Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Федор Лукьянов: "Если начинаешь перечерчивать границы на Кавказе, то остановиться будет крайне сложно"


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.



Никита Татарский: В эти дни Джордж Буш впервые открыто заявил о том, как подчеркиваю средства массовой информации, что Косово необходимо предоставить суверенитет. Мы говорим о том, что у России на этот счет имеется жесткая политика, она настаивает на том, что Косово не должно получать независимость. О том, почему у России такая позиция, мы побеседовали с главным редактором журнала «Россия в глобальной политике» Федором Лукьяновым.



Федор Лукьянов: Последовательная позиция России, мне кажется, связана с целым рядом факторов, из которых, скажем, солидарность или симпатия с Сербии является наименьшим по значимости, хотя в виде фона присутствует. В основном я предположил бы, что Россия действительно не хочет возникновения этого прецедента. Западные комментаторы, как правило, исходят из того, что Россия как раз ожидает появления подобного прецедента, для того чтобы использовать его для признания или каких-то действий в отношении «замороженных» республик или квазиреспублик на постсоветском пространстве. В Грузии и Молдавии, мне кажется, ситуация иная, поскольку с точки зрения такого рационального расчета появление данного прецедента сейчас, провозглашение и обещание независимости Косово, безусловно, найдет горячий отклик и в Абхазии, и в Южной Осетии, и в Приднестровье, и в Карабахе, - так вот, появление такой атмосферы сейчас России совершенно ни к чему. Потому что тем самым давление из этих республик на Россию с целью добиться аналогичных действий, а также давление тех достаточно влиятельных сил в Москве, которые очень приветствуют такой сценарий, то есть заинтересованы в решительных действиях России по приращиванию своей территории, вот это давление значительно усилится.


Как мне кажется, во-первых, это очень опасный путь, и более-менее ответственные политики и в российском МИДе, и в российском руководстве в целом понимают, что если начинаешь перечерчивать границы на Кавказе, то остановиться будет крайне сложно. А во-вторых, даже чисто электорально что ли в преддверии выборов, а у нас фактически уже избирательная кампания идет, появление такого компонента в общественных настроениях, такого, я бы сказал, националистически-реваншистского, Кремлю, как мне кажется, совершенно не нужно. И в связи с этим это такая позиция, которая, кроме всего прочего, выигрышна, поскольку, строго говоря, идет в соответствии, в русле международного права.


Мне кажется, что Россия обозначила довольно четко тот путь, по которому Западу следует идти, дабы добиться изменения ее позиции. Работать надо прежде всего не с Россией, а с Сербией. Российские руководители многократно говорили, что они не поддержат никакого решения, которое не будет принято обеими сторонами, то есть, в том числе, и сербами. Мне кажется, что и США, и Европа просто хотят получить статус Косово по дешевке, считают, что для этого достаточно просто изложить план – и никто никуда не денется. Ключ, мне кажется, действительно, сейчас лежит в Белграде. Россия неформально дает понять сербам, что до последней черты противостояния с западными странами ради Косово Москва не пойдет. Но Москва дает сербам время и возможность торговаться. Пока они этого делать не хотят, но, может быть, это связано с тем, что им не сделаны какие-то совсем уж интересные предложения, а это прежде всего, наверное, касается Евросоюза, который может заинтересовать Белград какими-то особыми темпами, условиями сближения с ЕС, чего белградские власти очень хотят.


XS
SM
MD
LG