Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги саммита Большой Восьмерки в Германии глазами неправительственных организаций и ученых; Споры о статусе сербской провинции Косово; Азербайджанские политологи о перспективах международного использования Габалинской РЛС; Правозащитники о жестоком отношении к детям в специальных учреждениях




Итоги саммита Большой Восьмерки в Германии глазами неправительственных организаций и ученых



Ирина Лагунина: На саммиты Большой Восьмерки всегда приезжает множество неправительственных организаций, выступающих от имени как тех людей, чьи проблемы призваны решить мировые лидеры. Встреча в немецком курортном местечке Хайлигендамм не стала исключением. Когда основные решения уже были приняты, я попыталась выяснить их мнение о том, успешен ли саммит. Остановлюсь на Африки. В этой области главы Восьми договорились выделить 60 миллиардов долларов в течение ближайших лет на борьбу с инфекционными заболеваниями, в первую очередь, со СПИДом и с туберкулезом. Чаще всего после того, как у человека появляется синдром приобретенного иммунодефицита, он следом подхватывает туберкулез. Мы беседуем с Тидо фон Шоеном-Ангерером. Он, врач по профессии, возглавляет кампанию за предоставление всем права доступа к основным медицинским препаратам. Организация, которую он представляет, называется «Врачи без границ». Штаб-квартира во Франции.



Тидо фон Шоен-Ангерер: Это очень важное обещание, даже при том, что мы пока не знаем, какими временными рамками оно ограничено. Посмотрим, как эти деньги будут использованы для того, чтобы добиться этой цели – дать всем людям доступ к препаратам против СПИДа. Будут ли эти деньги использованы для того, чтобы дать людям дорогие препараты, или они будут использованы для того, чтобы сделать цены на эти лекарства приемлемыми. Это большой вопрос. Но само обещание выделить деньги – весьма важный шаг.



Ирина Лагунина: Я так часто слышала в Хайлигендамме, что и раньше лидеры Большой Восьмерки договаривались о выделении средств, об увеличении помощи континенту, но мало что делалось на практике. Вы разделяете эту скептическую оценку деятельности группы Восьми?



Тидо фон Шоен-Ангерер: Программы, которые принимались прошлыми Большими Восьмерками, как, например, всемирный Фонд борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, - это важный инструмент предоставления лечения людям во многих развивающихся странах. Вопрос только в том, какими темпами развивается эта помощь. По нашему мнению, Большая Восьмерка полна противоречий. Мы смотрим на ситуацию с точки зрения организации, которая работает непосредственно на месте. Что нужно этим больным? Первая причина смерти от СПИДа – заражение туберкулезом. А для лечения туберкулеза нужных лекарств нет. Они были разработаны 40 лет назад. В прошлом году Большая Восьмерка подняла вопрос о том, что неплохо было бы создать новую вакцину, но на нынешнем саммите это ушло с повестки дня. И большая часть дискуссии вообще оставила в стороне вопрос о новых лекарствах, в которых мы столь нуждаемся.



Ирина Лагунина: Если вам дали эти 60 миллиардов долларов, на что бы вы их потратили?



Тидо фон Шоен-Ангерер: Мы видим по нашей программе, что цены на лекарства – это проблема. Люди начинают лечиться, проходят первую стадию, а затем лечение непомерно дорожает. Они не могут себе его позволить. Вторая важнейшая проблема – отсутствие подготовленных медицинских кадров и инфраструктуры. Вот это – две основных области, в которые бы мы вложили деньги.



Ирина Лагунина: Тидо фон Шоен-Ангерер из организации «Врачи без границ». Врачи присутствовали на саммите под лозунгом – «У вас есть лекарство? А у миллионов его нет». Кампания «Стоп СПИД» предложила пресс-пулу Большой Восьмерки такие цифры: по оценкам Организации ООН по борьбе со СПИДом, на эту проблему в мире должно тратиться 23 миллиарда долларов в год к 2010 году. Дола стран Большой Восьмерки всего 12 миллиардов в год, и не только на СПИД, а на три основных инфекционных заболевания – СПИД, туберкулез и малярия. Это поможет 5 миллионам больных, но, по оценкам ООН, к 2010 году в Африке будет 7 миллионов больных, и ООН не исключает, что эта оценка – вдвое занижена. Реальное число больных – 11 миллионов человек. Мы беседуем с активистом еще одной неправительственной организации «Всемирный призыв бороться с бедностью». Куми Найду – глава этой организации от Южной Африки.



Куми Найду: 60 миллиардов долларов на первый взгляд выглядит как большая сумма. Но если более пристально посмотреть на детали, то вы увидите, что это просто подтверждение прошлых обязательств, а во-вторых, это откат назад от тех обещаний, которые лидеры дали на саммите в Глиниглз два года назад. А в-третьих, это предоставит помощь лишь незначительной части больных. Так что в целом, мы бы сказали, что это – правильный шаг в верном направлении. Но нам нужны не короткие шажки вперед, нам нужен прорыв, если мы на самом деле хотим справиться с этим пассивным геноцидом, который происходит на африканском континенте. Там ежедневно от СПИДа умирают 6 тысяч человек – это только в Африке, а всего в мире – 8 тысяч человек ежедневно.



Ирина Лагунина: Вы сказали «часть населения».



Куми Найду: По оценкам ООН, к 2010 году в Африке будет 11 миллионов больных СПИДом. При нынешних темпах выделения помощи и при нынешних заявленных на эти цели средствах, если они будут своевременно выделяться и разумно использоваться, мы покроем нужды лишь половины больных. Но ведь это в интересах этих самых лидеров основных индустриальных стран мира побороть эпидемию СПИДа и решить остальные проблемы, связанные с бедностью в Африке. Это – лучшее что они могут сделать для того, чтобы решить проблему собственной безопасности, включая проблему терроризма. Если они выполнят эту задачу, они не просто покажут, что им небезразлична судьба африканского континента. Возьмите, к примеру, проблему нелегальной иммиграции в Европу, которая так беспокоит Европейский союз. Но ведь если бы они установили честные торговые отношения с африканским континентом, то и поток иммигрантов бы снизился. Торговая система, которую в основном контролируют страны Большой Восьмерки, не позволяет африканским фермерам выжить, не позволяет расти африканской экономике. Если они не решат эту проблему, то на их берега будут и дальше высаживаться африканцы. Потому что в африканских странах люди не могут обеспечить себе достойную жизнь. Знаете, мы в нашей организации чувствуем, что надо сказать всем тем, кто поддерживает это международное неправительственное давление на своих лидеров, спасибо. Если бы не эта кампания, мы бы и на нынешний уровень еще не продвинулись. Так что не расстраивайтесь, это – длительная борьба, и надо продолжать давление.



Ирина Лагунина: Вы тоже упомянули о том, что нынешнее обещание предоставить 60 миллиардов долларов не ограничено по времени. В документе сказано только, что «в ближайшие годы». Но ведь никакого механизма контроля за выполнением обещаний странами Большой Восьмерки нет.



Куми Найду: Да, было бы замечательно, если бы мы могли создать механизм, чтобы заставлять лидеров выполнять даже те скромные обещания, которые они дают. По-моему, проблема, с которой мы сталкиваемся и в случае с Большой Восьмеркой, и в случае с отдельными политическими лидерами, состоит в том, что у всех у них есть два сложных медицинских отклонения. Во-первых, у них есть проблемы со слухом, потому что они не могут услышать даже то, что говорят их собственных граждане. А вторая проблема – амнезия. Они очень быстро забывают свои собственные обещания. Мы все пытаемся привлечь их к ответственности за сказанные ими слова – мы ежегодно, начиная с саммита в Глиниглз, выпускаем отчеты о том, как выполняется каждое из обещаний, которые они дали. И как далеки они от того, что говорили на саммитах.



Ирина Лагунина: Во время этого разговора с африканским активистом Куми Найду я вспомнила финальную пресс-конференцию российского президента и его слова:



Владимир Путин: Международный мир после Второй мировой войны держался на балансе стратегических сил в мире. Если этот баланс нарушается, возникают угрозы международному миру. Как только мы узнали о том, что в непосредственной близости от наших границ будут созданы две системы, радар в Чехии и система противоракет в Польше, естественно, наши военные эксперты просчитали последствия для нас. Мы убеждены в том, что это наносит ущерб безопасности России и ее гражданам, и мы, конечно, вынуждены думать об отве nys[ шагах.



Ирина Лагунина: Есть все-таки какое-то несоответствие между этими взглядами на мир, и теми основными глобальными проблемами, которые стоят в повестке дня лидеров Большой Восьмерки уже не первый год и которые на самом деле привлекают людей со всего мира на подобные встречи.



Споры о статусе сербской провинции Косово



Ирина Лагунина: Находясь в понедельник в столице Болгарии – последняя остановка президента США в Европе, Джордж Буш заявил:



Джордж Буш: Пришло время двинуться вперед с выполнением плана Ахтисаари. Америка считает, что Косово должно быть независимым.



Ирина Лагунина: В конце минувшей недели Москва и Белград согласовали свои позиции: обе страны категорически против изменения государственных границ. Из финальной пресс-конференции Владимира Путина на саммите Большой Восьмерки.



Владимир Путин: Наша позиция по Косово основана на международном праве и на тех решениях, которые до этого были приняты Советом безопасности Организации Объединенных Наций. Она ясная и понятная. Мы исходим из фундаментального принципа международного права, который говорит о соблюдении территориальной целостности государств. И на резолюции 1244, которая была принята Советом безопасности ООН и которую никто не отменял. В этой резолюции 1244 черным по белому записано, что Косово – неотъемлемая часть Сербии. Нас пытаются убедить сегодня в том, что можно эту проблему решить, не получив соответствующего согласия вовлеченных в этот конфликт сторон. В данном случае сербской стороны. Мы считаем, что это неправильно, это не соответствует ни моральным, ни правовым нормам. И нужно набраться терпения и работать как с албанцами косовскими, так и с сербами. Нужно придерживаться принципа международного права и не навязывать свою волю другим странам и другим народам.



Ирина Лагунина: О реакции Белграда из столицы Сербии сообщает корреспондент Радио Свобода Айя Куге.



