Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Руководство Баку поддержало предложение Владимира Путина о совместном использовании вместе с США Габалинской РЛС


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский.



Кирилл Кобрин : Предложение Владимира Путина Соединенным Штатам совместно использовать Габалинскую радиолокационную станцию в качестве элемента противоракетной обороны было практически сразу поддержано руководством Азербайджана, которое может извлечь из реализации такого предложения значительные выгоды. Мой коллега Андрей Шароградский беседовал на эту тему с директором Азербайджанской службы Радио Свобода Кенаном Алиевым.



Андрей Шароградский : Кенан, по-вашему, насколько неожиданным для руководства Азербайджана было то предложение, с которым выступил президент России Владимир Путин на саммите "большой восьмерки"?



Кенан Алиев : Я думаю, что это не была неожиданность. Потому что уже азербайджанские официальные лица говорят о том, что этот вопрос обсуждался в ходе визита министра иностранных дел России Лаврова в Баку. Этот вопрос был согласован с Баку, и неслучайно, что Путин поднял этот вопрос во время встречи "большой восьмерки". Это тоже подтверждает тот факт, что Путин в своем выступлении заявил, что он имел беседу с азербайджанским президентом Ильхамом Алиевым, который сказал, что Азербайджан был бы рад участвовать в вопросах безопасности, которые касаются Соединенных Штатов и России. Я думаю, что этот вопрос был согласован с Баку. Это не было неожиданностью для Азербайджана.



Андрей Шароградский : Какие выгоды может извлечь Азербайджан из такого рода сотрудничества?



Кенан Алиев : Только поднятие вопроса о том, что Азербайджан может стать как бы центром, где интересы Соединенных Штатов и России могут совпадать, тот факт, что Азербайджан может стать как бы элементов в вопросах мировой безопасности, это повышает стратегическую важность Азербайджана как для Соединенных Штатов, для Запада, так и для России. В этом вопросе Азербайджан может извлечь для себя выгоду, как бы повысив свой имидж на мировом уровне, оказаться как бы одним из основных или важных игроков в мировой политике. Допустим, что Вашингтон и Москва согласятся в этом вопросе, то Азербайджан может, конечно, потребовать гарантии безопасности для себя, и в то же время попросить эти страны принять больше усилий для решения карабахского конфликта. Азербайджан видит этот вопрос как бы в восстановлении свой территориальной целостности.



Андрей Шароградский : Как сильно может измениться позиция России в этом вопросе в результате такой договоренности?



Кенан Алиев : Как мы знаем, Россия является сопредседателем нескольких групп ОБСЕ по Карабаху, в то же время Соединенные Штаты являются участниками этого переговорного процесса. У этих стран есть конкретный интерес в Азербайджане. Если они примут решение использовать эту Галабинскую радиолокационную станцию совместно, то, безусловно, у Баку появится карт-бланш, где Баку может как бы потребовать или же попросить эти страны усилить свои усилия, направленные на то, чтобы решить этот конфликт в пользу Азербайджана, то есть, я думаю, что Баку будет этим пользоваться. Сейчас уже звучат оптимистические заявления перед встречей Алиева и Кочаряна в Санкт-Петербурге, которая состоится 10 июня. Я думаю, что оптимизм с азербайджанской стороны в большей степени связан с тем, что Азербайджан сейчас получил такую возможность повлиять на этот конфликт положительно, учитывая то, что происходит вокруг Габалинской радиолокационной станции.



Андрей Шароградский : Насколько позиция Азербайджана по этому вопросу продиктована отношениями, которые сейчас складываются между Баку и Тегераном?



Кенан Алиев : Я думаю, что Баку очень осторожен в своих отношениях с Тегераном. Баку не хочет испортить свои отношения со своим южным соседом. Но, когда идет вопрос о мировой безопасности, когда идет вопрос о том, что интересы США и России могут совпадать в этом вопросе, и Азербайджан как бы является участником этого процесса, то, конечно же, Азербайджан будет больше исходить из позиции своих. Если США и Россия являются как бы партнерами Азербайджана в этом вопросе, Азербайджан будет больше учитывать интересы Москвы и Вашингтона, чем интересы Тегерана. У Азербайджана нормальные отношения с Ираном, но эти отношения всегда очень осторожные. Потому что, как вы знаете, в Иране проживает больше 20 миллионов азербайджанцев. Азербайджан пытается как бы продолжать нормальные отношения с Ираном. Но в то же время, как я сказал, если интересы Вашингтона и Москвы совпадут в Азербайджане, Баку будет стараться учитывать интересы этих стран, нежели интересы Тегерана.



Андрей Шароградский : А возможны ли протесты оппозиции в Азербайджане против такого рода сотрудничества? Или, может быть, протесты экологов?



Кенан Алиев : Интересно, что наш корреспондент сейчас находится в регионе, в Габале. Он спросил местных людей, что они думают о том, что Габала может стать центром, где Вашингтон и Москва могут сотрудничать. Многие люди даже не знали, что такое предложение есть. Некоторые считают - зачем это надо отдавать американцам или русским. Мы сами можем это использовать. Хотя они, конечно, не понимают, что Азербайджану такая станция практически не нужна. Но многие надеются, что если вдруг такое сотрудничество получится между Москвой и Вашингтоном, то появятся новые рабочие места, или будет какая-то компенсация местному населению.


Позиция оппозиции пока что нам не известна. Но в принципе большинство в Азербайджане отнесутся к этой идее нормально. Потому что это как бы увеличит стратегическую роль Азербайджана в мировой политике.



XS
SM
MD
LG