно относиться к этим встречам не стоит, но и преувеличивать их значение, как это делают антиглобалисты, наверное, тоже не следует.


Трудно, конечно, идет процесс интеграции России в "большую восьмерку". И дело все в том, что часто по разным вопросам Россия оказывается по одну сторону, а все остальные страны - по другую. Наверное, эта "восьмерка", может быть, и следующая как-то определят судьбу России. Совершенно очевидно, что без России многие проблемы решать невозможно, но, с другой стороны, и вот эта позиция по многим вопросам тоже не ведет к решению все тех же самых многих проблем.




XS
SM
MD
LG