Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Равны ли шансы в споре водителя и инспектора ГИБДД


Евгения Назарец: В Екатеринбурге в конфликте с инспекторами ГИБДД убит человек.



Анатолий Горлов: Досмотр машины на проселочной дороге возмутил компанию отдыхающих.



Евгения Назарец: А ГИБДД специально искало пьяных в лесу.



Анатолий Горлов: Кроме истории и уроков этого конфликта сегодня в программе «Время за рулем» новости авторынка и обзор автомобильной прессы.



Евгения Назарец: В окрестностях Екатеринбурга наряд ГАИ открыл стрельбу по компании отдыхающих. Досмотр машины стоил жизни одному из них. До сих пор неясно, кто из участников конфликта нарушил закон. Толя, ты участвовал в журналистском расследовании этого происшествия, прокуратура продолжает следствие. Твои прогнозы на результат, кто все же окажется в итоге виноват?



Анатолий Горлов: Есть большие опасения, что виноватыми выставят компанию отдыхающих, в основном потому, что ребята совершили слишком много ошибок в ходе конфликта с милиционерами. Вот о том, как таких ошибок во время встречи с сотрудниками ДПС не допускать, мы поговорим с нашими гостями. Сегодня гости программы «Время за рулем» - эксперт Центра экстремальной журналистики Сергей Плотников и представитель Свердловского комитета по защите прав автомобилистов Виталий Бауэр.



Евгения Назарец: А сейчас «Время за рулем» на Радио Свобода продолжают автомобильные новости.



Анатолий Горлов:


Государственная дума России приняла законопроект, согласно которому административные штрафы будут начисляться не в минимальных размерах оплаты труда, а в рублях. Теперь минимальная ставка штрафа за нарушения ПДД будет 100 рублей, вместо прежних 50ти. 100 рублей придется платить, например, за не пристегнутый ремень безопасности или грязный регистрационный номер. По новому законопроекту максимальная сумма штрафа теперь составляет 5 тысяч рублей.


На территории России с подачи ГИБДД началась компания за обязательное использование ремней безопасности. По данным статистики ремень безопасности вдвое снижает тяжесть последствий при ДТП, но в России пристегиваются ремнями не более 20 процентов водителей и пассажиров. При этом автопарк страны насчитывает 36 миллионов автомобилей.


Первый вице-премьер РФ Сергей Иванов приветствует приход в Россию зарубежных автопроизводителей, поскольку на данный момент российская автомобильная промышленность не сможет самостоятельно создать конкурентоспособный автомобиль. По мнению Иванова, еще один плюс - занятость россиян на производстве комплектующих. В тоже время, вице-премьер заверил, что о закрытии ГАЗа или АвтоВАЗа речи не идет.


Японская газета «Никкей» сообщила о начале строительства в Санкт-Петербурге завода компании Suzuki. По сведениям газеты, наладить выпуск автомобилей планируется в 2009 году, а первой моделью должен стать кроссовер Suzuki «Grand Vitara». Однако власти Санкт-Петербурга более скромны в подаче информации. Губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко заявила, что переговоры о строительстве завода еще не завершены.


В Европе создается единая система вызова помощи пострадавшим в ДТП. В случае аварии сигнал бедствия по радиоканалу поступит в единый центр сбора информации, там определят местоположение пострадавшего автомобиля и вышлют помощь. Сигнал поступит автоматически, если водитель не в состоянии нажать кнопку вызова. К 2010 году автомобили 12 европейских стран будут оборудованы этой системой. Разработчики посчитали, что это позволит ежегодно спасать до 2500 человек.


Власти Екатеринбурга собираются убрать пассажирские «Газели» с улиц города. По решению мэра их заменят автобусами. Госавтоинспекция горячо поддержала решение городских чиновников. Руководство ГИБДД полагает, что с заменой маршруток на автобусы на дорогах будет больше порядка и безопасности. Как утверждают инспекторы, водители пассажирских «Газелей» почти в половине случаев являются виновниками ДТП с тяжелыми последствиями.


Больше 90 тысяч автомобилей с улиц Москвы эвакуированы с начала 2007 года, сообщили власти столицы. За весь прошлый год с московских улиц убрали почти 111 тысяч неправильно припаркованных автомобилей. Чиновники объясняют рост показателей увеличением количества эвакуаторов с 44 до 100 единиц. В обычный день на штрафстоянки в среднем увозят около 600 автомобилей.


Сразу пять автомобилей компании «Форд мотор» оказались в списке самых качественных автомобилей 2007 года. По результатам опроса 96 тысяч владельцев машин 2007 модельного года, отъездивших на них не менее 90 дней, о высоком качестве своих автомобилей заявили владельцы машин «Форд-Мустанг», «Линкольн-Марк Эл-Ти», «Линкольн Эм-Ка-Зэт», «Меркьюри-Милан», а также «Мазда Эм-Икс 5 Миата».


630 японцев, страдающих астмой, пикетировали штаб-квартиру компании Toyota в Токио. Они требуют выплатить им материальный ущерб за вред, нанесенный их здоровью выхлопами дизельных двигателей. В число обвиняемых в нанесении вреда здоровью попали также Isuzu, Mitsubishi, Mazda и Nissan. Астматики требует выплатить им более 123 миллионов долларов. Тяжба длится с 1996 года, за это время два человека были признаны пострадавшими от выхлопов дизельных двигателей, им выплатили около 700 тысяч долларов. По мнению экспертов, и у других японских астматиков есть шансы на получение выплат.



Евгения Назарец: В окрестностях Екатеринбурга наряд ГИБДД открыл стрельбу по компании отдыхающих. 13 выстрелов – 1 убитый, 3 раненых. Так закончилась встреча в поле под Екатеринбургом наряда ДПС и возвращавшейся с пикника компании. До сих пор не ясно, кто из участников конфликта нарушил закон. Об истории ЧП с журналистом, который пытался разобраться в деталях этого происшествия, беседовала екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Май в Свердловской области выдался холодным, но желающим отдохнуть на природе с шашлыками погода не мешает. В субботу, 19 мая 9 жителей поселка Монетный и их гости отправились в лес на двух машинах отметить день рождения. Люди взрослые, были там и семейные пары, одна даже с ребенком. Вечером собрались домой. До поселка совсем недалеко, путь лежал по не самой оживленной обычной сельской дороге. Отдохнувшие никак не ждали увидеть здесь машину ДПС. Причины ее появления в безлюдном месте раскрывает журналист «Российской газеты» Сергей Авдеев.



Сергей Авдеев: Поскольку на трассе в это время уже было тихо, им утвердили новое задание – проехаться по проселочным дорогам, где, как известно, всегда вечером в субботний день люди иногда садятся за роль выпившие. Зная это, инвесторы поехали именно по проселочным дорогам в сторону поселков Монетный и Молодежный.



Ирина Мурашова: Водитель «Тойоты», который вез домой друзей, увидел машину ДПС и свернул с дороги в поле, а там остановился.



Сергей Авдеев: Автоинспекторов это, естественно, заинтересовало – почему. Автомобиль ГАИ подъехал вплотную к стоящей машине. В это время из автомобиля «Тойота» выскочил водитель и бросился бежать. По ходу убегающий выбросил что-то из кармана; как потом выяснилось, это был пакетик с гашишем. Ну, а дальше уже стояла задача – задержание. В любом случае нужно было остановить этого водителя на предмет идентификации его трезвости.



Ирина Мурашова: Друзья водителя – как потом выяснилось, машина была не его, он просто управлял ею, – хотели во что бы то ни стало отбить его у милиционеров. Подъехал еще один автомобиль с отдыхавшими.



Сергей Авдеев: Кто-то из них позвонил на дискотеку в Молодежный своим приятелям, и оттуда почти вся дискотека, мужская половина побежала на помощь этим ребятам отдыхавшим. Там уже была толпа человек 50. Милиционеров – пока двое. Они вызвали по рации подмогу.



Ирина Мурашова: Противостояние на поле продолжалось около часа – с 10 до 11 вечера. С одной стороны – уже 6 милиционеров, все с оружием, один даже с автоматом, с другой – человек 50 отдыхавших и их друзей. Показания участников стычки сейчас разнятся. Нападавшие уверены, что просто помогали другу и не нарушали закон. Одни милиционеры – которые подъехали позже – считают, что табельное оружие все-таки можно было не применять, что можно было договориться. Другие говорят, что у них в ходе драки пытались вырвать пистолеты, и они не могли не открыть огонь.



Сергей Авдеев: Хватание за одежду, сбивание кепок, вырывание жезлов. По утверждению милиционеров, я сам с ними беседовал, они все утверждают, что неоднократно нападавшие пытались отнять у них оружие.



Ирина Мурашова: На поле раздалось 13 выстрелов. Трое раненых – в ноги и руку. Последний выстрел, после которого потасовка прекратилась, был сделан в лицо 39-летнего жителя Комсомольска-на-Амуре. Юрий Смирнов приехал на Урал, чтобы вылечить больную дочь, в Монетном у него жили знакомые.



Сергей Авдеев: Нападавший пытался отнять оружие у патрульного милиционера, молодого сержанта. Тот ни в коем случае его не отдавал, держались оба обеими руками за это оружие. Выстрел произошел непроизвольно в ходе этой потасовки.



Ирина Мурашова: Сейчас по факту происшествия идет следствие. Недели через две обещают внести ясность. Учтут и результаты экспертизы тех, кто с самого начала противостоял милиционерам.



Сергей Авдеев: Ну, их увезли на освидетельствование только на следующий день. Первичный анализ ничего не показал, есть только остаточные явления наркотического опьянения у нескольких и остаточные по алкоголю, и у водителя в том числе.



Ирина Мурашова: ЧП произошло в субботу, уже в понедельник журналист Сергей Авдеев был в Монетном, общался с милиционерами и местными жителями. Оказалось, что люди по-разному относятся к происшествию. Одни осуждают милиционеров, другие говорят, что участники пикника должны были подчиниться требования сотрудников ДПС.



Сергей Авдеев: У милиции не так много сил, чтобы наводить порядок в каждом таком тихом закутке. Вот поэтому еще и вольница там гуляет, потому что люди знают: откуда здесь ГАИ? Старший патруля, например, он тоже специально туда поехал, потому что знает: там, как правило, нетрезвые садятся за руль. Деревня. Он и решил там навести порядок. Где-то кто-то перегнул палку.



Ирина Мурашова: Сам Сергей считает, что главное в любой спорной ситуации - знать свои права и обязанности. И знать, что милиционер может остановить автомобиль, даже если водитель уверен, что он ничего не нарушал, – хотя бы потому, что у ГАИ есть ориентировки на находящиеся в угоне машины. Ваш автомобиль, например, синего цвета, в угоне числится похожая машина – вас остановят.



Сергей Авдеев: Но в то же время по каждому такому поводу должен составляться протокол осмотра, должна объясняться причина первым делом, по которой вас остановили. Не стоит бояться, сразу трястись перед автоинспектором, потому что, может, все нормально. Просто нужно услышать имя, фамилию, должность этого инспектора, место службы и причину, по которой он вас остановил. Если этого не происходит, я не хочу пугать, что это обязательно «оборотни в погонах», но просто так палкой в лесу махать никому не позволено. Требовать нужно обязательно составления протокола по тому или иному факту, если вас останавливают. Любое действие человека в форме должно подтверждаться бумагой.



Ирина Мурашова: 19 мая под поселком Монетным до этого дело просто не дошло. Никто не успел ни объяснить, ни спросить. На будущее, например, стоит знать, что Госдума приняла в первом чтении поправку о том, что милиционер имеет право досматривать автомобиль, но только если есть подозрение, что там есть наркотики или оружие.



