Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Военный обозреватель Павел Фельгенгауэр о ситуации вокруг ДОВСЕ


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие журналист Павел Фельгенгауэр.



Марк Крутов: В столице Австрии, Вене, открылась чрезвычайная конференция для обсуждения ситуации вокруг Договора об обычных вооружениях в Европе. Этот договор - сокращенно ДОВСЕ - был подписан в конце 1990 года 16 странами - членами НАТО и 6 странами - участницами бывшего Варшавского договора. Сегодня, спустя 17 лет, одна из главных причин обеспокоенности России - именно по ее инициативе была созвана конференция - это отказ государств - членов НАТО ратифицировать измененный договор. Кроме того, сыграло свою роль и стремление США разместить свои противоракетные комплексы в Восточной Европе, против чего так же резко выступают российские власти. Может ли Россия выйти из договора и чем это грозит? Какие вопросы на самом деле являются камнями преткновения в этом конфликте? Об этом я спросил независимого военного эксперта Павла Фельгенгауэра.



Павел Фельгенгауэр: Как следует из заявлений Владимира Путина, а также Сергея Иванова, который у нас сейчас первый вице-премьер и, как все полагают, будущий президент, основной претендент на этот пост, Россия уже приостановила свое участие в договоре, у нас сейчас мораторий, как они говорят. Другое дело, что юристы Министерства иностранных дел и обороны пытаются, похоже, объяснить Кремлю, что такой вещи, как мораторий, в договоре не предусмотрено, мораторий на его выполнение. То есть из договора можно либо выйти, либо нужно его исполнять. Но пока, по официальным заявлениям, мы прекратили режим верификации, оповещения, то есть основная часть, по сути, нынешняя договора ДОВСЕ. Поскольку все квоты, предусмотренные и исходным договором, и его модификацией 1999 года, настолько велики, что ни Россия, ни основные страны НАТО даже близко ничего не имеют к этим квотам, и основное сейчас - это именно оповещение, верификация, инспекция на местах. Мы вроде как это больше не делаем, во всяком случае так заявляем. И грозимся полностью его денонсировать.


Да, Москва заявляет, что Запад не выполняет эти договоры, были такие заявления, что ни одна страна НАТО не выполняет, что неправда. Все выполняют до сих пор. Там есть некоторые проблемы по Закавказью в первую очередь, поскольку бронетехника Южной Осетии, Абхазии, а в особенности Нагорного Карабаха, поскольку там ее больше, никак не учитывается, непонятно, как они идут - по грузинской квоте, по российской квоте. Они не учитываются, и они находятся вне договора. То есть такая проблема есть. В основном договор выполнен, исполняется.


Наши проблемы в том, что мы хотели адаптировать договор, его адаптировали и подписали в Стамбуле в 1999 году все участники, но после этого Запад заявил, что ратификация будет только после того, как мы выполним всем так называемый стамбульские обязательства. То есть параллельно с подписанием адаптированного ДОВСЕ Россия тогда обязалась полностью вывести свои войска из Грузии, из Молдавии, а вот выводить полностью не хочется. Ну, вот из Грузии мы сейчас завершаем вывод, хотя там остаются миротворцы и есть некоторые проблемы по базе в Гудауте. А вот из Молдавии выводить точно не собираемся то, что там осталось, правда, говорим, что тяжелую технику вывели. Запад говорит, что, нет, выводите целиком, раз Молдавия настаивает на выводе. А пока не выведете, мы не будем этот договор ратифицировать. Кроме того, в договор не входят страны Прибалтики. Они тоже говорят, что готовы присоединиться, но после того, как договор будет открыт для ратификации.


То есть опять сейчас все конкретно упирается в вывод российских войск, окончательный вывод, из Молдавии, чего Россия делать не хочет, а Запад на этом настаивает. Вот эта позиция уже давно, противоречия тоже давно уже здесь сложились, и, в общем, с американским ПРО в Европе это не связано. Проблема возникла до того и впрямую не связана. Хотя ухудшение отношений между Россией и Западом не способствует и разрешению проблемы по ДОВСЕ.


XS
SM
MD
LG