Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Один российский предприниматель купил остров. Дело, в общем, банальное. Небанальным оказалось только месторасположение острова – не Карибское там море, а река Пирита, недалеко от Таллина. Предприниматель собирался построить на острове несколько коттеджей, вертолетную площадку и наведываться туда с друзьями по бизнесу.

И тут раздались шаги Бронзового солдата. И в Таллине загрохотало. В Москве тоже. Прошли решающие сражения. К 9 мая эта война закончилась.


Бронзовый солдат нашел покой на кладбище, куда тихо носят ему цветы даже самые непримиримые участники недавних боев.


Но это только в анекдотах эстонцы медленнее русских. В России военная машина продолжала скрипеть. Можно только догадываться, что происходило в течение двух с лишним недель между 9-м и 25 мая, когда российский предприниматель сделал заявление о том, что он отказывается от вида на жительство в Эстонии и продает свой остров – в знак протеста против действий эстонских властей по отношению к Бронзовому солдату.


Догадки две. Это могло быть личным гражданским решением предпринимателя. Но тогда непонятно, почему он так долго ждал?! Он же не эстонец из анекдотов, в самом деле. Уж если и протестовать – так хотя бы вместе со всеми, в разгар войны, а не через 16 дней после ее окончания.


Вторая догадка. Все это время российскому предпринимателю мозги промывала мама. Она говорила, что ей стыдно смотреть в глаза своему начальству, которое столько сил убивает на бойкоты и ноты в борьбе с эстонскими недругами. Она говорила, что дети из приличных семей нашли в себе силы разорвать контракты и контакты и отказаться от импорта эстонских шоколадок. А ее единственный сын продолжает играть в эстонские домики и вертолетики! И если ему наплевать на свою карьеру, так хоть о маминой бы подумал (она работает губернатором Санкт-Петербурга).


И вот я думаю: как же лихо, за какие-то восемь лет, поколение новых российских предпринимателей из хозяев жизни превратилось в заложников строя. Как же скукожились их права и влияние по сравнению не только с прошлыми собственными, но и с «соседскими».


Вы думаете, отчего это Сейм Латвии, который годами мусолил договор о границей с Россией, вдруг его одобрил, отказавшись от незыблемой, казалось бы, идеи вернуть себе спорный Пыталовский район? Да потому что латвийские предприниматели сказали: хватит. Нас ваши игры не волнуют. У нас самая длинная граница с Россией в Евросоюзе. 90 процентов наших жителей свободно говорят по-русски. Это наш козырь! Это козырь для бизнеса. Давайте из дефекта делать эффект.


Ровно так мне говорили местные бизнесмены, когда я была в Латвии. И я читала точно такие же слова бывшего министра иностранных дел этой страны Яниса Юрканса о резкой смене настроений депутатов в отношении конфликтного договора с Россией: «Я думаю, что поднажали определенные бизнес-структуры. Представьте, вас интересует какой-то крупный бизнес в России, приносящий миллионные прибыли, но его развитию мешает отсутствие договора. Как вы поступите? Очевидно, попытаетесь у себя дома пролоббировать заключение этого договора, чтобы потом работать на нормальных условиях, как во всех цивилизованных странах».


Так они и поступили. Поднажали на власть и выиграли. А в России наоборот – власть нажимает на бизнес. Но ни себе от этого, ни людям. И вся разница.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG