Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экслюзивное интервью с американским писателем Эдгаром Лоуренсом Доктороу


Программу ведет Кирилл Кобрин . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александра Вагнер .



Кирилл Кобрин : Знаменитый американский писатель Эдгар Лоуренс Доктороу принял участие в только что завершившемся в Праге писательском фестивале. Доктороу получил большую известность в СССР, когда его роман «Рэгтайм» был переведен на русский язык Василием Аксеновым и напечатан в журнале "Иностранная литература". Этот же роман с успехом был экранизирован Милошем Форманом в Голливуде. Нашему корреспонденту в Праге Александре Вагнер удалось поговорить с Доктороу во время писательского фестиваля. Первый вопрос как раз о романе "Рэгтайм".



Александра Вагнер : Книга стала очень популярной. Впоследствии придуманные Аксеновым слова, люди использовали в общении, их заимствовали и другие писатели. Известно ли вам об этом?



Эдгар Лоуренс Доктороу : Я знаю, что книга была издана, и пользовалась популярностью. Знаю, что она стала событием в жизни многих людей. Мне всегда приятно, когда люди понимают то, чем я занимаюсь. Тогда я чувствую себя счастливым.



Александра Вагнер : Вы побывали в России два раза, даже выступали на научной конференции.



Эдгар Лоуренс Доктороу : Это была противоядерная конференция, которая проводилась в Москве. Меня пригласили выступить на ней ученые, которые ее организовывали. Второй раз я приехал, чтобы увидеть места, где жили великие русские писатели, которыми я восхищаюсь. Я был в доме Толстого в Ясной Поляне, посетил места, где жил Чехов. Потом отправился в Санкт-Петербург, чтобы увидеть квартиру Достоевского. Когда я был там, то случайно посмотрел в окно. На улице стояла женщина в белом халате, а в руках у нее был дозиметр. Она проверяла привезенную местными крестьянами продукцию. Потом сказала - погружайте все это обратно на грузовик и уезжайте. Это было спустя несколько недель после взрыва в Чернобыле. Странное чувство - видеть эту сцену из окна квартиры, где жил Достоевский. Еще я помню, что смотрел на лес, и он напоминал мне американский ландшафт, как у меня дома.



Александра Вагнер : Но вас связывает с Россией не только интерес к литературе. Известно, что ваши предки родом из этой страны.



Эдгар Лоуренс Доктороу: Мои дедушка и бабушка приехали из России в 1885 году еще детьми. Они познакомились в Нью-Йорке, а потом поженились. Мои мать и отец родились уже в Нью-Йорке.



Александра Вагнер : Ваша последняя книга "Марш" посвящена Гражданской войне в Соединенных Штатах. К этой теме уже обращались другие американские писатели, например, Уильям Фолкнер.



Эдгар Лоуренс Доктороу: Фолкнер - классик, как и Шекспир. Но это не должно останавливать других писателей, рожденных после них, и современников писать книги.



Александра Вагнер : Почему вы выбрали именно эту тему?



Эдгар Лоуренс Доктороу: Книга никогда не является следствием выбора. Когда я начинаю писать книгу, описываю то, что знаю. Мне не приходится выбирать.



Александра Вагнер : Значит, вы хотели рассказать то, что еще не было сказано?



Эдгар Лоуренс Доктороу : Гражданская война стала национальной трагедией. Этот поход стал символом убийств и разрушения. Такого прежде никогда не случалось. Генерал Шерман собрал 60-тысячное войско, у которого было лишь самое необходимое. Они шли через Джорджию, Северную и Южную Каролину. Им приходилось питаться тем, что им предлагала земля. По дороге они, конечно, были вынуждены грабить и сжигать плантации и фермы, присваивать лошадей и зерно. Армия, тем не менее, освобождала рабов. Это стало символом новой цивилизации. Когда начинаешь писать книгу, она сама постепенно дает тебе возможность открыть для себя что-то новое. Это стимулирует писать дальше.


У меня было достаточно информации об этом походе. Но для того, чтобы узнать, что произошло в действительности, мне нужно было писать. Рабы не могли оставаться там, где прошла армия союза, так как она не оставляла власть на местах. Поэтому они добровольно присоединялись к этому походу, также как и белые, которые потеряли крышу над головой. Это была уже не марширующая армия, а меняющийся мир. Именно это я открыл для себя во время написания этой книги.


У меня не было выбора. Я должен был писать книгу именно об этих событиях, а не о каких-либо других. Я был беспомощным. Мне просто приходилось ее писать. Я не могу сказать больше, чем то, что Гражданская война, по моему мнению, стала актом национального саморазрушения во имя спасения страны. Подобный пример мы можем найти в недавней истории. Страна действовала во имя самосохранения, но суть этого в другом - это еще одна причина, по которой я решил написать эту книгу.



Александра Вагнер : Несколько ваших романов было экранизировано. Какой из фильмов вы считаете самым удачным?



Эдгар Лоуренс Доктороу : Любому сценаристу сложно перевести текст романа на язык кино, особенно если большинство сцен в книге происходит в уме главного героя. Это происходит, потому что большая часть жизни проживается в мыслях. И это проблема при экранизации. В романе, как правило, повествование происходит от первого лица, то есть его герой наблюдает за окружающим миром. Фильм не может передать этого. Он может лишь показать реакцию на действия людей. Таким образом, смысл и основа фильма, поведение, восприятие окружающего мира в литературе и в кино различны. Это проблема любого фильма, снятого по мотивам замысловатого роман. Большинство фильмов - это рассказы.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG