Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Акции коалиции "Другая Россия" прошли в Мурманске и Екатеринбурге


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Андрей Шароградский : Очередные акции коалиции «Другая Россия» прошли сегодня в Мурманске и Екатеринбурге. Вообще весенне-летняя волна Маршей несогласных, судя по всему, завершается. Анализируя ее итоги, многие эксперты полагают, что в целом идея проведения подобных маршей стала терять остроту. Слово корреспонденту Радио Свобода Олегу Кусову.



Олег Кусов : В Мурманске оппозиционная коалиция «Другая Россия» провела Марш несогласных. Городские власти запретили шествие, разрешив только митинг, на который собрались около 100 человек. Как сообщила руководитель регионального отделения Объединенного гражданского фронта Елена Васильева, многих сторонников оппозиции милиция не допустила к месту митинга. Власть, по словам Елены Васильевой, прибегла к новой тактике борьбы с оппозицией.



Елена Васильева : Сегодня в 2 часа дня, когда мы планировали провести это мероприятие, усиленными колонками включена музыка, выступают ансамбли песни и пляски ФСБ Ленинградского округа. В тот момент, когда мы начинали выступать, они громко включали музыку и сообщили, что митинг не должен состояться, потому что сюда шли люди. Они ряд людей просто дезинформировали, оставив их на той площади. 23 организатора у нас еще пока не отзваниваются, они сидят по квартирам, потому что их не выпустили. Тактика изменена. Если раньше на Маршах несогласных людей задерживали тех, кто шел и ехала, то сейчас в основном получилось так, что тихо и спокойно людей просто задержали по квартирам. Вот у нас Сергей Борчанков, ветеран Афганистана, должен был быть сегодня задержан. К нему домой приезжала милиция. Ему была заранее вручена повестка, чтобы он к 9:30 явился к участковому. Только в качестве кого – не указано. Поэтому он не ночевал дома, и смог на митинге присутствовать.


Мне, конечно, честно говоря, очень жаль, что людей было меньше, чем есть. Но, по крайней мере, из количества блокированных людей, если посмотреть, то марш у нас, на самом деле, удался, то есть не марш, а митинг. Были лозунги «Нам нужна другая Россия», «Это наш город!». Были растянуты растяжки «Другой России» с призывами «Верните честные выборы и социальную защиту!», раздавались газеты ОГФ в Мурманске и ОГФ московские.



Олег Кусов : Митинг «несогласных» прошел сегодня и в Екатеринбурге. Участники митинга собрались в центре города возле Главпочтамта. Здесь были применены новые технологии по дискредитации оппозиционной акции. Рассказывает наш корреспондент Дарья Здравомыслова.



Дарья Здравомыслова : Около ста человек собрались в Екатеринбурге на митинг «несогласных». Председатель Свердловского регионального отделения движения Объединенный гражданский фронт Евгений Боровик:



Евгений Боровик : Будет провокация со стороны «Единой России». Об этом я уже знал. Они сделали копии с наших флагов, распечатали, прошли под нашими флагами три проститутки. Они кричали: «Мы начинаем акцию Объединенного гражданского фронта! Подходите к нам. Мы все такие!»



Дарья Здравомыслова : Митинг «несогласных» - это подготовительный этап к большому федеральному маршу. Он пройдет в Екатеринбурге в августе. Ожидается, что в нем примут участие Гарри Каспаров, Эдуард Лимонов и Михаил Касьянов.



Олег Кусов : Как заявил лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров, Марши несогласных создали своего рода новую политическую культуру, которая окажет влияние на осенне-зимний политический сезон. Наблюдатели говорят и о том, что проведение маршей в различных городах России уже дали представление о методах борьбы власти с подобными мероприятиями. Этот опыт оппозиция может использовать во время предвыборной кампании.


Если в Мурманске выступления участников акции заглушали музыкой, в Екатеринбурге - посылая провокаторов, то, например, в Самаре власти прибегли к тактике запугивания оппозиционеров накануне мероприятия. К руководителю самарской Ассоциации в защиту прав избирателей «Голос» Людмиле Кузьминой за день до марша пришли, например, шесть сотрудников милиции. Власть, по ее словам, оказывала беспрецедентное давление на оппозицию.



Людмила Кузьмина : Один из восьми этих маршей она разрешила, да. Но вы видите, что она делает. По домам ходят. Какие опасения есть, что ко мне нужно привести шесть человек? Есть факты, что я вооружена бронетранспортером. Я живу в однокомнатной квартире многоэтажного дома. Почему шесть человек-то? Больше нечего делать в Самаре? На диалог не идет, идет на демонстрацию силы, запрета.



Олег Кусов : Лидерам коалиции «Другая Россия» самое время обратиться к новым формам протеста. Так считает руководитель группы «Меркадер» Дмитрий Орешкин.



Дмитрий Орешкин : Федеральная власть действует сетевым методом, то есть дала свободу рук региональным властям для того, чтобы они по-своему дрались, как сумеют. Получается, что в Петербурге никаких чрезвычайных мер не было, хотя традиционно мешали руководителям марша добраться до города. В Москве тоже, но немножко потрепали нервы, задерживали их предварительно, но после этого отпустили. И они даже успели на этот митинг. В Самаре все было сделано жестче. Просто людей на дальних подступах снимали с поезда, самолетов и так далее. В результате там было всего 100-150 человек.


Власть, на мой взгляд, нащупала адекватный механизм противодействия, и его реализует. Мне представляется в связи с этим, что, по-видимому, та победная форма, которая весной имела место, когда в Петербурге прошел успешно, отозвавшись сильно в средствах массовой информации, марш, в Москве, достаточно сильно отозвавшись в средствах массовой информации, марш, то сейчас идея выдыхается. Уже, скорее, создается такое ощущение, что выигрывает власть, причем выигрывает, грубо не нарушая закон, слишком грубо не нарушая закон. Так что, мне кажется, что жанр понемножку себя изживает. И «Другой России», если она хочет присутствовать постоянно в заголовках новостей, нужно придумывать нечто иное. Я думаю, что они придумают, но вот сам по себе марш уже перестал быть новинкой, с одной стороны. Но при этом не стал массовым явлением, таким, действительно, значимым явлением общественной жизни, хотя, конечно, его организаторы думают иначе.


XS
SM
MD
LG