Анатолий Горлов: Сегодня гости программы «Время за рулем» - эксперт Центра экстремальной журналистики Сергей Плотников и представитель Свердловского комитета по защите прав автомобилистов Виталий Бауэр.


И мой первый вопрос – к Сергею. Сергей, тебе знакома эта история? И были ли в твоей практике аналогичные случаи?



Сергей Плотников: Эта история мне знакома только по текстам наших коллег. А аналогичные случаи – да, конечно. Я просто попытался вспомнить самые ранние из них, то, что произошло в конце 80-х годов, если не ошибаюсь, в Алапаевске. Там не было машин, там не было ГИБДД, там просто было празднование, по-моему, Дня города, которое закончилось почему-то раньше, а люди были настроены продолжать праздник. И вот они пошли организованной толпой, можно сказать, к администрации, потребовали «продолжения банкета» и были встречены автоматными очередями. А во время разгона, погони за одним из участников этого, как бы сейчас сказали, несанкционированного шествия (тогда и терминов-то таких не было) 40-летний участковый, местный человек, который хорошо знал того, кого преследовал, нагоняя его, ударил рукояткой пистолета между лопаток – и произошел выстрел. И ощущение трагедии, которая возникла просто от незнания, неумения, от взаимного незнания законов, оно у меня осталось в памяти до сих пор.



Евгения Назарец: Виталий, а в вашей практике работы в комитете эта история уникальна? Или нечто похожее случалось?



Виталий Бауэр: Случалось. Вот я вспоминаю случай в Краснотуринске, у меня на родине. Буквально этим летом молодые парни, так же увидев машину ГИБДД, почему-то пустились наутек на своем автомобиле, не знаю, по каким причинам, те бросились в погоню, открыли стрельбу, и пуля попала пассажиру в затылок. Правда, парень выжил, насколько мне известно. Но случай, по крайней мере, такой был, тоже с этим разбиралась прокуратура.



Анатолий Горлов: Настораживает в этой истории вот что. И та и другая сторона насмерть стоят за свои версии, то есть присутствует вариант пристрастности или, может быть…



Евгения Назарец: Да, проще говоря, за гаишников свидетельствуют гаишники же, а за граждан – их же сограждане и друзья.



Анатолий Горлов: Друзья и жители двух поселков.



Евгения Назарец: И нет независимых свидетелей. Перспективы судебного разбирательства в таких обстоятельствах, вообще, какие, Сергей?



Сергей Плотников: В таких ситуациях есть так называемые немые свидетели: пули, выпущенные из милицейского оружия, тела людей, в которые эти пули попали, направление раневого канала, это масса других вещей. Может быть проведена так называемая ситуационная экспертиза, другие. Здесь вопрос только в том же, о чем сказано было в начале, - есть ли гарантия объективности следствия и объективности экспертизы. Есть возможность собрать объективную фактическую, фактологическую базу, которая действительно покажет. Ну, только один нюанс, чтобы не вдаваться в детали. Насколько я знаю, жена одного из участников (они даже не признаны потерпевшими), говорила, что милиционеры стреляли даже в лежавших. Опять же, насколько я знаю из публикаций, из разговоров вокруг этого, есть у одного из раненых ранение, у которого, так сказать, входное пулевое отверстие – с задней стороны ноги. Достаточно просто экспертизе установить, бежал ли человек, получил ли пуля на бегу от преследовавшего милиционера, что как-то может быть оправдано инструкциями, законами и так далее, или он получил пулю лежа, не оказывая никакого сопротивления, - и тут уже суд будет смотреть, оправдано ли это было.



Евгения Назарец: Виталий, а как вы полагаете, удастся ли здесь соблюсти, при тех обстоятельствах, которые мы изложили, состязательность сторон в этом процессе, если дело дойдет до суда?



Виталий Бауэр: Ну, я, наверное, выскажу пессимистичную точку зрения. Даже если есть такая возможность, как мой коллега сказал, установить это все, объективные какие-то факторы есть, вряд ли это все будет именно объективно подано теми же органами дознания, следственными органами. Поскольку все-таки они в одной системе работают, поэтому тут, я думаю, объективно ничего не будет.



Анатолий Горлов: Конфликт, о котором говорят участники этого инцидента, произошел, в том числе, и потому, что один из участников снимал действия милиционеров на камеру мобильного телефона. Якобы из-за этого все и случилось. Вот в этой ситуации, Сергей…



Евгения Назарец: … насколько он был прав, снимания? И насколько были неправы или правы милиционеры, попытавшись воспрепятствовать этому?



Сергей Плотников: Чем больше объективных каких-то технических в данном случае средств фиксирования ситуации, тем каждая из сторон в идеальном случае должна быть более рада.



Виталий Бауэр: Заинтересована.



Сергей Плотников: Заинтересована, да. «Рада» - конечно, не то слово в такой ситуации. На деле же все обстоит по-другому. Реакция неприятия, реакция раздражения, реакция гнева – типичная реакция представителей власти, когда их действия, которые вроде бы должны быть вполне законными, кто-то пытается фиксировать.



Виталий Бауэр: Подвергаются сомнению таким образом.



Евгения Назарец: Там прозвучала мысль такая: «Вы снимаете, когда тащат женщин, визжащих и плачущих детей, но вы не снимаете, как убегает преступник».



Сергей Плотников: Хорошо, но я, с другой стороны, могу сказать, что сейчас все больше, допустим, патрульных групп и так далее, милицейских тоже оборудуются средствами фиксирования. Есть видеокамеры наблюдения, есть стационарные камеры, есть камеры мобильные, которые с собой носят. Я ведь тоже могу сказать, если встать на точку зрения оппонента: «А вы тоже будете фиксировать то, как вы правильно берете под козырек, задаете вопросы, но выключите камеру ровно перед тем, как дадите под дых этому задержанному. Вот в моей журналистской практике, и это ближе к тому, чем занимается Центр экстремальной журналистики, были такие случаи, когда, допустим, приходишь к человеку, достаешь диктофон и говоришь: «Если не возражаете, я запишу», а он в ответ достает свой диктофон, и два диктофона стоят на столе. Я хорошо помню свою реакцию в первый раз – это было некое раздражение: я же с диктофоном, я же журналист. А во второй раз – уже тихая, спокойная радость. И я сказал так: «Ну вот, теперь мы будем взаимно вежливы и не наговорим лишнего».


