Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За что саратовского священника Олега Полюнова отстранили от церковной службы? Почему житель Малоярославца Георгий Войтенко уже 6 лет не может получить российское гражданство? Кто же все-таки убил Стаса Корепанова из Ижевска – хулиганы или нацисты? Что важнее для жителей Ульяновска – храм или архив? Что происходит с рекой Урал? Подмосковье: Добровольно-принудительная социальная ответственность. Самара: Почему многие самарские дети проводят каникулы в городе? Город Орлов: Как учителю защищать свое доброе имя? Красноярск: Иван и Лизхен – свадьба через 60 лет. Минеральные Воды: Фронтовик Виктор Булавацкий знает, как творить добро



В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:



Православный священник Олег Полюнов потерял право проводить религиозные обряды после того, как поздравил с днем рождения Михаила Ходорковского. Сана он не лишен, но ему отказано, говоря светским языком, в возможности зарабатывать средства к существованию. Поэтому отец Олег сегодня работает корректором в частной типографии.


В 1989 году выпускник исторического факультета университета о сане священнослужителя не думал. Он пришел преподавать историю в среднюю школу и, как водится, получил классное руководство. Составляя вместе с родителями список экскурсий школьников, молодой учитель предложил сводить детей в церковь. В итоге часть класса, очарованная религиозными таинствами, во время экскурсии решила креститься, причем с родителями вместе. Сейчас этому факту вряд ли бы придали значение. Но в конце 80-х учитель Олег Полюнов был лишен классного руководства и едва не уволен из школы.



Олег Полюнов : Коллектив в школе разделился на два очень четких лагеря. Один меньший – молчаливой поддержки. Подходили, говорили – Олег, держись, молодец. И большинство коллектива, который совершенно не принял мою точку зрения. Доходило даже до угроз каких-то физических. Неприятно было работать. Хотя я работал, но не думал о смене профессии.



Ольга Бакуткина : О проблемах молодого педагога стало известно в церковных кругах. Настоятель одного из соборов предложил образованному и религиозному учителю попробовать свои силы на духовном поприще. Два года Олег Полюнов служил в сане дьякона. Затем был и настоятелем. За 15 лет служения ни раз менялась церковная власть. Изменилась и роль церкви в обществе. Говорит Олег Полюнов.



Олег Полюнов : Кажется, Иоанну Златоусту принадлежит фраза о том, что церковь Христова может чувствовать себя церковью, когда находится в гонении. Церковь – это Бога человеческий организм. Так вот, когда церкви хорошо и комфортно, именно вот это человеческое начинает перевешивать, а человек склонен к стремлению жить лучше, и идет на очень серьезный компромисс со своей совестью в данном случае.



Ольга Бакуткина : Проблема у священнослужителя с вышестоящей властью начались после того, как Олег Полюнов, зайдя на сайт Михаила Ходорковского, увидел приглашение принять участие в акции «Поздравь Михаила Борисовича с днем рождения». Он поздравил.



Олег Полюнов : Ходорковский – это такая знаковая личность в нашей новейшей истории. Наверное, отношение к Ходорковскому во многом было в тот момент, да и сейчас, я думаю, не в меньшей степени, это так, своего рода лакмусовая бумажка - как человек определяет свою гражданскую позицию. Я считаю все эту историю непросто крайне несправедливой, но и совершенно преступной со стороны тех, кто всю эту историю затеял.



Ольга Бакуткина : Вполне возможно, дисциплинарное взыскание, наложенное на священника, не следствие письма опальному олигарху, а скорее письмо стало следствием образа мыслей, вряд ли уместного в регламентированной жизни духовенства.



Олег Полюнов : Я не занимался же политикой как таковой. Но я же человек, я имею собственное мнение. Я имею какие-то свои взгляды на происходящее. Не думаю, что я должен скрывать свои взгляды.



Ольга Бакуткина : Как бы то ни было, права проповедовать свои взгляды с церковного амвона отец Олег был лишен. В поисках работы он обратился в школу. И хотя в городе есть вакансии учителей истории, да и мужчин, желающих работать за учительскую зарплату, прямо скажем, немного, опальному священнослужителю в месте отказали.



Олег Полюнов : Я немножко почувствовал себя свободнее. Ведь все равно существуют комплексы, наверное, у любого человека. Внутри структуры все равно были какие-то комплексы, какие-то может быть страхи даже не сказать, а подумать. Я, наверное, стал более свободным, как-то мыслить более широко что ли. Появилась какая-то внутренняя свобода.



Ольга Бакуткина : Вероятно, внутренняя свобода и способность самостоятельно мыслить – это не те качества, которые требуются сегодня и церкви, и государству.



В эфире Калужская область, Алексей Собачкин:



Георгий Войтенко, которому сейчас 71 год, шесть лет назад вместе с женой переехал из Казахстана в Малоярославец на постоянное место жительства. И до сих пор, несмотря на все его старания, он не признан гражданином России. Соответственно, все это время Войтенко не получает пенсию, медицинского полиса у него тоже нет.



Георгий Войтенко : Я неполноценным человеком ощущаю себя. Я не могу поменять права на машину. Пришел к нотариусу, она мне не ставит печать – вы не гражданин России, значит, я вам печать не поставлю. Куда бы я не обратился. В больницу прихожу, зуб дернуть, нет, идите в платную, а там 450 рублей выдернуть зуб. Откуда же у нас такие деньги, чтобы выдернуть зуб? И везде так, понимаете, везде.



Алексей Собачкин : Беда Георгия Филипповича в том, что его угораздило родиться на Украине, в Харькове. Его жене Зинаиде Яковлевне повезло больше – она родилась в Курской области. И когда они переехали в Малоярославец, жене, как уроженке России, гражданство дали сразу, а Георгий Филиппович до сих пор без паспорта. Почему? Законы такие. Но не только.


