Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Цветной воздух Завена Аршакуни


Завен Аршакуни. «Фонтанка», 1993 год. [Фото — <a href="http://museum.ru" target=_blank>Музеи России</a>]

Завен Аршакуни. «Фонтанка», 1993 год. [Фото — <a href="http://museum.ru" target=_blank>Музеи России</a>]

6 июня в Петербурге открылась юбилейная выставка Завена Аршакуни. Завен Аршакуни, только что отметил свое 75-летие. Он родился в Ленинграде, учился в Институте живописи, скульптуры и архитектуры имени Репин, член Союза художников России с 1962 года, участник группы «Одиннадцати», выступившей против канонов соцреализма; член академии современного искусства Петербурга, участник более двух сотен выставок. Произведения Аршакуни находятся более чем в тридцати музеях России, стран ближнего и дальнего зарубежья, в том числе в Государственном Русском музее, в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Музее изобразительных искусств имени Пушкина в Москве. Завен Аршакуни живет и работает в Петербурге.


Я часто думаю о том, что судьба посылает музыкантам, поэтам, художникам испытания только для того, чтобы они острее чувствовали свое избранничество и ту незримую руку, которая ведет их и помогает им свыше. Именно так, судя по всему, смотрит на свою судьбу Завен Аршакуни, родившийся в начале 1930-х, почти сразу же брошенный отцом, переживший блокаду Ленинграда, которую не пережила его мать, вывезенный из голодающего города вместе с детдомом. И когда я спросила его — как случилось, что после всех этих бед его картины так светлы и радостны? — он ответил: «С Божьей помощью. Только с ней». Действительно, только с Божьей помощью можно написать такого мечтательного клоуна в обнимку с петухом; такой красный трамвай на фоне полыхающего брандмауэра; такой золотой корабль, плывущий по черной воде к ночной ялтинской пристани навстречу очарованным зрителям; и такую невесту, победную в своей чистоте, заслоняющую собой весь город, кажущийся только вышивкой на ее платье; и таких петухов, вызывающих рассвет, с такой яростной силой, как будто и вправду по слову поэта вызывают к новой жизни, а непросто к новому дню.


В мастерской Завена очень много замечательной резьбы. Деревянные амуры как будто струятся из той самой дудки, в которую дует один из них; резные, ярко расписанные шкафы, в которых прячется деревянная расписная посуда, и много, много всего. Нина, жена Завена, раскрыла мне секрет появления этой деревянной радости. Когда-то в семье просто не было денег на мебель, вот и пришлось подбирать на помойке остатки заборов, ну, и...


Между прочим, любимая книжка моего трехлетнего сына «Баллада о маленьком буксире» Иосифа Бродского — язык не поворачивается сказать — с иллюстрациями Завена Аршакуни, потому что эти строчки, как будто насквозь пропитаны рассветами и закатами, в которых стоят и плывут корабли. И вообще, когда я смотрю на Завена Аршакуни, мне кажется, что самый воздух вокруг него становится цветным.


XS
SM
MD
LG