Вы знаете, я, наверное, единственный из собравшихся, кто отчасти испытал вот такую ситуацию. Я был в Америке, в Детройте, и там не Академия полицейская, а Школа полиции, типа колледжа, техникума, не знаю, как это назвать, ну, среднего уровня, как раз патрульных. И мне предложили принять участие в обычной учебной программе. То есть мне дали в руки пистолет, слава богу, заряженный не пулями, а всего лишь от которого провод шел. И передо мной в человеческий рост в реальном как бы времени пошла картинка, где несколько ситуаций. Я – полицейский с оружием, вот передо мной разворачиваются разные ситуации, должен я применить оружие или нет? Я, надо сказать, человек, который несколько лет весьма успешно занимался пистолетной стрельбой, поэтому я могу среагировать на то, куда – в ногу, в руку или в голову – стрелять человеку. Но даже когда передо мной крутили это, как кино, и я понимал, что люди не живые, а там ведь было сделано, что в зависимости от моего выстрела человек кричал и падал, то есть все было натурально, а если я не стрелял, он мог через секунду воткнуть нож в спину своей жертвы, - даже это произвело на меня такое впечатление, что до сих пор забыть не могу.



Евгения Назарец: Мы продолжим наш разговор позже, а сейчас – Павел Константиновский с обзором некоторых автомобильных изданий.



Павел Константиновский: Ижевский автомобильный завод не будет делать новую модель под своей торговой маркой, пишет «Автомир». «Компания не намерена инвестировать в новую марку в отсутствие на то госпротекции», - заявил изданию вице-президент группы «СОК» Андрей Фролов. Журнал предполагает, что это связано, в том числе, с совместным проектом с компанией «Киа». Он развивается более чем успешно. Так, ровно через год в Ижевске начнется полномасштабное производство «Kia-Spectra» со сваркой и окраской кузовов, а в конце 2008 года может быть объявлено о начале выпуска на «ИжАвто» четвертой модели «Kia».


Последние годы руководство предприятия UzDaewooAuto в узбекской Асаке было озабочено поисками нового стратегического партнера взамен фирмы Daewoo. Об этом напоминает «Авторевю». Но в итоге все вернулось на круги своя: государственная компания «Узавтосаноат» и корейское подразделение General Motors подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве. Оно предусматривает дальнейшее развитие производства автомобилей Daewoo в Узбекистане и интеграцию UzDaewooAuto в глобальную систему. Это поможет узбекскому заводу модернизировать ныне выпускаемые «Daewoo-Nexia», «Matiz» и «Damas», развивать местное производство комплектующих и ставить на конвейер новые модели, считает издание.


На Женевском автосалоне студия «Италдизайн» наделала шума, показав прототип по мотивам легендарного «Форда-Мустанг». Более всего журналиста «За рулем» поразило отсутсвие зеркал заднего вида. Но как пояснил создатель автомобиля Фабрицио Джуджаро, хотим мы того или нет, пора привыкать к мониторам, потому что за ними будущее. Мониторы могут вступать в интерактивный контакт, инфракрасные датчики – измерять расстояние до препятствия и выводить данные на экран. Эти данные подскажут дальнейшие действия. Ведь что нужно знать водителю? Только скорость и уровень бензина, - уверил читателей «За рулем» господин Джуджаро.


Экстравагантный Mercedes-Benz Museum, что в Германии, по необычности не сравнить с другими автомузеями мира. «За рулем» попытался рассказать, почему. Первый зал нового музея и центр композиции здания - атриум, помещение с верхним светом в центре - отражение античных традиций Древнего Рима. Сверху слышится лошадиное ржание: вы на пороге изобретения автомобиля! Площадки на витках двух символических 9-этажных спиралей, сообщающихся между собой, - части двух параллельных экспозиций. Первая состоит из семи «Залов легенд», в хронологическом порядке рассказывающих историю марки. Вторая объемлет многообразие автомобилей различных эпох в пяти «Залах коллекций». Полторы тысячи экспонатов, из которых 160 - автомобили, призваны помочь ощутить дух марки и составить детальную картину ее истории. Спирали завершаются крутым виражом – залом «Серебряные стрелы - гонки и рекорды».



Анатолий Горлов: И все-таки я хочу продолжить разговор о средствах фиксации. Виталий, я знаю, что активистов Комитета по защите прав автомобилистов вы готовите, скажем так, к специальным действиям. Ну, например, рекомендуете возить автомобилистам диктофоны, видеокамеры. Какова реакция милиционеров на эти действия, которые утверждают, что их во время службы запрещено снимать?



Виталий Бауэр: В своей практике, например, я всегда пользуюсь диктофоном. Когда меня останавливает инспектор – включается диктофон, и надиктовываются все обстоятельства, при которых меня останавливают. Как правило, я сам это делаю и рекомендую всем автомобилистам делать это скрытно. Потому что, к сожалению, у нас еще не приучены инспекторы к таким вещам, и реакция может быть совершенно непредсказуемая. Вы можете случайно выпасть из автомобиля лицом в грязь или удариться об каблук инспектора.



Анатолий Горлов: Налететь на пулю.



Виталий Бауэр: Да-да. Ваш диктофон может быть случайно уронен в грязь и раздавлен проезжавшим мимо «КаМАЗом». Соответственно, вы лишитесь каких бы то ни было объективных доказательств того, что происходило. Поэтому скрытая запись мне представляется более безопасной, особенно если встреча с инспектором происходит за городом, ночью в лесу.



Евгения Назарец: Скоро у екатеринбургских инспекторов, похоже, не будет выбора. 500 камер по всему городу обещают поставить. Правда, с целью профилактики угонов. Как вы полагаете, это каким-то образом облегчит ситуацию разбирательства в конфликтах?



Виталий Бауэр: Мне кажется, что если гражданам, жителям города будет обеспечен гарантированный доступ к этим записям, без каких-то ограничений, по запросу, например, или еще как-то, то, конечно, это только поможет. Вот буквально вчера был суд, на котором я присутствовал, и там инспектор зашел в зал заседаний и первым же словом сказал: «Я был в фуражке, и если сейчас мои оппоненты будут продолжать настаивать на том, что я не был в фуражке…» А это, на самом деле, был принципиальный вопрос, потому что инспектора без фуражки трудно опознать, и водитель звонил на «телефон доверия» и просил уточнить, действительно ли такой человек работает там. И вот он сказал: «Если вы будете продолжать настаивать, что я без фуражки был, я буду вынужден, чтобы защитить свое доброе имя, обратиться в службу безопасности банка, под камерами которого это все происходило, и предоставить суду запись о том, что я действительно был в фуражке. Мы сказали судье, что мы тоже поддерживаем такой подход, и запросили эту запись. Инспектор явно занервничал, потом уже говорил о том, что он не хочет эту запись, просил судью о том, чтобы именно суд эту запись истребовал, и не дай бог, мы ее в руки получили бы и фальсифицировали, то есть каким-то образом эту фуражку у него стерли в этой записи. Я думаю, что должно помочь.



Сергей Плотников: Опять же я сделал бы акцент на том, что ситуация была зафиксирована камерой видеонаблюдения банка, то есть нейтральной стороны, которую вроде бы никто, эту сторону и эту камеру, в руки не возьмет и не поправит там что-то в нужном ему русле. Я просто вспомнил, не так давно мне рассказали о нововведении в известном предприятии «СОВА», когда они, во-первых, полтора десятка так называемых «безопасных такси» оборудовали, где пассажиры будут под вооруженной охраной, во-первых, а во-вторых, все ситуации будут фиксироваться камерами. И все подвижные группы – патрульные, мобильные, те, которые выезжают на разработки так называемые, они тоже будут укомплектованы камерами, и человек, один из этого патруля, будет уметь снимать. Мы, надеюсь, увидим много интересного.



Евгения Назарец: Это будет предоставлено всем желающим?



Сергей Плотников: Поскольку это в стадии наработок, я, наверное, и права не имею раскрывать все замыслы «СОВ» наших…



Евгения Назарец: Это охранная фирма.



Сергей Плотников: Да, но, насколько я знаю, будет просто-напросто сайте, где какие-то фрагменты будут, как говорится, вывешиваться, по запросам предоставляться. Я думаю, в каких-то конфликтных ситуациях, в том числе, дорожных или близких к ним, это может сыграть свою роль.



Евгения Назарец: Давайте снова вспомним о тех ситуациях, где уж точно нет камер, - про лес. Вообще, у меня вопрос возник первый же, когда я услышала об этом конфликте, о том, с чего он начался: а заслуживает ли уважения практика такая работы ГИБДД, как поиск пьяниц на проселочных дорогах, целенаправленный?



Анатолий Горлов: В чистом поле, в глухом лесу.



Виталий Бауэр: Этому есть объективное объяснение. Именно в чистом поле, поймав пьяного водителя, гораздо легче вынудить его дать взятку. Мы с вами не лицемеры, не ханжи, и все мы знаем прекрасно, что инспектора ГИБДД берут взятки. Я не говорю, что все, но большинство из них живет этим.



Анатолий Горлов: Дело в том, что ГИБДД, как всякая милицейская структура, отчитывается о своей работе. И чем больше показателей, «палочек» в ее журналах задержаний, тем больше премий, поощрений и тому подобное. Создается ощущение, что чем дальше, тем больше в антагонистические отношения вступают ГИБДД и водители.



Евгения Назарец: Смотрите, тот экипаж ГИБДД, который стал участником этого инцидента, поехал совершенно легально по проселочным дорогам, согласно маршруту своему. Эти люди, которые им встретились, действительно, кто-то из них был выпивший, кто-то нет, то есть ситуация была неясная. Но по большому счету вот это само стремление, действительно, поехать и поискать – там точно есть в субботу вечером, вот оно мне чисто морально, хотя вроде бы все правильно, оно мне не близко. И я не знаю, я лично не могу сделать выбор между моральным и, так скажем, юридическим, должностным. Может быть, коллеги в студии мне помогут. Как в этом случае относиться к этому?



Сергей Плотников: Возьму не себя такую неблагодарную, может быть, роль – поставлю себя на место этих сотрудников ГИБДД. Им дан приказ.



Евгения Назарец: Они согласовали маршрут свой, да.



Сергей Плотников: Маршрут, время и так далее. И если они от него не отклонились, они выполнили приказ. А если отклонились, просидели, так сказать, в центре Екатеринбурга, махая своей полосатой палкой, то они не выполнили приказ и за это должны быть наказаны. Вот все, такова логика человека в погонах, исполнителя. Те, кто планирует эти вещи, есть так называемая большая очень сфера профилактики, и кто его знает… Вот появилась по данным милицейских сводок, по времени или опыт подсказывает, что в это время в мае, как только начинаются выезды на природу – начинают гонять без прав, несанкционированно что-то и так далее. И милицейские силы, в том числе и ГИБДД, направляются вот в эти районы.



Евгения Назарец: Да, тем более что начальник ГИБДД Юрий Демин на одной из пресс-конференций упоминал, что, по его сведениям, у него волосы дыбом встали, когда он выехал в глубинку и обнаружил, что ездят на мотоциклах без прав, ездят на машинах, и ездят все пьяными. Вот, видимо, потому и появляются там сотрудники ГИБДД.