Получить гражданство России бывшему советскому подданному, переехавшему из Казахстана, - сложнейшая задача. Пять лет ушло на то, чтобы доказать чиновникам из миграционной службы, что Войтенко никогда не был гражданином братской республики. Когда он приехал в казахстанское посольство в Москву за соответствующей справкой, ему отказали. Начал писать письма различным начальникам, но никто ему не помог.



Георгий Войтенко : Куда я только не обращался. И Путину писал, и Фрадкову писал, и в миграционную службу писал. Бесполезно. Везде были отказы.



Алексей Собачкин : Эмигранту отвечали: чтобы получить гражданство России, нужно предоставить требуемую справку. Намучался Георгий Филиппович с этой бумажкой, но выхлопотал таки. Правозащитница Татьяна Котляр помогла.



Татьяна Котляр : Паспортно-визовая служба в течение пяти лет, несмотря на все мои обращения этот запрос делать отказывалась. Наконец-то ее удалось дожать. И в прошлом году, наконец, пришла справка, что он гражданином Казахстана не является.



Алексей Собачкин : Обрадовался Георгий Филиппович, принес справку в местное отделение миграционной службы, а ему в ответ: «А кто вы такой? Теперь надо установить вашу личность». И пришлось пожилому человеку проходить эту унизительную процедуру, приводить свидетелей-соседей, которые подтверждали: «Да, этот человек Войтенко». По мнению правозащитницы Татьяны Котляр, мероприятие было незаконным, потому что у Георгия Войтенко есть паспорт СССР, которого достаточно для установления личности. К тому же пленум Верховного суда постановил, что этот документ является бессрочным.



Татьяна Котляр : Они начинают при живом паспорте действительном устанавливать его личность. Устанавливают два месяца. Я это воспринимаю, как издевательство. Личность устанавливается, когда нет никакого удостоверения личности. При паспорте личность не устанавливается.



Алексей Собачкин : После того, как личность Георгия Войтенко была установлена, у него все равно отказались принять документы на гражданство. Что же теперь помешало? А якобы квота для переселенцев из Казахстана закончилась. Хотя по закону никакие квоты на Войтенко распространяться не могут, потому что его жена – гражданка России. В областном Управлении Миграционной службы подтвердили, что районные чиновники заблуждаются, но, чтобы это выяснить, время и нервы пришлось потратить. Что же дальше? Документы на гражданство опять не приняли!



Георгий Войтенко : Когда вся эта процедура прошла, прихожу в ПВС, и мне говорят: «А вы знаете, вы еще должны сдать на СПИД, на сифилис, на лепру, на туберкулез. А собирать справки – это целая история. И до сегодняшнего дня мне осталось получить пять справок.



Алексей Собачкин : Выдают справки в Калуге, и каждая стоит тысячу рублей. Правда, с деньгами в этом случае ему пообещали помочь в Управлении социальной защиты. А мотаться в областной центр придется самому. Конечно, пожилому человеку унизительно обращаться за справками об отсутствии у него венерических и прочих болезней, но деваться некуда – иначе гражданства и пенсии не видать.


Когда супруги Войтенко ехали в Россию, они искренне надеялись, что их жизнь станет лучше – все-таки возвращались на Родину. С одной стороны, она их встретила как мать – из окон малоярославецкого дома видна березовая роща, в ней по вечерам соловьи поют. А с другой стороны, бездушная государственная машина, как мачеха, равнодушно относится к человеческим страданиям. Ей все равно.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Два с лишним месяца прошло с момента гибели в Ижевске 17-летнего Стаса Корепанова. Он умер в больнице 31 марта, три дня спустя после жестокого избиения – на семерых скейтеров напало несколько десятков «бритоголовых».


Дело было в ста метрах от президентского дворца, засветло. Журналистам подробности стали известны практически в одно время со следователями - от друзей Стаса, бывших рядом с ним в момент потасовки. Ребята говорили, что нападавшие были именно группировкой в характерной для скинхедов одежде, с характерными выкриками «Уайт пауэр!». Но официальные органы – МВД, прокуратура, администрация президента – весь апрель бурно открещивались от наличия в деле праворадикального «следа», настаивали на «хулиганских побуждениях».


Я попросила высказать свое мнение о нынешнем этапе следствия Олега Серебренникова, который сам в 2004-2005 годах прошел через судебную волокиту как пострадавший от нападения ижевских «бритоголовых». Ему как участнику пикета против войны в Чечне тогда проломили голову арматурой. Ни следствие, ни суд не нашли в действиях подсудимых идеологических мотивов. Сейчас Олег видит, что опять ведут к тому же.



Олег Серебренников : Во всяком случае, на данный момент, в следственном изоляторе находится один парень Андрей Фазлеев. По последней информации, к нему добавился еще Кирилл Вахрушев. Они пока не признаются в том, что участвовали в убийстве. По словам друзей Стаса, в момент убийства его окружило около десяти человек. Где-то еще гуляют на свободе восемь человек.



Надежда Гладыш: В начале июня, благодаря межрегиональным контактам в антифашистской молодежной среде, к защите потерпевших в деле Стаса Корепанова подключилась казанская правозащитная организация «Агора». Её адвокат Рамиль Ахметгалиев стал официальным представителем Надежды Корепановой, мамы погибшего Станислава. Она и один подросток на данный момент признаны потерпевшими, хотя адвокат считает, что потерпевшими должны быть признаны все семеро, подвергшиеся нападению. Вот краткий отчет Рамиля Ахметгалиева о том, что удалось сделать представителям «Агоры» на минувшей неделе:



Рамиль Ахметгалиев : Насколько я могу судить, дело ведется активно, допрошено на сегодняшний день более 40 человек. Назначены экспертизы. Основная претензия к органам следствия – официально они считают, что это убийство было связано с хулиганских побуждений. Следствие отрицает, что это было связано с экстремистской направленностью. По делу привлечены двое обвиняемых. Им предъявлено обвинение по статье 105 части 2 Уголовного кодекса «Совершение убийства группой лиц из хулиганских побуждений». Оба они находятся на сегодняшний день под стражей. Планируем мы в дальнейшем собирать и заявлять о ходатайстве, связанном именно с предъявлением обвинения, чтобы в нем была отражена экстремистская направленность этих действий.



