Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Российские антиракетные идеи в американском контексте. Скоропостижная смерть иммиграционной реформы.



Юрий Жигалкин : Российские антиракетные идеи в американском контексте. Скоропостижная смерть иммиграционной реформы. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


В конце прошлой недели Владимир Путин сумел удивить не только Белый Дом, но и многих наблюдателей, внезапно отбросив многомесячную тактику сетований и угроз по поводу американской противоракетной обороны и предложив сотрудничество. Элегантность дипломатического хода, в общем, несвойственная Москве, была тут же отмечена специалистами, но реалистичны ли эти идеи с чисто практической точки зрения? Я спросил об этом известного американского военного эксперта сотрудника фонда «Наследие» Бейкера Спринга.



Бейкер Спринг : Я считаю, что использование радара в Азербайджане будет способствовать защите Европы, особенно в случае потенциальной иранской атаки, но лишь в качестве дополнительного инструмента раннего предупреждения. В том, что касается дислокации антиракетных установок на морских платформах или на территории соседних с Ираном государств, в теории, она возможна, но для этого необходима значительная модификация существующих анти-ракетных систем. Дело в том, что сейчас Пентагон делает основную ставку на ракеты-истребители, которые должны перехватывать ракеты в средней стадии полета. Для этого необходимы пусковые площадки, находящиеся на значительном расстоянии от возможного противника. Дислокация антиракетных комплексов вблизи иранских границ потребует уничтожения иранских ракет на стадии их запуска, взлета. Для выполнения этой задачи требуются другие противоракетные системы, значительная модификация существующих, в любом случае, это дело отдаленного будущего. Так или иначе, мне кажется, что идеи президента Путина заслуживают внимания, возможно, осуществления, но мы не должны подменять одно другим.



Юрий Жигалкин : Но, господин Спринг, насколько я понимаю, Москва призывает Вашингтон отказаться от его собственных планов в пользу ее предложений.



Бейкер Спринг : Точка зрения Белого Дома, насколько я понимаю, заключается в том, что Россия предлагает лишь один из возможных вариантов действий. По словам помощника президента Буша по национальной безопасности Стивена Хадли, администрация ожидает, что формы возможного американо-российского сотрудничества в области противоракетной обороны будут определены в результате переговоров. Но необходимо четко понимать, что если за оппозицией России идее противоракетной обороны стоит ее желание возродить в какой-то мере свое влияние в бывших странах советского блока, то тогда дипломатия не сработает. Вашингтон не позволит Москве диктовать условия его отношений со своими союзниками. Если же российское правительство искренне заинтересовано в предотвращении потенциальной ракетной угрозы, если его беспокоит распространение ядерных и ракетных технологий, то возможности для сотрудничества существуют. На мой взгляд, не исключено даже совместное использование некоторых объектов системы.



Юрий Жигалкин : Американский военный эксперт Бейкер Спринг анализировал техническую осуществимость предложений Владимира Путина. Политологи, судя по всему, склонны с большим скепсисом и даже цинизмом оценивать мотивы Москвы. Они видят в этих идеях, прежде всего, политическую игру. О политическом контексте антиракетного диалога говорит в интервью моему коллеге Яну Рунову сотрудник филадельфийского института внешнеполитических исследований Майкл Раду.



Майкл Рад : Я полагаю, Путин понял, что конфронтационная риторика может завести его слишком далеко, а действия России напугали многих европейцев. И тогда Кремль решил сделать шаг назад, предложив свой вариант решения проблемы ракетной обороны. Это хорошо рассчитанный ход, призванный продемонстрировать Европе, что Россия предлагает компромиссное решение, но Америка на это не идёт.



Ян Рунов : В каком положении может оказаться президент Буш, ответив на предложение Путина «Да» или «Нет»?



Майкл Рад : Путин, вероятно, намеревался, поставить Буша политически в ещё более трудное положение. Если Буш решительно ответит «Нет», то он будет выглядеть как человек, желающий конфронтации, а не компромиссных решений. Если же он скажет «Да», то у европейцев возникнет вопрос, зачем тогда Белый Дом продвигал идею размещения радарных и против j ракетных систем в Чехии и в Польше? Не лучше ли было сразу начать переговоры с Россией об Азербайджане? По-моему, Белый Дом прореагировал на инициативу Путина именно так, как нужно было, назвав предложение интересным. В такой реакции не заложены никакие обязательства. Америка оценила жест России, но не сказала, что предложение принято или не принято.



Ян Рунов : Американские эксперты считают, что, несмотря на предложение президента Путина, США будут продолжать вести переговоры с Чехией и Польшей об установке там систем противоракетной обороны. Вместе с тем, по их мнению, предложение Путина указывает на некоторое смягчение позиции Кремля по поводу размещения американских противоракетных систем и это на какое-то время ослабит дипломатическое противостояние, на смену которому приходит время диалога.



Юрий Жигалкин : Это был Ян Рунов.


В этой части рубрики «Сегодня в Америке» - провал попытки иммиграционной реформы.