Виталий Бауэр: Он обязан знать. Он, извините, отвечает за безопасность дорожного движения в области. Как он может признаться в том, чем он занимается профессионально?



Сергей Плотников: Понимаете, я двумя руками голосую за это вот высказывание господина Демина, наверное, он знает, о чем говорит. Но, понимаете, все, что связано с массовостью, чем более массова милицейская операция, тем больше риск, что будут допущены именно неадекватные действия. Я возьму совсем другую историю. 20 лет назад ловили маньяка, за него преступления по суду был расстрелян один человек, пересажали массу народа и прочее. Проводили огромные операции, в том числе переодевали милиционеров в женскую форму. Ну, чистый детектив. Однако поймал этого маньяка в парке Маяковского совершенно случайный офицер, который шел куда-то на обед и просто заметил что-то, что ему показалось подозрительным. А несколько лет, подчеркиваю, несколько лет в районе остановки контрольной проводились вот эти массовые милицейские мероприятия, и только – ноль, даже с минусом, потому что хватали не тех.



Анатолий Горлов: В наставлении по работе ДПС записано, что сотрудникам ГИБДД запрещено требовать документы у водителя вне стационарного поста.



Виталий Бауэр: Им запрещено останавливать автомобили для проверки документов, а требовать документы им как раз разрешено как сотрудникам милиции.



Анатолий Горлов: Тем не менее, в том же наставлении им разрешается останавливать и досматривать автомобили, которые чем-то привлекли их внимание. Ну, допустим, подозрительно едет.



Евгения Назарец: Подозрительно не едет.



Виталий Бауэр: Ориентировка есть какая-то.



Анатолий Горлов: Может быть, похожа на ту машину, которая объявлена в розыск, может быть, похожая машина была задействована в каком-то преступлении и так далее. И было бы смешно думать, если бы они эту машину задержали и не потребовали документы у водителя. То есть одно положение как бы противоречит другому. Поэтому в данной ситуации как-то трудно обвинить милиционеров в нарушении закона. А с другой стороны, не совсем понятно вообще, что такое досмотр, например.



Евгения Назарец: Может быть, Виталий сейчас и ответит. Что можно и что нельзя? Что значит досмотр, когда он обоснован, когда нет и как себя вести? Ну, понятно, не нравится, когда в твою машину лезут, но в каких случаях определенно имеют право это делать?



Виталий Бауэр: Закон о милиции нам говорит о том, что сотрудники милиции, не только инспектора ГИБДД, а вообще сотрудники милиции имеют право осуществлять досмотр транспортных средств и грузов. Но при этом обязательно должно быть подозрение, что эти транспортные средства используются в противоправных целях. Кроме того, должны быть данные о нарушении законодательства, и должно быть обязательно мотивированное постановление начальника органов внутренних дел или его заместителя.



Евгения Назарец: Вот это все следовало спросить людям в чистом поле, которые возвращаются с пикника, так я понимаю?



Виталий Бауэр: Нет, не совсем. Есть несколько нормативным документов, в которых я встречал упоминание о досмотре, и я нигде не видел, чтобы после слова «досмотр» не было указано «с участием понятых». Обязательное условие досмотра – это понятые. Соответственно, если вас останавливают в чистом поле и говорят: «Откройте, пожалуйста, багажник», - следует поинтересоваться, а где же понятые, собственно.



Евгения Назарец: В этой же истории фигурировал некий коробок с наркотиками. И участники конфликта, селяне, они говорят, что его подбросили. Если вдруг действительно подбросили, есть ли какие-то способы не дать этого сделать?



Виталий Бауэр: Ну, как, именно так и сделать. То есть понятных нет, свидетелей нет…



Евгения Назарец: То есть в этом случае невозможно противостоять подобным провокациям.



Виталий Бауэр: Ну, почему, можно. Я так полагаю, думаю, что это рекомендация достаточно безопасная для здоровья граждан. Под скрытую запись диктофона спросить, поинтересоваться вежливо у сотрудника милиции, будут ли присутствовать понятые при этом и будет ли составляться протокол досмотра. Если вам отвечают что-нибудь грубое или еще что-то – не перечьте, открывайте багажник. Но у вас будут потом основания говорить, что вот этот вот пакет в вашем багажнике появился в результате противоправных действий инспектора, который отказал вам в оформлении протокола досмотра, не назвал причину досмотра и отказался предоставить понятых.



Евгения Назарец: Наша тема сегодня – равны ли шансы в споре водителя и инспектора ГИБДД, особенно если последний вооружен. Героиня сегодняшней автоистории измерила свои шансы на глаз и… расплакалась. Подробности выясняла Дарья Здравомыслова.



Дарья Здравомыслова: Анна Коровина собралась продавать свой автомобиль. «Десятка» «Жигулей» у Ани была машиной первой, на которой она оттачивала мастерство вождения. Естественно, этот процесс не обошелся без вмятин и царапин на кузове. Девушка решила провести предпродажную подготовку своего автомобиля и подлатать внешние изъяны.



Анна Коровина: Наехала на забор, задела бордюр – такие вещи, без которых вождение автомобиля невозможно, особенно на начальных этапах. У меня было порядка пяти вот таких закоцов мелких, из-за которых товарный вид машины резко ухудшался. Люди, видя мою машину, даже не смотрели вовнутрь, просто разворачивались и уезжали. После того, как я это поняла, было принято решение приводить ее в порядок. Поскольку машина была застрахована, за свой счет это делать не хотелось. Необходимо было зарегистрировать в ГАИ эти происшествия, а затем обратиться в страховую для того, чтобы мне выплатили деньги либо дали направление на ремонт.



Дарья Здравомыслова: В одном отделении ГАИ и за один раз все случаи зарегистрировать было невозможно, говорит Аня. Поэтому она решила ездить по разным отделениям автоинспекции, да к тому же по ночам – потому как днем там очень большие очереди.