Надежда Гладыш : Установленный на месте гибели Стаса его друзьями небольшой мраморный обелиск неожиданно стал местом своеобразного культа. Сюда по-прежнему ежедневно приходят ижевские тинейджеры с цветами, стихами, гитарами. Стас не был антифашистом, но его гибель теперь агитирует сама по себе.



В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:



На двери Государственного архива Ульяновской области висит объявление: «Во исполнение решения федерального арбитражного суда Поволжского округа с 5 марта читальный зал архива закрыт». Ульяновскому архиву не везет. 75 лет назад советская власть загнала его в помещение Германовской церкви, не приспособленное для хранения документов. А сегодня православная церковь, в лице Симбирской епархии, требует освободить помещение, хотя переезжать архиву некуда.


Когда в 1991 году вышел указ президента Ельцина о возвращении церкви культовых сооружений, епархия сразу заговорила о возврате церкви. Недавно арбитражный суд удовлетворил иск епархии к архиву. Судебные приставы грозят принудительным выселением. Говорит начальник отдела использования и публикации документов областного архива Галина Романова:



Галина Романова : Архивисты оказались заложниками в такой ситуации. Единовременно вывезти 600 тысяч документов – каталоги, библиотеку, читальный зал – в никуда, конечно нереально. Сейчас приостановилась вся исследовательская краеведческая работа.



Сергей Гогин : Архивист Антон Шабалкин дополняет картину грядущего паралича архивной работы.



Антон Шабалкин : Архив постоянно исполняет социально-правовые запросы – подтверждение стажа и зарплаты, выделение гаражей, садовых участков, квартир, матери-героини иногда не помнят, когда их наградили. У нас сейчас скопилось 750 запросов в очереди. Люди слышат, что архив будут закрывать, заранее обращаются с запросами для пенсии.



Сергей Гогин : У архивистов нет обиды на Православную церковь. Они понимают, что епархия всего лишь потребовала исполнить закон. А вот ульяновский ученый-краевед Сергей Петров считает, что епархия могла бы и подождать.



Сергей Петров : Никаких столпотворений в наших храмах нет. К тому же мы имеем на территории города немало недостроенных церквей.



Сергей Гогин : 15 лет областная власть делала вид, что проблемы размещения архива не существует, надеясь, видимо, что все как-нибудь рассосется само собой. В январе текущего года наконец-то появилось распоряжение областного правительства о строительстве здания историко-архивного комплекса. Как скоро оно будет построено?


Как сказал в телефонном интервью начальник Архивного управления Ульяновской области Геннадий Степанов, это зависит от целого ряда условий, в частности, от наличия средств. Не меньше года уйдет на проектирование, не меньше двух лет - на строительство. А до тех пор документы, которые предстоит вывезти из здания церкви, планируется временно разместить на третьем этаже одного из ПТУ.


Площадка для будущего архива еще не утверждена, но она уже стала местом, где амбиции чиновников – а может быть, и корысть – сталкиваются с мнением специалистов. Проектировщики и власть настаивают на размещении архива в центре города, рядом с ленинским мемориалом и литературным музеем Николая Языкова, на месте зеленого сквера, который в этом случае придется уничтожить. Говорит краевед Сергей Петров:



Сергей Петров : Хотят здесь не архив строить, а центр памяти. Это здание должно включать - архив, картинную галерею и 3 тысячи метров для краеведческого музея. Они хотят вроде бы как бы второй мемориал тут построить. Хотя можно идти по пути наименьшего сопротивления. Здание не обязано быть шедевром архитектуры. Чем меньше окон в архиве, тем лучше.



Сергей Гогин : Геологи предупреждают: строительство в оползневой зоне – безрассудство. Недавняя попытка построить на волжском косогоре Троицкий собор привела к тому, что соседние здания пошли трещинами. Значит, оползень созрел. Архитекторы говорят, что пятиэтажное здание в стиле хай-тек визуально подавит языковский музей – здание XVIII века. Экологи выступают против уничтожения зеленого сквера во имя амбициозного центра памяти. Главный эколог города Андрей Салтыков отказался завизировать проект и в результате был вынужден написать заявление об отставке. Но власть почему-то отказывается рассматривать другие варианты размещения архива. Губернатор области Сергей Морозов заявил, что вопрос решен. Еще более категоричен мэр Ульяновска Сергей Ермаков. «Будем строить здесь, а кому не нравится – пусть идет в суд», - сказал он. Член региональной Общественной палаты Евгений Лытяков осуждает подобные заявления.



Евгений Лытяков : Я считаю, что чиновник высокого ранга не должен делать таких однозначных заявлений, которые могут впоследствии серьезно повредить ему имиджу. Примерно тоже самое говорилось по поводу строительства так называемого Троицкого собора. Говорилось – мы будем строить и все. Выкопали яму, потом пришлось ее закапывать. Я думаю, что такие шатания, шараханья авторитету власти не способствуют.