Айя Куге: Несмотря на то, что минувшие выходные, если смотреть из Белграда, выглядели как дипломатическая война России и США вокруг Косова, местные аналитики делают однозначный: способ и сроки разрешения косовской проблемы остаются неясными, а оттягивание решения о государственном статусе области выгодно руководству Сербии. Белградское правительство все надежды возлагает на Кремль, и лично на Владимира Путина. В Белграде считают, что во время недавней встречи премьер-министра Сербии Воислава Коштуницы с президентом России, полностью подтверждена и согласована общая политика относительно Косова. Коштуница, как сообщают, представил Путину новые, якобы компромиссные идеи Белграда, но судя по заявлениям ведущих сербских политиков, никто из них не готов согласиться с независимостью Косово. Власти в Сербии утверждают, что заявление президента США Джорджа Буша в Албании о том, что Косово должно получить независимость, их не удивило. Говорит министр иностранных дел Сербии Вук Еремич:



Вук Еремич: Мне кажется, что цель заявления Буша - укрепление позиции Вашингтона накануне обсуждения косовского вопроса в Совете Безопасности ООН. Не все согласны с точной зрения Соединенных Штатов - не только Сербия, но и некоторые другие государства-члены Совета Безопасности.



Айя Куге: Стало известно, что правительство Сербии уже готовит документ, которым, как сказано в его тексте, «аннулируется одностороннее провозглашение албанскими сепаратистами независимости пятнадцати процентов территории Сербии». В Белграде обсуждают даже возможность разрыва дипломатических отношений со всеми государствами, которые признали бы независимость Косово. Руководство Сербии не подтверждает, но и не опровергает возможность такого шага. Министр иностранных дел Вук Еремич:



Вук Еремич: Мы неоднократно сообщали, что одностороннее признание независимости Косово со стороны любого государства для нас неприемлемо. Мы бы в таком случае подобный акт провозгласили противозаконным. Для нас он не имел бы никаких правовых последствий действие - если не будет соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН.



Айя Куге: Однако некоторые белградские независимые аналитики предупреждают, что Сербия попала в незавидное положение: страна оказалась заложницей разнонаправленных интересов великих держав.



Ирина Лагунина: В ходе встречи Большой Восьмерки альтернативный подход к проблеме предложил президент Франции Николя Саркози: отложить решение косовского вопроса на полгода и дать возможность Белграду и Приштине выработать приемлемое для обеих сторон решение. А если они не смогут договориться, то через 6 месяцев план Ахтисаари вступает в силу автоматически. Однако предложение Саркози было отвергнуто другими членами группы Восьми. Что побудило Джорджа Буша после встрече на высшем уровне в Хайлигендамме и посещения Албании завести разговор о том, что США поддерживают независимость Косова? Одна из проблем, которая была представлена американскому президенту в ходе его европейского турне, - радикализация Косова. Как сказал в интервью Радио Свобода дипломат, представляющий ООН в этой сербской провинции, «косоварам с конца 2005 года обещали, что решение будет принято в 2006-м. Сейчас уже середина 2007, а решения так и нет. Люди начинают терять терпение». Представитель аналитического центра «Международная кризисная группа» в Приштане Александр Андерсон не исключает, что, зная, что Россию уговорить на план Ахтисаари не удастся, представители Европейского Союза и США начинают задумываться о вариантах решения.



Александр Андерсон: Люди начинают думать о возможных планах «Б», если Россия настроена точно заблокировать нынешний план. Ведь если посмотреть, что может последовать в ближайшие месяцы, то ситуация с Россией будет не проще, а сложнее, и предстоящие российские выборы будут играть в этом роль дополнительного фактора.



Ирина Лагунина : Один возможный сценарий – немедленно поставить на голосование в Совете Безопасности ООН план Ахтисаари. Но Россия может наложить вето, и тогда откроется ящик Пандоры. В самом же Косово надеются, что США в одностороннем порядке признает независимость провинции, если вопрос не удастся решить через ООН. Но последуют ли европейцы за Соединенными Штатами.



Александр Андресон: Не уверен насчет европейцев. А это, конечно же, основной вопрос. Европейские страны достигли единства по вопросу о предоставлении Косову независимости, используя формат, предложенный Ахтисаари. Но это если будет соответствующая резолюция Совета Безопасности ООН. Вопрос о том, сможет ли Европейский Союз выступить с единой позицией по этому вопросу без соответствующей резолюции, остается открытым.



Ирина Лагунина : Говорил представитель аналитического центра «Международная кризисная группа» в Приштине Александр Андерсон. Эксперты в Москве размышляют о причинах, по которым в позиции США по косовской проблеме произошли изменения. Московский историк-балканист Артем Улунян, с которым беседовал мой коллега Андрей Шарый, предполагает, что до одностороннего провозглашения независимости Косова дело не дойдет.



Андрей Шарый: По какой причине вдруг столь заостренной оказалась политика и позиция американского руководства в последние дни по вопросу предоставления независимости Косово?



Артем Улунян: Фактически нынешний год 2007 был объявлен годом решения косовской проблемы. Выдвижение на первый план именно этого вопроса в период заседания G-8 и последующего турне Буша по странам юго-восточной Европы и Балканам свидетельствует об одном – необходимости для Вашингтона решить эту проблему к концу года с точки зрения национальной безопасности. Второе – это, конечно, проблема европейской консолидации сил. Поскольку, как всем известно, это проблема общеевропейская и она заботит прежде всего западных европейцев. Без ее решения невозможно осуществление проектов, связанных с отменой ограничений на передвижение, эмиграцией, экономикой и так далее.



Андрей Шарый: Сколь оправдано, на ваш взгляд, с политологической точки зрения, было бы провозглашение независимости Косово?



Э Артем Улунян: то вопрос достаточно тонкий и он затрагивает этнические чувства многих народов, которые так или иначе с косовской проблемой. Но если говорить с точки зрения политических реалий, то вопрос о независимости Косово уже назрел и оттягивание этой проблемы так или иначе будет влиять на взаимоотношения внутри региона и взаимоотношения европейцев между собой, с Россией, с Соединенными Штатами и с Балканами. Поэтому если сейчас не будет решена проблема Косово уже окончательно и если при этом не будут даны гарантии для Сербии – это особое значение имеет, то есть ее вхождение в европейское пространство, чтобы сербы не чувствовали себя уязвленными в контексте косовской проблемы, то думаю, что постепенно не в этом году, но в ближайшем будущем вопрос о независимости Косово будет продвигаться вперед. В конечном счете, Косово, мне кажется, все идет к этому, будет независимым. Хотя может быть и не сразу, об этом будет не принято говорить в дипломатических кругах открыто.



Андрей Шарый: Понятно, что Сербия будет чувствовать себя уязвленной, в какой бы форме ни было объявлено о независимости Косово. Что могут Сербии предложить взамен? Есть ли тут какой-то размен, как вы считаете?



Артем Улунян: Прежде всего речь идет о вхождении Сербии в евроатлантические структуры. Затем это проблема, так или иначе связанная с развитием экономики Сербии и инвестиционный климат, помощь и так далее. Третье – это гарантии ее безопасности, так или иначе укрепление связей с отдельными членами евроатлантического сообщества, прежде всего, конечно, с Соединенными Штатами.



Андрей Шарый: Известны в балканском регионе примеры, прецеденты одностороннего провозглашения независимости и признание этой независимости. Вспомню начало 90-х годов, когда Германия сначала, а потом весь Европейский союз признали независимость Словении и Хорватии. Россия тогда тоже была против такого одностороннего признания независимости. Однако ситуация с той поры на международной арене изменилась, Россия другая теперь. Что Москва может предпринять в том случае, если западные страны провозгласят в одностороннем порядке независимость Косово?



Артем Улунян: Это будет довольно серьезная проблема во взаимоотношениях России с Европой прежде всего. А во-вторых, Россия может предпринять собственные действия на постсоветском пространстве, где, не секрет, существуют проблемные регионы, самопровозглашенные и непризнанные квази-государственные образования. С Москвой никто не будет говорить с позиции силы и в одностороннем порядке признавать независимость Косово. Речь идет прежде всего дипломатических договоренностях, о разменах, разумеется, по широкому спектру проблем. И более того, я не уверен, что вообще целесообразно односторонне что-либо признавать. И Соединенные Штаты, и европейские государства не пойдут на одностороннее признание. Скорее всего речь будет идти о переговорах с Россией, как одного из гарантов этого процесса, и конечно же, с Сербией.



Ирина Лагунина: С московским историком и балканистом Артемом Улуняном беседовал Андрей Шарый. Мы продолжим тему статуса Косова в следующем выпуске программы.



Азербайджанские политологи о перспективах международного использования Габалинской РЛС.



Ирина Лагунина: Находясь в Хайлигендамме, российский президент выступил с предложением отказаться от плана строительства системы противоракетной обороны США в Европе и использовать вместо этого радар в Азербайджане. Напомню это заявление Владимира Путина.



Владимир Путин: Первое предложение заключается в том, чтобы использовать арендуемую нами в Азербайджане радиолокационную станцию в Габале. Я вчера только разговаривал по этому вопросу с президентом Азербайджана, действующее соглашение с Азербайджаном позволяет нам это делать, а президент Азербайджана подчеркнул, что он будет только рад, если его страна сможет внести свой вклад в дело обеспечения глобальной безопасности.



Ирина Лагунина: Местные жители в Габале, с которыми побеседовал корреспондент Азербайджанской редакции Радио Свобода, восприняли это заявление с определенным энтузиазмом:



Житель Габалы: Некоторые местные жители работают на этой станции и им хорошо платят. Но если придут американцы, может быть, они будут платить еще лучше. Может быть, у нас появится работа. А если американцы будут платить компенсации за то, что пользуются станцией, то это будет еще лучше.



Ирина Лагунина: Думаю, правда, что ожидания габалинцев преувеличены, и совсем не то имел в виду Владимир Путин. Ну а как к этой идее относятся политологи и аналитики в Баку? Мнения собрал Олег Кусов.



Олег Кусов: Габалинская РЛС, расположенная на северо-западе Азербайджана, была пущена в эксплуатацию в начале 1985 года для слежения за ранним пуском межконтинентальных баллистических ракет в зоне Южного полушария. По некоторым сведениям, эта станция активно использовалась для радиотехнической разведки в период ирано-иракской войны в 80 годы прошлого века и во время войн в Персидском заливе. После развала СССР Габалинская РЛС перешла в собственность Азербайджана. В январе 2002 года между Москвой и Баку было подписано соглашение, согласно которому РЛС была передана России в аренду на десять лет. За прошедшее со дня подписания соглашения время азербайджанские политики и общественные деятели не раз ставили вопрос о закрытии Габалинской РЛС. Слово военному эксперту Азаду Исазаде.



Азад Исазаде: Радиолокационная станция в Габале для раннего предупреждения возможного ракетно-ядерного удара. То есть предназначена была для определения объектов, подлетающих к территории Советского Союза, на удалении до шести тысяч километров вплоть до бассейна Тихого океана, весь Ближний Восток, Турция, Иран. Она одновременно может засекать и вести наблюдение за десятками различных объектов, отлетающих с земли или с водной поверхности, вести их и наводить на них системы ПВО. Уже начинается моральное устаревание станции.