Анна Коровина: Приехала я в очередной раз где-то около 12 ночи в ГАИ с легендой о том, что якобы я только что выезжала с мойки и повредила немножечко крыло. Хотя на самом деле у меня было повреждено крыло, правая дверь передняя и задняя. Тем не менее, я решила зарегистрировать в этот раз только крыло. Приехав в ГАИ, я «поцеловала» замок, потому что дверь была закрыта. Прошел час, я выкурили все сигареты, выпила много кофе. Наконец, появились сотрудники ГАИ. Приехав, они решили заняться тем же самым, что и я, то есть выкурить сигареты и попить кофе. Они меня спросили, зачем я приехала. Я им рассказала вкратце, они посмеялись: «Что, страховку хотите получить?» Пили кофе и курили сигареты они два часа. Я сидела на лавочке рядом. Чувствовала себя настолько бессильной абсолютно перед этими вот людьми, которые почувствовали себя просто королями в этой ситуации, что мне просто ничего не оставалось делать, как сидеть и плакать.



Дарья Здравомыслова: Наконец, в третьем часу ночи автоинспекторы обратили внимание на заплаканную девушку. Не питая особых иллюзий, Аня повела одного из них к своей машине показывать очередную царапину на борту своего авто.



Анна Коровина: Естественно, он не мог, как видящий человек, не заметить остальных проблем с моей машиной. Он говорит: «Что же вы, девушка, приехали, столько времени меня ждали, три часа. Я потрясен вашей выдержкой, самообладанием. Давайте уж сразу зарегистрируем все, что у вас есть». Я просто потеряла дар речи. Я сэкономила колоссальное количество времени, он поставил мне печать, которая давала мне право смело обращаться в страховую компанию и уже не возвращаться в ГАИ. Невиданное великодушие с их стороны. Я очень довольная уехала, в половине четвертого, правда, утра.



Дарья Здравомыслова: Ночные бдения в ГорГАИ, у Ани наконец-то закончились. Она собрала все бумаги и получила свою страховку. Машину на днях отремонтировала. Более того, уже нашелся и покупатель.



Анатолий Горлов: Я хочу обострить ситуацию и напомнить о том, что сотрудники милиции носят на поясе или на ремне оружие. И вот это обстоятельство, по-моему, на всякий случай нам надо рассмотреть. Во-первых, в каких случаях милиционер может применять оружие? Из разговора с участниками этого инцидента выяснилось, что каждый из них по-разному понимает неповиновение. Милиционеры говорят, что когда они предупреждают о том, что если человек приблизится ближе 10 метров, они открывают огонь. Или те, которые идут на ствол пистолета поговорить и мирно решить этот вопрос. В такой ситуации как быть на ночной дороге?



Евгения Назарец: Идти навстречу милиционеру с пистолетом, чтобы поговорить, чтобы он тебя услышал? С десяти метров может и не услышать. Или что-то другое сделать?



Анатолий Горлов: Да, что можно сделать, зная о том, что ты можешь все-таки попасть под огонь табельного оружия? Мне кажется, если возникла такая ситуация конфликтная, уже выхвачено оружие и направлено на вас, тут уже даже нет никаких других способов, просто надо сохранять свою жизнь. Извините, жизнь дороже любого спора, любого принципа, любых амбиций. Надо просто тупо выполнять то, что тебе говорит инспектор. Он тебе говорит не приближаться – ты не приближаешься. Он тебе говорит лечь на землю – ты ложишься на землю. Он тебе говорит есть землю – ты ешь землю. Это просто сохранение твоей жизни. Потом уже, когда-нибудь, когда эта жизнь вам будет сохранена, вы можете использовать часть ее на то, чтобы наказать инспектора, получить какую-то компенсацию в Страсбургском суде или еще где-то.



Евгения Назарец: Возможно, немалую часть этой жизни.



Виталий Бауэр: Да, но жизнь – это высшая ценность человека, и надо любыми способами, даже если это вас унижает, еще что-то, надо обязательно стремиться сохранить ее.



Евгения Назарец: Сергей, как вы думаете, есть ли правила безопасного поведения с человеком с ружьем, с пистолетом?



Сергей Плотников: Разумеется. Но они трудны, трудны для нас в силу пресловутого нашего российского менталитета. Трудны и для тех, кто не имеет оружия. Трудны и для тех, у кого оружие есть. На моей памяти еще времена, когда перед тем, как применить оружие, милиционеру надо было выполнить ряд таких действий, которые, ну, ни в сказке сказать, ни пером описать, то есть это было практически невозможно. А применять оружие приходилось, и люди под этим прессом жили и работали. Я думаю, эти люди сейчас в больших званиях, с большими звездами, они обучают молодых сотрудников, и часть своего страха, хотят они или нет, они передают им. И то, что один выхватывает оружие и говорит: «Ты не иди», вызывает реакцию «я пойду». До того, как заговорили стволы, были передернуты затворы, полетели пули, вот в этих нюансах – или продолжение конфликта и его кровавое развитие, или, наоборот, то, что он погаснет и не будет развиваться.



Евгения Назарец: У меня еще сложилось такое впечатление в результате всей этой истории, насколько я с ней знакома, что вот эти выстрелы – это результат непрофессионализма.