Сергей Гогин : Тема архива оказалась настолько неудобной для власти, что губернатор Морозов потребовал удалить журналистов с заседания Общественной палаты, где предполагалось ее обсудить. Палата оскандалилась, пойдя на поводу у высшего областного чиновника. И только Симбирская епархия Православной церкви в этом споре участия не принимает.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



Владимир Кукушкин : Я поймал сазанчика где-то больше килограмма. У меня радости предела не было. В общем, это хороший трофей. Меня отец приучил к этому делу. Вместе с ним были. Поймал такую рыбку, и был безумно счастлив.



Елена Стрельникова : Сколько лет тогда было?



Владимир Кукушкин : Наверное, лет 13-14 где-то так. В Урале есть большие рыбы. И на 40 килограмм у нас ловится, 45 килограммов . Вот таких достигают размеров.



Елена Стрельникова : С удочкой и другой рыбацкой снастью Владимир Кукушкин не расстается больше 30 лет. Правда, за эти годы, признается он, рыбы в Урале стало значительно меньше. Сети и электроудочки браконьеров сделали свое дело. А еще это самая металлургическая река в мире, добавляет директор оренбургского института степи Александр Чибилев.



Александр Чибилев : Несмотря на то, что река Урал занимает третье место в третьей десятке среди рек Европы, это самая металлургическая река в мире. Ни на одной другой реке не выплавляется столько металла – цветных и черных – как в бассейне реки Урал. По добыче углеводородов Урал уступает только бассейну Оби.



Елена Стрельникова : Два века после указа русского царя Михаила Романова Урал, от истока до устья, был под наблюдением оренбургских казаков. Уникальные правила по охране спасали реку. Старики–рыбаки до сих пор вспоминают, что когда-то здесь и чухонь, и осетр, и белуга водились.



Александр Чибилев : В первую очередь, конечно, Урал утратил свое уникальное значение, мировое значение, в производстве осетровых. В 1977 году Урал давал до одной трети мировых уловов осетровых и 40 процентов производства черной икры.



Елена Стрельникова : А самым страшным для реки сегодня стал бытовой мусор. Продолжает Вера Коровец, начальник лаборатории мониторинга окружающей среды по Оренбургской области.



Вера Коровец : Эти пакеты, бутылки оседают на дно со временем. Водоемы заиливаются. Заиливается и родниковая подпитка, родники. Водоем умирает. В период паводка мы постоянно делаем отборы проб воды, и объезды реки Урал экспедиционным путем. В паводках с каждым годом наблюдать картину, которая отмечается по нашим водоемам, все страшнее.



Елена Стрельникова : В этом году весенний паводок принес в Урал воды больше, чем обычно. Уровень реки поднимался до 9 метров . Рыба зашла. Вот закончится запрет на ловлю в период нереста, и тут же на рыбалку махну, с наслаждением говорит Владимир Кукушкин.



Владимир Кукушкин : Это все! Хоть и говорят отдых, правда, устаешь на рыбалке, но морально удовлетворение испытываешь. Хобби – это мягко сказано. Это половина жизни, наверное.



Елена Стрельникова : Кстати, в прошлом году за последние десять лет Владимир впервые выловил подуса. Вода стала почище.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Михаил Зубков : Нет возможности ничего сказать. У меня сегодня в редакцию пришли электрики. Поступила команда – отключать электроэнергию от редакции, чтобы мы не могли ничего печатать там. Вообще, нет оснований. Просто беспредел.



Вера Володина : Депутат Пушкинского городского совета и редактор газеты «Пушкинский вестник» Михаил Зубков рассказывает о том, что произошло через несколько часов после митинга, на котором несколько сотен горожан, предпринимателей прежде всего, выразили недоверие методу управления районом.


Два года назад генерал МЧС Владимир Башкирцев, прежде руководивший спасательным центром в Ногинске, при поддержке губернатора Московской области был избран главой Пушкинского района. Как и по всему Подмосковью, предприниматели, кроме законом назначенных налогов, вынуждены платить здесь так называемые добровольные взносы в Социальный фонд развития. Еще один организатор митинга депутат Сергей Забурниягин рассказал предысторию испортившихся отношений части депутатского собрания с главой.



Сергей Забурниягин : С чего все началось? Пришел и попросил – вот мы создаем контрольно-счетную палату и начнем проверять именно тот внебюджетный фонд. На какие цели уходят деньги, которые в принципе собираются предпринимательским сообществом. На что мне было сказано: «Деньги кто собирал: ты или я?» Я говорю? «Вы, конечно. По вашей просьбе». Где-то, конечно, с перегибами, но в то время еще были нормальные отношения. Все-таки председатель совета депутатов должен ладить с главой. На что он мне ответил: «Так вот, я эти деньги собирал. Поэтому отчитываться ни перед кем не буду. А если ты будешь совать свой нос, куда не полагается, у тебя будут проблемы». «Это не мое требование, это требование закона. Вы должны отчитаться перед Законодательным собранием, куда уходят деньги». Мы даже сделали официальный запрос – ни привета, ни ответа. Но я попал автоматически в стан врагов. Безусловно, по мне начались проверки с последующим снятием меня с должности председателя совета депутатов города Пушкина.



Вера Володина : Сергей и Михаил не одиночки в этом конфликте.



Сергей Забурниягин : Порядка ста депутатов, из них, наверное, порядка 30-40 человек это те, которые имеют ярко выраженную позицию против Башкирцева. Потому что этот человек просто устроил тиранию. Мы живем во времена опричнины. Это человек, который не уважает ничьего мнения. У него как казарма: пришел, сказал – вы должны мне столько-то. Если не выполняешь его условий, ждите проверок.



Михаил Зубков : Я как депутат, допустим, прихожу в финансовое управление и говорю – дайте мне информацию по расходованию бюджетных средств. А мне говорят: «Мы вам не дадим. Вот Владимир Иванович Башкирцев должен дать на это разрешение, чтобы дать». И так везде и всюду. Никакой информации. Если даже депутат не может получить такую информацию, так простому гражданину вообще ничего не остается. Даже такие вещи, как собирается Башкирцев депутатов и говорит: «А вам, товарищ депутат, сюда входа нет». Ставит вооруженную охрану и не пускает на заседания депутата.



Вера Володина : Самый яркий пример - 50 проверок на одном одного предприятии за месяц. Сергей утверждает, что глава вызвал бригады проверяющих из областного Министерства потребительского рынка. Так наказывают тех, кто отказывается вносить деньги в неконтролируемый депутатами фонд развития.



Сергей Забурниягин : В случае если депутатский запрос сделали депутаты, и они являются одновременно предпринимателями, сразу начинаются проверки. Там порядка 50 организаций - это все те, кто отказался платить главе дань, именно так мы это называем. Либо вы платите столько, сколько мы вам говорим, либо вы покидаете наш город. Подождите, это наш город. Мы здесь 20 лет работаем. А им говорят – ну, работали, а теперь ищите другую работу. Буквально в таком формате разговаривает. Просто бандитизм.



Вера Володина : Но пока действия пушкинских властей так не квалифицирует суд, и подобные высказывания депутатов обходятся недешево. Три судебных иска инициировали городские власти в отношении Михаила Зубкова .



Михаил Зубков : В свое время, по РТР я выступал и сказал, что по существу Башкирцев в районе устроил рэкет. Он вынуждает предпринимателей под разными причинами перечислять деньги во внебюджетные фонды. Вот за эту фразу он подал в суд. Вчера суд ему присудил 100 тысяч рублей выплатить морального ущерба. Суд говорит так: «У нас есть судебное решение, говорящее о том, что он виновен? Нет. Значит, он не виновен».



Вера Володина : Михаил Зубков по предложению главы был также смещен с должности заместителя председателя совета депутатов за свое обращение к президенту России. За высказанное мнение был снят с должности и председатель Тарасовского совета депутатов. Протестующие депутаты утверждают, что положение в районе особо усложняет то, что Владимир Башкирцев в одном лице является главой и города, и района.



Михаил Зубков : Международная хартия, которую ратифицировала Россия, о местном самоуправлении это не предусматривает.



Вера Володина : Здесь два года не могут создать городскую администрацию. Все это является нарушением международных норм, но закон о местном самоуправлении в России пока еще не работает. Михаил Зубков утверждает, что депутат и как редактор газеты, подвергается преследованию.



Михаил Зубков : У меня сожгли автомашину «Ауди-100», и «Мицубиси» сожгли, и битой по голове били, и ножик в меня втыкали прямо у администрации, зашивали мне и почку, я резаный перерезанный. Меня можно только убить.



Вера Володина : Сегодня районная прокуратура расследует заявления предпринимателей - два десятка жалоб о понуждении к платежам в фонд развития. В марте и апреле этого года было возбуждено два уголовных дела в отношении первых замов главы - по фактам превышения полномочий и злоупотребления служебным положением.



Михаил Зубков : Вот эти все принципы, к которым мы стремились в 90-е годы, они все перечеркнуты. Мы на сегодня в такую тоталитарную лавину катимся, что выход оттуда возможен только одним способом – революция, наверное, будет. Наше общество, глядя на то, что происходит кругом, тянет одну мысль – ничего не исправишь.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



По словам родителей самарских школьников, не все имеют возможность приобрести для ребенка путевку в загородный лагерь отдыха. «Путевка в лагерь отдыха на одного ребенка стоит около десяти тысяч рублей, а средняя зарплата самарца - пять тысяч рублей в месяц», - рассказала самарчанка Ирина Феофанова.



Ирина Феофанова : Нет никакой организации. Школьные лагеря – это просто убожество я бы сказала так. А путевки дорогие. А просто путевки в лагерь стоят по 10 тысяч. Неинтересно в школьном лагере, а поехать в какой-то лагерь за пределы города – это очень дорого. Зарплата не позволяет. Ребенок болтается в городе.



Сергей Хазов : Самарцы, семейный бюджет которых не позволяет купить для ребенка путевку в загородный лагерь отдыха, предпочитают, чтобы их дети отдыхали в городских школьных лагерях, которые будут работать в Самаре все лето. «Цена путевки в такой лагерь – до двух тысяч рублей в месяц, средства тратятся на питание и культурно-массовую программу», - говорит мама самарского пятиклассника Ольга Борисова.



Ольга Борисова : Не все дети могут поехать куда-то, а это очень плохо. Вспоминаешь наши времена, когда мы были пионерами, школьниками. Все-таки там были какие-то социальные программы. Сейчас или уж совсем кто-то неимущие… Потому что у нас все равно этот вопрос очень плохо решается. Многие кто-то куда-то уезжает, кто-то отдает… Не только в деревню. Сейчас покупают в деревне домики. Кто-то на дачи вывозит. Ну, а, наверное, в большинстве случаев уже они будут все-таки на улице. Что они на улице могут увидеть? Если на улице, то я опять вспоминаю, как у нас было, у нас был очень большой двор. У нас была детская комната. Там все вели кружки. Мой прадедушка вел. Он был художником, он вел кружок лепки и художественный. Разные были кружки. Дети занимались. Никому не платили, да, но было помещение. Сейчас все отобрали. Сделали хотя бы какой-то компьютерный класс. Нет. Отдали под казино. А это мыслимо?! Столько школ рядом. Идеально, когда они едут куда-то с родителями. Потому что они все-таки должны знать своих родителей, а родители своих детей. Какой-то контакт у них в этом плане должен быть. Это, я считаю, идеально, но это, конечно, в натуре никогда не получается.