Олег Кусов: Предложение Владимира Путина выглядело неожиданным, но только не для Баку, считает руководитель департамента конфликтологии Института мира и демократии Азербайджана Ариф Юнусов.



Ариф Юнусов: Вопрос об этом не спонтанно явился. Сюда ранее прилетал Лавров, министр иностранных дел Российской Федерации и так же об этом шел разговор. И устами министра иностранных дел республики, она подтвердила как свою информированность, так и свое согласие. Поэтому как только стороны начнут реальный процесс переговорный, имеется в виду между Россией, а также Америкой, естественно, Азербайджан к этому подключится, поскольку Габалинская РЛС - это собственность Азербайджана и только лишь с ведома Азербайджана могут вестись переговоры.



Олег Кусов: Президент Фонда политических исследований государств Каспийского региона Вафа Гулузаде убежден, что инициатива Владимира Путина поставила официальный Баку в неловкое положение.



Вафа Гулузаде: Путина ход оказался неудачным. Я считаю, что американцы являются основным партнером Азербайджана. Потому что мы независимая страна, мы не можем говорить России «да», а Америке ничего не говорить до поры до времени. То есть в ответ на просьбу Путина, чтобы Азербайджан поддержал идею совместного использования Габалы, Азербайджан тут же должен был обратиться к Соединенным Штатам Америки: а хотите ли вы совместно с Россией на нашей земле использовать Габалу. А мы этого не сделали. Поэтому Азербайджан будет отмалчиваться, а американцам это нужно. Габала, во-первых, устарелая станция, не обладает возможностями перехвата и, во-вторых, у американцев совсем другие цели. Иран Америкой достаточно изучен.



Олег Кусов: За предложением Владимира Путина стоят только интересы Москвы, считает Вафа Гулузаде.



Вафа Гулузаде: Это была домашняя заготовка. Заранее министр иностранных дел Лавров приезжал в Баку, чтобы уговорить Баку поддержать Россию, когда Россия предложит Соединенным Штатам участвовать вместе в проекте Габалинской РЛС и наблюдении за Ираном. Это была неудачная выходка, потому что она не привела к улучшению российско-американских отношений, наоборот осложнила. И Путин не добился того, что американцы откажутся от расположения радаров и ракет в Восточной Европе. А чего же Путин добился? Он поставил Буша в несколько неудобное положение, сговорившись с Азербайджаном и выдвинув идею совместной эксплуатации Габалы, только и всего. Небольшой конфуз для Буша. Буш продолжит свои усилия по расположению этих ракетных и радарных систем в Восточной Европе. Да, Путин опасается. Почему он опасается? Потому что Россия вкладывает огромные деньги в новые виды вооружений. И если американские радары будут контролировать северное направление, они будут контролировать и новые российские ракетные и другие системы, которые они собираются разворачивать. Весь сыр-бор заключается в этом.



Олег Кусов: В интересах Азербайджана Габалинскую РЛС необходимо закрыть, считает военный эксперт Азад Исазаде.



Азад Исазаде: РЛС работает на электромагнитных волнах. Для того, чтобы вдали что-то разглядеть, мощность радиолокационной станции довольно высока, отсюда под воздействие электромагнитных волн подпадает от пяти до восьми районов республики. Увеличена детская смертность в Габалинском районе, количество онкологических заболеваний. Даже среди животных отмечаются патологические формы, то есть рождение овцы с двумя головами. Мало того, станция расположена в горах, где часто бывает облачность, туманы и так далее. Это дополнительный экран. И для того, чтобы пробить этот экран, приходится станцию застукать на еще большие мощности. От этого экрана волны отражаются вниз и опять охватывают население.



Олег Кусов: Некоторые политики и эксперты в Баку выразили надежду, что содействие Москве в осуществлении ее планов в отношении Габалинской РЛС поможет решению карабахской проблемы, естественно, в пользу Азербайджана. Президент Фонда политических исследований государств Каспийского региона Вафа Гулузаде считает, что Москве выгодно армяно-азербайджанское противостояние.



Вафа Гулузаде: Российские интересы на Закавказье на данный момент заключаются в том, чтобы держать конфликт в замороженном состоянии. Ибо если его разморозить, Армения помирится с Азербайджаном и пойдет в НАТО, попросит, чтобы Россия убрала свои военные базы из Армении. То есть Армения и Азербайджан будут две дружественные страны и члены НАТО. Россия этого не хочет. Просто это какой-то пиар, на какое-то время создать впечатление у собственного населения, что мы, идя на такой шаг, пытаясь привлечь Россию и Америку в Габалу, пытаемся решить карабахскую проблему.



Олег Кусов: Предложения президента России во отношении Габалинской РЛС могут обострить отношения между Баку и Тегераном, считает Агиф Юнусов.



Агиф Юнусов: Естественно, у иранского руководства не вызывает положительных эмоций. И если допустить такую вероятность, что американцы в этом направлении начнут сотрудничество и в перспективе мы увидим присутствие американских военнослужащих на Габалинской РЛС, я полагаю, что Иран, во-первых, начнет переговоры с Россией по этому поводу, во-вторых, с Азербайджаном. В случае дальнейшего обострения ситуации вокруг Ирана Азербайджану будет не так-то легко оказаться в стороне и не получить адекватных ударов со стороны Ирана. Это самый худший вариант.



Олег Кусов: Инициатива Владимира Путина выглядит больше политической, чем военно-стратегической, считает эксперт Центра по изучению постсоветского пространства Александр Караваев.



Александр Караваев: Это предложение было сделано специально на саммите, поэтому, я не думаю, что это глубоко осмысленное предложение, в общем-то в целях перехватки инициативы. Но и конечно, в определенной степени это уловка. Теперь надо думать о том, как отреагируют Соединенные Штаты. Если, скажем, они согласятся, то вроде мы из этого можем сделать вывод, что для США вопрос иранской ядерной программы, развитие ракетного оружия стоит на первом месте и вся эта разворачиваемая система направлена исключительно на компенсацию неожиданных поворотов в развитии оружия массового уничтожения в тех режимах, которые можно назвать не вполне демократичными.



Олег Кусов: Предложение президента России Владимира Путина о совместном использовании Габалинской радиолокационной станции связано только с проблемой сохранения его президентских полномочий после 2008 года, убежден Вафа Гулузаде.



Вафа Гулузаде: Я лично считаю, что президент России Путин будет ужесточать все позиции в отношениях с Соединенными Штатами Америки. Для того, чтобы в будущем году перед президентскими выборами в обмен на поддержку Соединенными Штатами Америки его легитимности на третий срок он уступит многие позиции. Я лично рассматриваю все, что делает сейчас Путин, все имеет одну лишь цель – это получить поддержку на третий срок, и во внутреннем плане, и во внешнем плане. Потому что России нет смысла сопротивляться размещению американских радаров в Восточной Европе, потому Америка их установит, даже если России это не нравится. Поэтому стоит ли здесь портить отношения. Америка приглашает российских генералов принять участие в разворачивании этой системы. У нас от вас секретов нет, - сказал Буш и говорят американские все источники. Почему бы России на это не пойти? Да пойдет Россия на это. Но Путин никуда уходить не собирается, я это говорю как знаток России. Он никуда не уйдет и никакую временную должность изберет, чтобы через год вернуться. Если Путин сойдет с этого кресла, он в него больше не сядет - он сам это знает лучше всех.



Правозащитники о жестоком отношении к детям в специальных учреждениях.



Ирина Лагунина: 12 июня – международный день протеста против детского труда. Петербургские правозащитники подняли свой голос против жестокого обращения с детьми в детских учреждениях закрыто типа таких, как детские дома для детей с задержкой психического развития, психоневрологические интернаты, детские психиатрические учреждения. Рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: В конце мая в Петербурге были обнародованы материалы, собранные Гражданской комиссией по правам человека об обстановке в детских домах для детей с задержкой психического развития и психоневрологических интернатах Петербурга. Ознакомившись с ними, правозащитники пришли к выводу, что в этих учреждениях систематически нарушаются основополагающие права человека: право на защиту от жестокого, унижающего достоинство обращения и наказания, право на свободу и личную неприкосновенность, право на неприкосновенность частной жизни, право на образование, гарантированные и Российской Конституцией, и Европейской конвенцией по правам человека. Во многом это происходит из-за отсутствия должного контроля со стороны общества, поэтому такие правозащитные организации Петербурга, как "Гражданский контроль", "Гражданская комиссия по правам человека" говорят о необходимости защищать конституционные права детей и разработать долговременную программу по замене специализированных детских домов и психоневрологических интернатов современными альтернативными учреждениями - семейными детскими домами и санаториями. Сейчас говорят о необходимости закрыть любые детские дома вообще, и это правильно, но перемены не должны быть мгновенными, тем более в отношении хороших детских домов, где детям с задержкой в развитии помогают подтянуться до нормального уровня. Один из них - детский дом 47 Приморского района, но, по иронии судьбы, местные власти именно от него решили избавиться. Говорит исполнительный директор Петербургской Гражданской комиссии по правам человека Роман Чорный.

Роман Чорный: Детский дом 47 является уникальным учреждением для сирот дошкольного возраста. Его педагоги применяют специально разработанные педагогические методики, успешно работают не только со здоровыми детьми, но и с детьми, имеющими диагноз «задержка психического развития». Менее чем за год они добиваются устранения этого диагноза у своих подопечных, не прибегая к помощи психиатров. Благодаря хорошему взаимодействию со спонсорами, маленькие сироты ни в чем не нуждаются. Только за 2005-2007 годы вложено более полутора миллиона рублей спонсорских денег. Большинство детей усыновляются и попадают в семьи. За период с 2003 по 2007 учебный годы в детский дом поступило 74 ребенка, при этом в семьи было отдано 53 ребенка. То есть, представляете, какая цифра.


На самом деле это прекрасный детский дом. В нашем городе не так много детских домов, дирекция которых может похвастаться такими высокими результатами. Но вместо того, чтобы способствовать дальнейшей деятельности передового детского дома, его собираются закрыть под весьма сомнительным предлогом, и свое решение администрация Приморского района объясняет нерентабельностью, небольшое количество воспитанников по сравнению с другими детскими домами. Но такое решение идет вразрез с постановлением правительства Российской Федерации об усилении работы с детьми, оставшимися без попечения родителей и общей тенденцией к созданию малокомплектных детских домов, в которых ребенок должен проходить адаптацию и медицинское обследование перед передачей в семью.


Так же, по нашему мнению, нехватка детей в детском доме 47 организована искусственно. 4 сентября 2006 года комитет по образованию Санкт-Петербурга с этого момента не отправил в детский дом ни одного ребенка при том, что в городе наблюдается нехватка мест в детских домах других, больницы переполнены больными детьми, а здоровые дети по ряду причин попадают в детские дома для детей с задержкой психического развития. Второй причиной расформирования детского дома фигурирует якобы насущная необходимость передачи занимаемого здания под устройство там детского сада в связи с острой нехваткой такового в районе. Но в непосредственно близости от детского дома 47 находится несколько пустующих типовых зданий, предназначенных для дошкольных учреждений.


Неужели дети-сироты в очередной раз стали жертвами чьих-то меркантильных интересов? Это вполне вероятно, потому что прекрасно отремонтированное на спонсорские деньги здание детского дома, конечно же, лакомый кусочек для некоторых чиновников-бизнесменов. Воспитанники дома 47 жили большим дружным коллективом, воспринимали как свою семью, дружили между собой, привыкли к педагогам, которые много для них делали, развивая и подготавливая их к школе. Это особенно важно - у них были бы шансы быть усыновленными. К большому сожалению, сейчас почти все они отправлены в другие детские дома и, на наш взгляд, это нанесение детям серьезной психологической травмы, а также надежда на благоприятное будущее отнята по сути, так же, как у других детей, которые могли бы попасть в этот детский дом. Я не думаю, что здание детского дома 47 стоит такой жертвы. Мы намерены обратиться с просьбой, адресованной комитету по образованию администрации Санкт-Петербурга и губернатору Санкт-Петербурга, не закрывать детский дом 47 Приморского района.

Татьяна Вольтская: Воспитанники этого детского дома получали шанс не попасть в специализированные детские дома для детей с задержкой психического развития, во многих из которых права детей нарушаются грубейшим образом. Эти нарушения продолжаются и потом, когда выпускники попадают психоневрологические интернаты.

Роман Чорный: Случай Першина Андрея Евгеньевича, который проживал в психоневрологическом интернате № 10. Он сирота и в детском доме его обучали по упрощенной программе, трудовым навыкам специально не обучали. В психоневрологическом интернате № 10 он обучался по специальности столяра. Он сообщал, в частности, о следующих фактах: с 99 года 2-3 июня он вместе с другими ребятами работал на полях в совхозе на уборке овощей. После конфликта со старостой комнаты, в которой проживал Першин, по прибытию в психоневрологический интернат № 10 Першин Андрей в наказание за якобы неподобающее поведение получал в течение месяца уколы психотропного препарата, названия которого он не знает. Затем Першина перевели в другую палату, отменили уколы, назначили таблетки и еще полтора месяца держали на постельном режиме.


В 2004 году из психоневрологического интерната Першина снова отправляли в психбольницу № 1 имени Кащенко. Почему это произошло? Першин со своей девушкой стояли на лестнице, курили, дежурный врач проходила мимо, сделала замечание, почему они в 9 часов вечера стоят и курят. Першин ответил, что докурит и уйдет. Никакого реального конфликта не было. Вскоре после этого Першину стали давать психотропные препараты, а на третий день отправили в психиатрическую больницу имени Кащенко, где он пробыл месяц. Там Першину давали аминазин в таблетках, а отделение было переполнено и пациенты спали даже в коридоре на диванах. По сообщениям Першина, гулять в психиатрической больнице имени Кащенко выводили только летом, и то редко. На самом деле это пытка - быть лишенным прогулок. Даже в тюрьмах серьезное наказание, когда человека лишают прогулок.

Татьяна Вольтская: К сожалению, до сих пор в психоневрологических интернатах действует система, по которой зарплата и надбавки у врачей и медперсонала зависят от заполняемости учреждения, поэтому вырваться оттуда чрезвычайно трудно не только сироте, выпускнику детдома, но и ребенку, родителей которого уговорили временно поместить его туда для обучения. Так случилось с Марией Ткачевой, которая горько жалеет, что поддалась на уговоры врачей и отдала 11-летнего сына в психоневрологический интернат.

Мария Ткачева: Мне его оттуда не отдают, мотивируя тем, что я алкоголик. Мы отдавали ребенка туда для того, чтобы он обучался. Хотели на пятидневку, нам сказали, что лучше на постоянное. Посоветовали в диспансере районном.



Татьяна Вольтская: А то, что вы алкоголик, это как-то доказано?



Мария Ткачева: Нет, я могу любые справки предоставить, любые характеристики с места работы, отовсюду.

Татьяна Вольтская: Чтобы помогать Марии Ткачевой воспитывать сына, к ней переехала ее сестра, которая принимает большое участие в ребенке.

Сестра: Мы отдали ребенка в интернат для обучения, а не для того, чтобы из него делали действительно овощ. Первые три дня, когда был дома, он был овощем. То есть вот это самая главная проблема.



Татьяна Вольтская: И сейчас он там? А почему вы не можете по подписке взять?



Сестра: Они нам не отдают, мотивируя тем, что он прописан у них, он числится за ними. И мама не имеет никакого права ребенка взять домой. Только общение в стенах интерната и все. Нарушение режима, как они говорят. У нас зафиксировано справками, приходила наш терапевт из 9 детской поликлиники. Ребенок был дома, он болел ОРВИ, все справки на этот счет есть. Однако в интернате говорят, что это нарушение режима, что мы обязаны были больного ребенка с температурой везти туда. На данный момент мы ребенку нашли выход на нормальных учителей, на нормальное обучение. И поэтому хотим забрать на домашнее содержание. Дома он совершенно адекватен, а после препаратов он не похож на человека.

Татьяна Вольтская: Очень обеспокоена ухудшением состояния своего племянника, находящегося в одной из психиатрических клиник, Валентина Александрова.

Валентина Александрова: Медперсонал не дает никакую информацию о характере заболевания, длительности лечения, последствиях после такого лечения, о точном диагнозе, заключении медкомиссии. Чем больше я что-то спрашиваю, тем меньше со мной разговаривают. Заняться там нечем, воспитателей, психологов нет, один врач. Коридоры, палаты, тумбочки, все пустое, держать ничего нельзя, своего приносить нельзя. В учреждении создаются условия не для лечения и жизни, а наоборот для еще большей деградации человека.

Татьяна Вольтская: Об отношении к этой проблеме Европейского суда по правам человека говорит юрист, правозащитник, лауреат диплома института Рене Кассина Ольга Щуковская.

Ольга Щуковская: Европейская конвенция, безусловно, это инструмент, который наиболее приближен к практическому осуществлению права и реализации защитных механизмов через суд, через международную инстанцию. Вообще судебные способы защиты действительно имеют преимущества по сравнению с иными. Но даже в режиме национальных инстанций защита прав детей крайне затруднена собственно в силу процессуальных правил, поскольку они должны иметь своего представителя. Европейский суд подчиняется собственным правилам, вырабатывает свои автономные категории и принимает жалобы как от несовершеннолетних, так и от недееспособных.


Из практики суда наиболее применимы нормы, гарантируемые статьями о праве на уважение частной жизни и семье, праве на справедливый суд, праве на образование и что наиболее печально - праве не подвергаться пыткам, жестокому и бесчеловечному обращению. Проблема настолько вопиющая и настолько тяжело даже говорить об этом по-человечески, а мы говорим о детях, лишенных свободы, содержащихся в условиях, где они подвластны властям. То есть для Европейского суда человек, содержащийся в тюрьме, в следственном изоляторе и человек, содержащийся в психоневрологическом отделении - это приближенно одинаковые условия, поскольку человек утрачивает свободу и находится в руках властей. Поэтому эти дети, не будучи осужденными ни за какие противоправные деяния, оказываются фактически в положении осужденных. Более того, отношение к этим пациентам, если мы не говорим о сугубо фактах, которые объясняются экономическими причинами - плохие условия содержания, грязные матрасы, давайте скажем о страшных случаях - о случаях применения телесных наказаний, физического насилия преднамеренного. Все эти виды квалифицируются как пытка, а не как те составы, которые фигурируют в делах, возбуждаемых против этих граждан, как произвол или превышение полномочий.

Татьяна Вольтская: Понятно, что проблема существует не только в Петербурге. Из статьи Инны Тимченко в газете "Невское время" за 18 мая 2007 года.



«В Тверской области доказанными оказались случаи, когда семеро девушек использовались как подсобные работницы на ферме, бесплатно ухаживали за животными. В одном из подмосковных домов-интернатов для умственно отсталых детей во время работы в мастерских детей заставляли колотить гробы для своих же умерших товарищей, а также копать могилы и участвовать в погребении вместо гробовщиков. В Дрюзском психоневрологическом интернате Смоленской области его выпускники показали карцер - помещение кирпичной кладки с земляной ямой, наполненной водой. Вместо кровати деревянные козлы и несколько грязных матрасов прямо на земле. Сюда подопечных бросали на несколько дней без еды. Часто причиной наказания становился незначительный конфликт с персоналом, например, пролитый компот или попытка поинтересоваться распределением своей пенсии. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Владимир Лукин обращался в прокуратуру для проверки этих фактов и возбуждения по ним уголовных дел. Был подготовлен и направлен в Госдуму специальный доклад о соблюдении прав детей-инвалидов в Российской Федерации. Самое страшное, что дети, находящиеся в этой системе, не знают, кому пожаловаться на бесчеловечное обращение. А если даже и знают, то попросту лишены такой возможности из-за режима полной изоляции от общества.

Татьяна Вольтская: Говорит настоятель храма во имя святителя Николая при Военно-медицинской академии Петербурга протоиерей Александр Григорьев.

Александр Григорьев: То, что творится у нас в отношении детей беспризорных, в детдомах и психиатрических лечебницах – это хуже отношение, чем к домашним животным. Тем не менее, хочется не исправлять отдельные недостатки, а посмотреть в корень, что же такое психиатрия - наука или это миф или это идеология. Неоправданное помещение человека в психиатрическую лечебницу, особенно ребенка - это есть полная погибель для его души. Священное писание так определяет такое отношение к людям: если ты напрасно скажешь, что пустой человек, подлежишь суду. Если напрасно скажешь, что человек глупец, подлежишь высшему суду. А если напрасно обвинишь человека в безумии, подлежишь геенне огненной, то есть божьему суду. Если бы это психиатры знали, то они бы, наверное, остереглись. Но наша медицина, особенно психиатрия до сих пор держится на позиции атеизма, безбожия и даже не имеет никаких критериев по определению психического заболевания.



XS
SM
MD
LG