В конце прошлой недели Конгресс отверг небольшим большинством голосов законопроект, кардинально реформирующий иммиграционную систему. На этот документ надеялись миллионы нелегалов, которым он сулил выход из подполья, этот документ мог стать одним из символических достижений президента Буша, попытки реформировать иммиграционные законы оказывались не по силам многим из его предшественников. Однако компромисс, разработанный Белым домом совместно с демократическим большинством Конгресса, оказался неприемлемым и для крайних либералов и для крайних консерваторов, которые провалил голосование. Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов : Пятнадцати голосов не хватило в прошлый четверг сенаторам, чтобы покончить с дебатами и перейти к заключительному голосованию по проекту нового всестороннего иммиграционного закона. В середине мая администрация Буша и влиятельные сенаторы от обеих партий заявили, что этот разработанный ими документ будет приемлем для всех. Однако после двухнедельного обсуждения практически все республиканцы и несколько демократов блокировали принятие окончательного решения по документу. Самые яростные споры вызвали такие вопросы, как является ли амнистией предлагаемая процедура легализации нелегалов, и почему отныне главным критерием получения вида на жительство в США будут не родственные связи, а профессионализм и образованность соискателя. Неудачу с иммиграционным законопроектом некоторые наблюдатели рассматривают как симптом резкой поляризации среди законодателей. Поделиться своей точкой зрения я попросил известного политолога, профессора Университета штата Мичиган Уильяма Аллена.



Уильям Аллен : Я согласен с тем, что мы являемся свидетелями обострения межпартийных разногласий, и все меньшего желания найти компромисс. Даже те консерваторы, которые первоначально согласились поддержать совместный законопроект администрации и законодателей, в конечном счете отказались прекратить прения и начать голосовать. Однако настоящая причина провала законопроекта состоит не в водоразделе между вашингтонскими политиками, а в неприятии большими группами населения того или иного ключевого положения предлагаемого нового иммиграционного законодательства. Это - классический пример того, как законодатели отражают своим голосованием разногласия среди избирателей по поводу законопроекта.



Аллан Давыдов : Каковы могут быть политические и социальные последствия этого провала?



Уильям Аллен : Большинство последствий будут нести скорее политический характер, нежели социальный. Иммиграционный вопрос войдет в число решающих в надвигающейся кампании по выборам президента. Присутствует отчетливое ощущение того, что озабоченность общества проблемой иммиграции может даже перевесить озабоченность войной в Ираке.



Аллан Давыдов : И все же, сохраняется ли у администрации и законодателей поле для достижения компромисса по принятию нового иммиграционного законодательства?



Уильям Аллен : Будет, по крайней мере, еще одна попытка в этом году, я убежден. Ее можно ожидать перед тем, как конгрессмены в августе уйдут на каникулы.



Аллан Давыдов : Сказал профессор Университета штата Мичиган Уильям Аллен.



Юрий Жигалкин : C ним беседовал Аллан Давыдов. Несмотря на то, что многие защитники нелегальных иммигрантов сетовали по поводу жестких требований установленных в новом законопроекте к тем, кто хотел легализоваться: от них, например, требуется возвращение домой и оформление документов в своих странах, они должны заплатить значительные суммы за обработку их заявлений, в рядах иммигрантского движения царит уныние. Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов : Итак, Сенат США не одобрил законопроект об иммиграционной реформе. Вот как восприняли это представители организаций, которые борются за права нелегалов. Элайсио Медина, вице-президент профсоюза работников сектора обслуживания.



Элайсио Медина : Это означает, что больше людей будут погибать при нелегальном переходе границы. Американские законодатели ничего не сделали, чтобы решить проблему нелегалов. Положение становится все хуже.



Владимир Морозов : Представитель коалиции за иммигрантскую реформу Кларисса Мартинес.



Кларисса Мартинес : Люди по-прежнему оторваны от своих семей. Разве это нормально, когда человек работает в США, а его семья находится в Мексике. Если не легализовать людей, которые уже давно в нашей стране, если считать преступниками не имеющих документов, то работодатели не станут их нанимать. Пострадают многие секторы американской экономики.



Владимир Морозов : Амнистию в том или ином виде предлагают многие. Брайан Ричардсон - адвокат иммиграционного центра из города Конкорд, штат Калифорния.



Брайан Ричардсон : Понимаете, человек хочет просто работать. В Мексике он получает от 5 до 10 долларов в день. А у нас в день 100 долларов. Поэтому они и приезжают сюда нелегально (Смеется).



Владимир Морозов : Брайан, а могут ваши подзащитные приехать в Америку на законных основаниях?



Брайан Ричардсон : У нас много клиентов из Мексики. Чтобы подать заявление на визу, нужно ходатайство от близких родственников. Его надо получить и послать на рассмотрение. Есть квоты на число иммигрантов из той или иной страны. Накопились горы нерассмотренных документов. Желающие иммигрировать ждут по 15 лет.



Владимир Морозов : Американский адвокат Брайан Ричардсон объясняет и оправдывает этим тот факт, что южную границу США ежегодно пересекает миллион нелегалов. По некоторым данным, еще больше. Скажите, Брайан, а что вы предлагаете делать с теми нелегалами, которые уже в США?



Брайан Ричардсон : Лично я считаю, что они должны уплатить небольшой штраф и получить разрешение на постоянное жительство в США, а со временем стать гражданами.



Владимир Морозов : Каким, по-вашему, должен быть размер штрафа?



Брайан Ричардсон : Тысяча-две тысячи долларов. Проект закона предлагал брать с них 5-8 тысяч. Это слишком большие деньги для иммигранта, особенно из Мексики.



Юрий Жигалкин : Это был репортаж Владимира Морозова. Пусти меня в Америку, иммиграционный агент поет группа Бердс.




XS
SM
MD
LG