Сергей Хазов : Дети из школьных городских лагерей отдыха летом посещают выставки и театры. «Обидно, что педагоги не водят детей из школьных лагерей отдыха на пляж или в парки», - Ольга Борисова продолжает.



Ольга Борисова : Лучше, если бы они были там в каких-то компьютерных классах, в каких-то кружках, может быть, в скаут каких-то лагерях, как это сейчас модно. У нас раньше были пионерские лагеря. Чтобы это было, действительно, хорошее время препровождение с пользой. Потому что дети сейчас все деятельные. Это не то, что было раньше – посадил, прочитал сказку и сидит ребенок. Ему нужно какое-то поле деятельности. Вот это. А не так, как, допустим, если хороший пионерлагерь, то он стоит дорого, а если пионерлагерь какой-то, то лучше, наверное, в него не посылать.



Сергей Хазов : «Лучший отдых – это когда ребенок отдыхает вместе с родителями», - говорит член организации Общественный родительский совет Алена Капралова.



Алена Капралова : Они все время с родителями. Постоянно детям хочется от родителей как-то подальше – в лесочке и так далее. А я думаю, что, конечно, лучше под присмотром, чтобы были.



Сергей Хазов : Не все родители с пессимизмом смотрят на проблему летнего отдыха своих детей. Виктор Костров говорит, что главное – романтика лета и наличие свободного времени. Тогда родители могут сходить вместе с ребенком и в поход, и на пляж, и на рыбалку.



Виктор Костров : Я Волгу люблю, я вырос здесь. Поэтому как бы лучше, чем на Волге я еще не знаю. Переехал на ту сторону, палатку ставь, да отдыхай. Я люблю такой отдых, например. Так что, сел на машину и уехал. Турбаз полно. Куда угодно.



Сергей Хазов : Для самарской десятиклассницы Ольги Шестаковой лето - это поездка к родным в деревню. В прошлом году Ольга ездила в деревню вместе с друзьями из школьной театральной студии Ленинского района Самары. За свои спектакли и «капустники», которые они устраивали для жителей деревни, все участники школьного театра получили диплом на районном конкурсе юных талантов. «Отдых в деревне просто замечательный!», - говорит Ольга Шестакова.



Ольга Шестакова : Я ни разу не была в лагерях. Я отдыхаю у бабушке в деревне. Лучше, по-моему, ничего нет. Лагерь – это управление. Опять же все зависит от человека. Если ему нравится управление, то есть – туда не ходи, то не делай, а так ты свободен.



Сергей Хазов : Во время нынешних летних каникул Ольга Шестакова вместе с друзьями планирует не только хорошо отдохнуть, но и поучаствовать в фестивале самодеятельных школьных театров в Москве.



В эфире поселок Верхошижемье Кировской области, Екатерина Лушникова:



Лидия Бажина : Когда на суде мне сказали – конечно же, неадекватно поведение: ей не присвоили категорию, а она подала в суд. А еще ходит и улыбается.



Екатерина Лушникова : В суд была вынуждена обратиться учительница Верхошижемской средней школы Лидия Бажина. Проработав, без единого выговора или замечания, 35 лет преподавателем русского и литературы, Лидия Бажина неожиданно для всех не смогла сдать экзамен на первую педагогическую категорию. Как считает Лидия Степановна, причиной неудачи стала весьма нелестная характеристика, направленная директором школы в экзаменационную комиссию. Неприязненное отношение со стороны директора Татьяны Трефиловой учительница литературы почувствовала еще, когда была председателем забастовочного комитета.



Лидия Бажина : Мы забастовали по своевременной выплаты зарплаты, задолженности по заработной плате, еще ряд требований был. И вдруг меня спрашивают – что вы уже кончаете бастовать? А нам вот директор школы говорит, наверное, будем уже кончать забастовку. Когда я к ней подошла, говорю: «Татьяна Ивановна, почему вы говорите? Мы же еще не решили на собрании», а она: «Ну, так пора уже, сколько можно». У директора и раньше необъективное отношение ко мне чувствовалось.



Екатерина Лушникова : А когда Лидия Бажина решила пройти экзамен на первую категорию, она получила сразу две характеристики от директора школы: одну - положительную прямо в руки, а другую директор Татьяна Трефилова лично отвезла в соседний районный центр для квалификационной комиссии.



Лидия Бажина : И потом, когда я пришла на эту квалификационную комиссию, я настораживающие взгляды заметила. Мне это было, конечно, очень странно. Потом, когда после мне отказали, сказали, что на курсы съездить и прочее, когда я прочитала эту характеристику, я поняла, почему так. Потому что, действительно, только человек с неадекватным поведением может при такой характеристике сдавать на первую категорию. Но я даже не знала, что у меня там написано. Представляете?!



Екатерина Лушникова : В характеристике на Лидию Бажину, в частности, было сказано, что на своих уроках учитель литературы недостаточно использует наглядный материал, небрежно относится к оформлению школьной документации, не занимается самообразованием, а в общении с коллегами и родителями нарушает нормы педагогической этики. Также было отмечено, что для учителя литературы характерно неадекватное поведение и более того - суицидальные наклонности. Лидия Бажина, познакомившись с такой характеристикой, данной ей директором школы, обратилась в суд, обвинив Татьяну Трифилову в клевете.



Лидия Бажина : Я считаю, что человек должен иметь, если он немножко уважает себя и других, чувство собственного достоинства. Если его, извините меня, незаконно облили грязью, где ни одно слово не соответствует действительности, то, я считаю, что суд - единственный способ защитить свои честь и достоинство.



Екатерина Лушникова : Дело Лидии Бажиной рассматривалось сначала в мировом, а затем в районном суде поселка Верхошижемья. Интересы директора школы Татьяны Трефиловой представлял адвокат Владимир Зверев. Запись сделана в зале суда.