Сергей Плотников: Я очень хотел, чтобы эти слова прозвучали не от меня, потому что для меня это идея фикс, и я просто боюсь, что я на ней немножко зациклился. Но вот было сказано, что досматривать, не досматривать автомобиль, вскрывать, не вскрывать багажник. Я хорошо помню лекцию, которую читал большой специалист своего дела, который говорил, что машина для профессионала в данном случае, для сыщика, для полицейского, для сотрудника ГИБДД – она прозрачна. Все видели в кино: положил сыщик руку на капот машины – и по тому, теплый капот или холодный, определил, когда эта машина здесь встала. Это понятно. Так вот, таких параметров, которые объясняют, не вскрывая машину, не проникая в нее, сыщику или полицейскому, что с машиной и с ее хозяином, более трех десятков. В частности, назову только один. Машина – это очень тонкое железо, которое резонирует и так далее. И если в ней кто-то прячется, он все равно в тесном пространстве машины совершит какое-то микродвижение. И если ладонь сведущего человека лежит на машине, он это микродвижение услышит, машина его передаст, как бы срезонирует. И вот таких способов масса, просто глядя на машину, трогая ее, так сказать, в особенных известных местах, человек может определить очень многое, если этот человек профессионал. Если нет, то машина для него – это все равно что какая-то крепость, куда он должен ворваться, тот же страх возникает из-за непрофессионализма.



Евгения Назарец: Ну, что ж, так или иначе, нам сегодня нужно заканчивать этот разговор. Остальным займется прокуратура. Может быть, мы когда-нибудь вернемся к этой теме. Последний вопрос гостям. Какие вы сами лично сделали для себя выводы из этой истории? Ведь вы же все автомобилисты, все вы водите машины?



Сергей Плотников: Ну, я-то сделал выводы еще до того, как сел за руль автомобиля. Говорилось тут уже, могут остановить просто потому, что ориентировка. Если я еду и ничего не нарушаю, и меня останавливают, я, разумеется, остановлюсь. Первое, что я спрашиваю: «А что, прошла ориентировка?» И в зависимости от того, узнают меня или нет, расположены ли говорить или нет. По большей части говорят: «Ну, да, была ориентировка на такую же «семерку» (на которой езжу я)». Мне легче, и вряд ли здесь мои рекомендации будут типичными, потому что я много лет писал на криминальные темы, и, как мне кажется, я понимаю тот же самый «менталитет мента», о котором так много говорят. Я понимаю, как они думают, как они чувствуют, как они реагируют, и стараюсь поступать, исходя из своих знаний. Я всегда говорю: «Полагайтесь на здравый смысл».



Евгения Назарец: Виталий, ваши выводы из этой ситуации для себя лично как для автомобилиста?



Виталий Бауэр: Видимо, видеорегистратор в автомобиль надо ставить. То есть уже диктофона может быть мало. Самое главное, просто обезопасить, как-то подстраховать себя на дороге наедине с вооруженным человеком.



Анатолий Горлов: Ну, да, а тем, кто диктофон не возит, писать такую табличку: «У меня в машине диктофон». Ведь ставят же ГИБДД картонные машины – ну, значит, будем делать картонные диктофонные таблички.



Евгения Назарец: Гостями этого выпуска программы «Время за рулем» были эксперт Центра экстремальной журналистики Сергей Плотников и представитель Свердловского комитета по защите прав автомобилистов Виталий Бауэр.


А сейчас Анатолий Горлов познакомит вас с обзором новостей авторынка.



Анатолий Горлов: Компания Rolls-Royce выпустила ограниченную серию лимузинов «Phantom-Silver», посвященную 100-летию появления легенды автомобильного мира - модели «Silver-Ghost». Тираж серии всего 25 экземпляров, сборка некоторых Rolls-Royce «Phantom-Silver» еще не закончена, однако все автомобили уже проданы. «Silver-Ghost» по сей день является олицетворением надежности и технического совершенства В1907 году он завоевал золотую медаль в ралли Шотландии, и в этом же году побил мировой рекорд – проехал без остановки двигателя 23 000 км . С 1907 по 1925 год было выпущено около 6 тысяч Rolls-Royce «Silver-Ghost», и большинство из них до сих пор находятся в идеальном состоянии.


Индийская компания TATA Motors намерена в 2008 году выпустить самую дешевую в мире автомашину, пишет Financial Times. Стоимость новинки не должна превысить 2,5 тысячи долларов. Четырехдверная машина должна побить рекорд в своем классе, где лидером остается модель «Maruti» японской компании Suzuki стоимостью немногим более 4 тысяч долларов.


Компания Peugeot завершила формирование модельного ряда 207-х моделей. Через месяц в продаже появится последний представитель серии - универсал 207 SW. «Peugeot 207 SW» чуть длиннее хэтчбека, а панорамная стеклянная крыша делает не тесный салон еще просторнее. Багажное отделение объемом 428 литров можно существенно увеличить за счет складных задних сидений. На выбор предложены два варианта двигателей: бензиновый 1,4 литра мощностью 75 лошадиных сил и 120-сильный объемом 1,6 л . Дизельный вариант состоит из двух версий мотора - мощностью 90 и 110 лошадиных сил.


Руководство концерна Chrysler официально объявило о серийном производстве модели «Dodge-Hornet». Сборка будет совместной с китайской компанией Chery, и под фирменным брендом Chrysler эта модель не появится. Концепт-кар «Dodge-Hornet» был показан на автосалоне в Женеве в 2006 году и был оснащен четырехцилиндровым двигателем мощностью 170 лошадиных сил. Серийную модель, скорее всего, покажут осенью на международном автосалоне во Франкфурте.


Осенью поклонники марки «Сааб» могут купить кабриолет на базе седана модели 9-3. Внешне, за исключением, разумеется, крыши, «Saab 9-3 Aero Convertible» в точности копирует седан. Теперь в серии моделей 9-3 есть спортивный седан, спортваген и кабриолет. Но отличительной чертой всех этих моделей остается уникальная топливная система: она способна работать на бензине, дизельном топливе и биотопливе.


Издание Motor Trend уверяет, что «Cadillac CTS-V» 2009-го модельного года получит мощнейший двигатель от модели «Corvette Z06» – это семилитровый силовой агрегат мощностью более 700 лошадиных сил. Однако мощность двигателя придется снизить до 600 лошадиных сил, иначе, по словам представителей компании Cadillac, автомобиль взлетит. Но, даже не взлетая, американский седан превзойдет конкурентов - 507-сильный «BMW M5» и «Mercedes E63».


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG