Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Постановление об отказе в возбуждении уголовных дел в отношении членов оперативного штаба по спасению заложников в Беслане признано законным


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Никита Татарский: Ленинский суд Владикавказа признал законным постановление прокуратуры об отказе в возбуждении уголовных дел в отношении членов оперативного штаба по спасению заложников в Беслане. Таким образом, суд оставил жалобу потерпевших - жителей Беслана - без удовлетворения. Адвокаты называют это решение необоснованным и утверждают, что постановление прокуратуры препятствует объективному ведению расследования. Наш коллега Олег Кусов побеседовал с представителем потерпевших, адвокатом Таймуразом Чеджемовым.



Таймураз Чеджемов: Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в органах предварительного расследования против целого ряда должностных лиц является поспешным, потому что они сами говорят, что «мы еще будем вести следствие и будем решать вопрос об их виновности». Но тогда возникает тупиковая ситуация. Если есть постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, то что вам еще решать вопрос об их виновности? Поскольку это постановление препятствует или исключает возможность решения вопроса об их уголовной ответственности? Если вы будете дальше вести следствие и решать вопрос об их виновности, тем более, отмените его, а потом принимайте решение. Без отмены этого постановления исключен вопрос о решении вопроса об их уголовной ответственности.



Олег Кусов: Часто приходится слышать о том, что «Матери Беслана» обвиняют судебные структуры, правоохранительные органы в том, что они фактически не хотят привлекать к ответственности членов штаба.



Таймураз Чеджемов: Абсолютно с ними согласен. Речь идет именно о том, что принимаются волевые решения. Вопрос стоит очень просто. Если органы предварительного расследования считают, что нет оснований для привлечения кого-то к уголовной ответственности, скажем, за какие-то действия или бездействие, то они на основе имеющихся в деле доказательств, а не предположений, каких-то умозаключений, на основе доказательств должны дать анализ этим действиям или бездействию, оценить доказательства, которые говорят за то, что они совершили преступление или не совершили преступление, в конце следствия, и сделать вывод. У нас же как получается – они сперва принимают решение об отказе в возбуждении уголовного дела и говорят: «А дальше мы будем вести следствие». Тогда они не имеют права просто возвращаться к этому вопросу.


Они сами себе грубо противоречат. Если должностные лица не совершили каких-то преступлений, если в их действиях нет признаков преступлений, то они в постановлении должны написать: исходя из таких-то доказательств конкретных, следствие или суд приходит к выводу, что такие-то доказательства говорят о том, что они то-то и то-то делали, но здесь нет признаков преступления. Они ведь этого не делают. Они просто утверждают: они невиновны. И все. Мы приводим им конкретные обстоятельства и доказательства, они должны их опровергнуть другими доказательствами, а они говорят так: «Нет, они невиновны». И все. Следствие продолжается. Не исключено, что появятся какие-то доказательства виновности этих должностных лиц. Скажем, найдут нового террориста, который скажет: вот с таким-то тот-то делал так или вот так. Как тогда быть? Это же нереально! Тогда надо отменить это постановление и объективно собирать доказательства как виновности, так и невиновности, а потом уже делать выводы. Дело в том, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела против этих лиц было вынесено еще в декабре 2004 года. По существу, не начав расследование, они сделали вывод об их невиновности!


XS
SM
MD
LG