Владимир Зверев : В характеристике, которая стала предметом разбирательства, изложено личное, субъективное мнение. Сведения, изложенные в характеристике, полностью соответствуют действительности. И это является объективной реальностью. На судебном заседании, на мой взгляд, было установлено, что с характеристикой на Бажину Лидию Степановну были ознакомлены только лица, имеющие на это право в соответствии с должностными полномочиями.



Екатерина Лушникова : Суд Верхошижемского района оправдал директора школы Татьяну Трефилову, признав ее невиновной в клевете на учительницу литературы. Защитник Лидии Бажиной, ее дочь, юрист Татьяна Бажина считает, что суд не был беспристрастным.



Татьяна Бажина : Я считаю, что в Верхошижемье данное заявление, верхошижемскими судьями рассматриваться не может, поскольку в качестве адвоката я здесь работала в течение 5 лет. Писала массу кассационных жалоб. По моим жалобам в областном суде была масса отмен. Со стороны судей, у которых отменяют эти решения, видимо, возникают какие-то обиды. Во-первых, рассматривают дело моего близкого родственника. Кроме того, я являюсь представителем. Естественно, никакого справедливого решения я от этого суда не жду.



Екатерина Лушникова : Справедливого решения учительница литературы Лидия Бажина ждет от областного суда, куда обратилась с кассационной жалобой.



В эфире Красноярск, Наталья Бурмистрова:



Выйти замуж за любимого человека после разлуки длиною в 60 лет. Они познакомились в 1945 в деревушке Хейерод, под Франкфуртом. Старшина и полковой переводчик Иван Бывших сразу после войны исполнял здесь обязанности коменданта. Молодой русский и немецкая девушка Лизхен влюбились с первого взгляда. Да так, что пронесли свои чувства через всю жизнь. Вновь встретились Иван и Лизхен только 2 года назад - в Красноярске. За это время было несколько коротких встреч. И вот Лизхен приехала к Ивану в Сибирь теперь уже навсегда.


При параде и с цветами, все как положено. 83-х летний ветеран войны Иван Бывших нервно ходит по перрону красноярского аэропорта, ждет свою невесту Лизхен. Встречает ее прямо у трапа.



Иван Бывших : Вон она идет, вон! Лиза!



Наталья Бурмистрова : Трогательные объятия и поцелуи после полугодовой разлуки. Дорогу из Люксембурга Лиза, как ее называет Иван Бывших, перенесла нормально.



Иван Бывших : Нормально как всегда долетела. Она не первый раз сюда уже прилетает. Она всегда прилетает примерно этим рейсом.



Наталья Бурмистрова : Отношения Лизы и Ивана длились всего полгода. В 1946 старшину Бывших отправили в Саксонию, а затем он вернулся в Советский Союз. Лизхен осталась в Германии. Они писали друг другу десять лет. В каждом послании - признание в любви. Он специально устроился внештатным корреспондентом в немецкую газету, ему хотелось, чтобы она могла читать его статьи. В 1955 Ивана вызвали в КГБ и потребовали прекратить переписку, к тому времени Лизхен уже жила в Западной Германии. Он написал Лизе прощальное письмо, в котором сообщил, что женится и, действительно, женился.


Сейчас, когда ему стукнуло 83, Иван Бывших говорит, что точно знает - никого ближе Лизы у него не было. Два брака оказались несчастливыми. Хотя в своих детях он души не чает. Именно младшая дочь убедила отца написать документальную историю любви русского разведчика и немецкой медсестры.


Лизу отыскали в Люксембурге красноярцы, к которым книга случайно попала в руки. Когда ей позвонили и осторожно спросили, помнит ли Ивана, Лизхен ответила, не раздумывая: "Я любила его всю жизнь и люблю сейчас".


У жениха и невесты уже на следующей неделе запланирован поход в Красноярский ЗАГС для подачи заявления. Все необходимые документы с переводом на русский язык фрау Вальдхельм собрала у себя на родине, в том числе и о разводе с бывшим мужем. Ее брак тоже оказался неудачным. Иван Бывших признается, что хотел бы настоящую свадьбу и много гостей, но праздник с размахом пара себе позволить не может.



Иван Бывших : Свадьбу чтобы организовать не хватит ресурсов, ищем спонсоров. Если спонсоров найдем, свадьба будет на человек 50-60.



Наталья Бурмистрова : Сразу после свадьбы Иван Бывших с Лизой планируют самый настоящий медовый месяц. Уже решили, что поедут отдыхать на один из российских курортов.



Иван Бывших : После свадьбы сразу поедем обязательно на курорт. Нам уже готовят путевки: мне бесплатно, ей будет за плату уже. Мы были в прошлом году на курорте. Ей там очень понравилось. Она сама попросила – еще хочу на курорт. Пожалуйста, я все ее желания стараюсь удовлетворить.



Наталья Бурмистрова : А пока будущие супруги обживают новую двухкомнатную квартиру. Фрау Вальдхельм жильё пришлось по душе, теперь она думает, как навести здесь уют. Лизхен привезла с собой, как называет их Иван, разные женские штучки. Это не только косметика и украшения, но и приятные романтичные безделушки и даже посуда. Иван Бывших на все эти хлопоты смотрит с удовольствием, говорит, теперь Лиза в доме хозяйка.



Иван Бывших : Разбирает вещи. Это ее фамильные…



Наталья Бурмистрова : Иван и Лиза вместе пьют чай на кухне и встречают гостей, смотрят телевизор, даже гуляют, крепко взявшись за руки, словно и не было этих 60-ти лет. "Она постарела немножко, но очень хорошо выглядит, - говорит Иван Бывших. - И по характеру осталась точно такая же, с ней так легко и хорошо". Мечтают съездить вдвоём в Германию - побродить по улицам родной деревушки Лизхен, но не знают, получится ли - оба не богаты. Несмотря на возраст, Иван Бывших по-прежнему работает - директором ведомственного музея "Электросвязи". Он там и хранитель, и экскурсовод, и хозяйственник в одном лице. А еще бывший разведчик пишет книги. На сегодняшний день их, самых разных - от технических и исторических до детских - вышло в свет уже 18. Сейчас он пишет военные мемуары.


История любви русского и немки потрясла не только Красноярск. И если во время первого визита фрау Вальдхельм в Сибирь было много скептиков, сейчас поверили в настоящую любовь даже они. Дети и внуки будущую жену своего отца и деда приняли. Внучка Маша даже немецкий начала учить.



В эфире Минеральные Воды, Лада Леденева:



С выходом на пенсию девиз «Делать добро» стал смыслом жизни 83-летнего жителя Минеральных Вод Виктора Булавацкого.


Родился в Приморье. Мальчишкой ушел на фронт. После войны в разных концах страны восстанавливал народное хозяйство.



Виктор Булавацкий : Когда нас демобилизовывали, сказали – вот как вы воевали, так и восстанавливайте народное хозяйство. Вот я и с тех пор привык восстанавливать народное хозяйство. Три года – с 1949 по 1952 год – в должности по приказу машиниста цементировачного агрегата. 18-тонный МАГ у меня был американский. Потом я пересел на «Виллис». Водку не пил, не курил.



Лада Леденева : Работал, не жалея сил в Нижневартовске на буровой, куда после Грузии, а затем Кубани его забросила судьба. Во время аварии в одиночку обслуживал два агрегата, на которых, по нормам, должны были работать четыре мастера. Сколько себя помнит, он все время что-то восстанавливал и правил, ремонтировал и мастерил. Впервые сердце дрогнуло, когда увидел воспитанников интерната для детей-инвалидов, расположенного по пути на работу.



Виктор Булавацкий : Я решил для них сделать доброе дело. Короче говоря, раз машину. На раме этого КРАЗа сделал пчелиный павильон, чтобы детей обеспечить медом. Вот моя цель какая.



Лада Леденева : За 400 рублей (по тем временам большие деньги) он купил груду металлолома, за полгода восстановил грузовик и уже подсчитал, что с каждой пчелиной семьи за лето получит по 80 килограммов меда. Но мечте не суждено было осуществиться - новое руководство гаража отобрало отремонтированную машину.



Виктор Булавацкий : Дошел я до министра нефтяной промышленности. В Москве жил месяц. Через помощь Детского фонда мира мне помогли встретиться. Я ему все рассказал. Министр говорит – мы вам дадим ответ. Я ему сразу сказал, если только детский вопрос не будет решен положительно, мне стыдно туда будет ехать. Я туда не поеду. Я же там 20 лет прожил. Я хотел доброе дело сделать.



Лада Леденева : Тем временем, механика Булавацкого перевели на Ставрополье, в степных районах которого тоже добывают нефть. Выйдя на пенсию, он поселился в Минеральных Водах. Своего жилья у Виктора Корнеевича никогда не было, а был лишь железный, вручную отремонтированный вагончик, в котором прицепом его сюда и перевезли. В нем мастер и жил лет пять, пока не переселился в крохотную часть дома из двух узких комнат в общем дворе.


Минеральные Воды - горд курортный, а значит, должен быть чистым, рассуждал наш герой. Душа болела, когда видел замусоренные улицы, а главное - сквер у памятника героям Великой Отечественной.



Виктор Булавацкий : Ну, чем-то надо, какое-то полезное дело надо делать. Для чего ты живешь? Для пользы нашего общего дела. Если я просто решил помогать нашему городу, метелки делаю.



Лада Леденева : С наступлением лета Виктор Корневич каждое утро отправляется в луга, где режет для веников то ли травку, то ли кустик. Сам он называет это растение колючкой. Веники из нее выходят отменные. Пахнут свежескошенным сеном, медом и степным вольным ветром.



Виктор Булавацкий : А вот сейчас я пошел, посмотрел, они еще не созрели. Я принес. Они должны зацвести, понимаете. Сейчас тяжеловата сама продукция. Колючкой я ее называю. Крепкая она. Одной метлой можно целый месяц подметать. Прочный материал. Это же развитие самого себя. Вот если я буду лежать, у меня живот начнет расти, а так я вроде нормальный.



Лада Леденева : Только за последний год Виктор Булавацкий передал жилищно-коммунальному хозяйству Минеральных Вод 2850 добротных веников. Еще 250 отправил в Ставрополь, прямиком губернатору. Хочу, говорит, чтоб и краевой центр стал чище и краше.



Виктор Булавацкий : Ставрополь – это же наш край, наш город. Почему мне не сделать для Ставрополя?!



Лада Леденева : Взамен власти выделили ветерану 37 тысяч рублей на ремонт дома. А в 2004 году за 3 тысячи рублей, множество справок и согласований разрешили построить сарай, чтобы было, где хранить готовую продукцию. Этот сарай до сих пор существует лишь на бумаге, как и ремонт дома. Впрочем, недавно из министерства ЖКХ края пришла бумага, согласно которой в его доме был поставлен замок. На несуществующую дверь, которую обещали, да так и не починили - смеется ветеран. Нет у него и личного автотранспорта, положенного по закону, и сырье для веников приходится носить на плечах да возить на старой огородной тачке. Но фронтовик не сдается.



Виктор Булавацкий : Я люблю свой город. А для того чтобы любить, надо делом доказывать. С любовью надо относиться. Вот и отношусь потихоньку, и будут относиться, покуда я жив буду. Для чего я живу на свете, собственно говоря? Доброе дело делай и все.



Лада Леденева : Говорит пенсионер.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG