Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От А до Я. Идеографическое описание слов


Лиля Пальвелева : Ошибается тот, кто думает, что вся научная мысль в сфере лингвистики сосредоточена в Москве и Петербурге. В регионах России также есть сильные научные школы - к примеру, в Екатеринбурге на базе Уральского государственного университета имени Горького. Слово профессору Людмиле Бабенко, заведующей кафедрой современного русского языка этого учебного заведения.



Людмила Бабенко : Я представляю коллектив, который у нас еще в 80-е годы был организован профессором Эрой Васильевной Кузнецовой, и который получил название тогда (и до сих пор он сохранил это название) - авторский коллектив, проблемная группа «Русский глагол». И вот сейчас у нас такой очень важный момент, который заключается в том, что мы завершили идеографическое описание русских слов разной грамматической природы. У нас уже издан словарь русских глаголов. Вышел большой толковый словарь русских существительных, где также было осуществлено идеографическое описание. Мы завершили идеографическое описание русских прилагательных и русских синонимов.



Лиля Пальвелева : Людмила Бабенко несколько раз упомянула специальный термин «идеографическое описание». Поясним его значение. Дело в том, что разные толковые словари составляются по разным принципам, в зависимости от того, какие задачи ставят перед собой авторы. Самый распространенный – это алфавитный принцип. А вот в совершенно новых для русского языковедения идеографических словарях лексика группируется на основе смысла, основных понятий, то есть по тематическому принципу. Но каким образом ученые составляют эти группы? Людмила Бабенко поясняет:



Людмила Бабенко : Их центральным элементом считается слово с наиболее общим для данной группы значением, которое обозначает всю категорию в целом – движение, пространство, мебель и так далее. Например, есть сфера медицины. Что предполагает эта сфера? То, что есть болеющий человек, есть человек лечащий, есть лекарства, есть учреждения, есть различные способы лечения. И вот эти все группировки входят в сферу медицины.



Лиля Пальвелева : Людмила Бабенко убеждена – идеографические словари способствуют лучшему усвоению языка, да и читать их интереснее. Ведь когда растолковываются значения слов, объединенных в одну группу, становятся понятными тончайшие нюансы смыслов. О том, до какой степени это необходимо, мы поймем из рассуждений члена редакционного совета портала «Грамота.ру» Юлии Сафоновой. Она говорит вот о какой примечательной парочке синонимов.



Юлия Сафонова : У нас есть очень хорошее французское слово «нувориши». Если говорить об англицизмах и американизмах, надо вспомнить о них. Посмотрите, какой язык чуткий. Ведь когда появились «новые русские», мы же не стали использовать слово «нувориши», хотя по сути это проще для языка - использовать одно слово вместо словосочетания. Все-таки мы подчеркивали «новые русские». Значит, для нас было что-то другое важно, может быть, геополитическое какое-то значение. Конечно, не этническое, потому что русские это в данном случае все, кто жил в Советском Союзе. Кстати, это калька, возникшая благодаря журналисту, который в свое время написал книгу «Новые русские» Хендрик Смит, достаточно известный американский журналист, у которого была сначала книга «Русские», потом «Новые русские», уже в начале перестройки. И вот считается, что это такое вторичное заимствование. А было «нувориши». Нувориши – это новые богатые. Практически в то время, в 90-е годы, я специально собирала материал, потому что статью большую писала о новых русских, слово «нувориши» не употребляли.



Лиля Пальвелева : Смысловые различия здесь почти неуловимы. Однако и такие слова ученые умеют идеографически описывать. Вот Людмила Бабенко рассказывает о слове «облизываться» в его, подчеркнем, переносном значении.



Людмила Бабенко : Глагол «облизываться» в переносном значении – смотреть на что-то, мечтая обладать тем, чем не можешь обладать, и испытывать при этом огорчение. Что здесь будет «облизываться»? Это, конечно, смотреть. Это еще и желание обладать? Желание. Но при этом также и чувство того, что ты не сможешь этим обладать, и чувство сожаления. Это комплекс смыслов, который позволяет это слово и к восприятию отнести, и к эмоциональным переживаниям. И таких слов огромное количество в русском языке. Что такое «оскорбить»? Это, конечно, произнести какие-то оскорбительные слова. Это сообщение. Но при этом это же не с целью сообщить информацию о том, что состоится какое-то собрание в какой-то аудитории. Задача такого сообщения - выразить определенное эмоциональное отношение, да еще и воздействовать с определенной целью на того, кого оскорбляют. Здесь мы имеем дело и с совмещением категорий, и с трудностью в однозначной интерпретации материала.


Как мы поступали в таком случае? Есть два варианта. Мы либо помещаем эти слова в две группы, в разные группы. И уже там , где алфавитный список, пользователь словаря увидит, что это слово находится в таких-то и таких-то группах. При этом может быть в одной группе описано, а в другой группе может быть только отсылка. Конечно, еще одна сложность – это то, что на естественную категоризацию мира лексическими средствами накладывается еще и оценочная категоризация. Многие слова обладают оценочной семантикой. Поэтому у нас очень много споров по частным, каким-то конкретным вопросам. Авторы, которые описывают оценку, хотят в оценочную группу включать, а те, кто описывает, например, эмоции, поведение и речь, в отдельную группу.



Лиля Пальвелева : Не менее сложной задачей было выделить основные тематические группы русской лексики. Для всего этого, говорит Людмила Бабенко, понадобились десятилетия напряженного труда лингвистов из Уральского университета.



Людмила Бабенко : Предметом описания у нас явилось более 130 тысяч значений. 25 тысяч прилагательных, столько же существительных, 47 тысяч синонимов и 25 тысяч глаголов. Труд большой и значительный. Мы можем сказать, что где-то около 25 лет этим занимаемся. Но складывается такая интересная картина с учетом времени описания классов этих слов. Около 10 лет мы потратили на описание глаголов. Прежде всего, это было связано с экспериментальными вопросами, с разработкой концепций структуры словаря, а в следующие 10 лет мы сумели сделать описание и существительных, и сейчас прилагательных, и синонимов. Всего выявлено, если говорить по разным классам слов, 1700 классов разного ранга: глаголов - 150, существительных – 250, прилагательных – 700 и синонимов – 500.



Лиля Пальвелева : Словарный состав каждого народа отражает его языковую картину мира. Так у северных этносов огромное количество слов, обозначающих «снег». В их жизни важно иметь возможность одним словом сообщить собеседнику, о каком именно снеге идет речь – свежевыпавшем, вчерашнем, состоящем из мелких колючих звездочек, крупных хлопьев и прочее, и прочее. Но, а каким сферам отдает предпочтение русский язык? И что он считает не столь существенным? Вот к каким выводам приходит Людмила Бабенко:



Людмила Бабенко : Самым важным, оказывается, является то, что имеет отношение к человеку. Поэтому, такие сферы, как жизнесуществование, питание, эмоции, речь, интеллект, наука, военная служба, образование, мировоззрении, мы относим к тем сферам, которые обозначаются и существительными, и прилагательными, и глаголами. К примеру , «любовь», «любить», «влюбленный», «любовник». Огромное количество самых разных слов. И в то же время есть и грамматическая специализация. Например, если мы обратимся к глаголам, то именно глаголы обозначают физическую деятельность – избавление, пропитывание. Именно глаголы передают семантику бытия существования, начало бытия и так далее.


Чрезвычайно интересна роль синонимов в этом. Синонимы еще в большей степени ориентированы на укрупненное выявление каких-то фрагментов действительности, что особенно связано с русским национальным сознанием. Мы рассмотрели 8 тысяч синонимических рядов, состоящих где-то из 47 тысяч слов. Получается, что такие сферы, как эмоция, интеллект, речь и особенности внешности человека составляют около 30 процентов всех синонимических рядов.


В наших данных есть синонимические ряды, которые занимают две и три страницы. Они в основном связаны, к сожалению или не знаю как выразиться, с физиологической сферой человека. Я их привести по понятным причинам не могу, но могу сказать, что синонимический ряд «напиться», только «напиться» (не «попить», не «выпить», не «отпить», а «напиться»), включает 57 лексем. «Уставать». Мы с вами часто устаем. Поэтому «уставать» у нас тоже более 50 слов. Получается, что какие-то фрагменты бытия еще более укрупнено, выпукло передают то, что особенно важно, и то, что характеризует русского человека, его национальное сознание, его восприятие мира.



Лиля Пальвелева : Любопытно, что вещи редко имеют несколько обозначений. Табуретка она табуретка и есть, неважно, кем и как сделанная, новенькая или рассохшаяся от старости. Чего тут мудрить? Не нуждается табуретка более чем в одном слове. То ли дело понятие «медленно идти». Мы говорим «ползти», «плестись», «шаркать», «тащиться». Каждый радиослушатель может сам продолжить этот синонимический ряд.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG