Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Палестинская автономия на грани гражданской войны


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский.



Кирилл Кобрин : Палестинская автономия находится на грани гражданской войны. Впрочем, некоторые эксперты считают, что эта грань уже позади. Вооруженные столкновения между боевиками организациями ФАТХ и правящей группировки ХАМАС идут уже по всей территории сектора Газа. ФАТХ объявила о выходе из коалиционного правительства Палестинской автономии. Лидер партии, глава автономии Махмуд Аббас обвинил партнера по коалиции - движение ХАМАС - в попытке переворота. В свою очередь боевики ХАМАС захватывают стратегические объекты в Газе. Столкновения продолжаются уже пятые сутки. За это время погибли по меньшей мере 55 человек, десятки ранены. Госдепартамент США призвал американских журналистов и их западных коллег воздержаться от посещения Газы. Наблюдатели предупреждают, что столкновения могут перекинуться и на Западный берег Иордана.


Министр иностранных дел автономии Зиад Абу Амр, который считается независимым политиком, призвал к восстановлению перемирия между враждующими группировками.



Зиад Абу Амр : ФАТХ пока не решило как ей быть с ХАМАС, но, мне кажется, не имеет смысла разрушать правительство национального единства. Надеюсь, что ФАТХ и ХАМАС смогут урегулировать разногласия, и сохранят это правительство. Потому что оно - единственный оптимальный выход для палестинцев.



Кирилл Кобрин : Насколько глубок раскол в палестинской политической элите? Есть ли пути выхода из нынешнего кризиса? Об этом мой коллега Андрей Шароградский побеседовал с московским востоковедом, профессором Института востоковедения Российской академии наук Ириной Звягельской.



Андрей Шароградский : Как бы вы объяснили ту ожесточенность боев, которые сейчас идут в Газе между группировками ФАТХ и ХАМАС?



Ирина Звягельская : Мне кажется, что ожесточенность она постоянно нарастала. К сожалению, сложилась такая ситуация, когда ни та, ни другая сила (ни ФАТХ, ни ХАМАС) не могут монопольно утвердить за собой право управления Палестиной и представительства палестинского. Хотя формально, конечно, как мы знаем, президент Палестинской автономии, палестинской власти это Махмуд Аббас. Но, тем не менее, в принципе, все равно существует эта патовая ситуация. Более того, они слишком, как мы помним, расходятся по своим политическим подходам. И вот все это вместе, но, главным образом, как я считаю, это все-таки борьба за власть, борьба за монополию, она и определила столь ожесточенные столкновения. Но этот процесс нарастал. Они уже достаточно давно с помощью силы выясняют отношения между собой.



Андрей Шароградский : Как вы считаете, можно ли назвать то, что сейчас происходит в Газе, гражданской войной?



Ирина Звягельская : То, что происходит в Газе уже довольно давно можно назвать гражданской войной, на самом деле. Потому что фактически они все льют кровь друг друга. Это братоубийственное столкновение. Здесь, по-моему, ни у кого нет ни малейших сомнений. Очень жаль, что все попытки каким-то образом предотвратить все это, в частности, путем создания правительства национального единства, где они были бы представлены сбалансировано, они практически провалились.


Еще один момент, о котором я хочу сказать. Всегда возникает вопрос - насколько и кем контролируются вооруженные группировки, которые вступают в столкновения? Это тоже очень важный вопрос, потому что, что говорить, различного рода партизанские формирования, не регулярные формирования всегда очень плохо контролируются. Ведь речь же не идет о государственном образовании. Речь идет только об административном.



Андрей Шароградский : Скажите, а какие-то выборы могли бы разрешить ситуацию?



Ирина Звягельская : Я в этом не уверена. Не уверена, потому что никогда нельзя проводить выборы в условиях столь ожесточенной вооруженной борьбы. Мне кажется, что для того, чтобы прийти к выборам в дальнейшем, надо решить проблемы, именно связанные с прекращением кровопролития. Вот непосредственно покончить с этим, а потом уже говорить о выходе из положения с помощью таких политических мер как выборы или создание новых правительств и так далее.



Андрей Шароградский : Но ведь перемирия между ФАТХ и ХАМАС уже заключались неоднократно и, в конце концов, нарушались. Как же можно остановить это кровопролитие?



Ирина Звягельская : Честно сказать, я не знаю, каким образом его можно остановить. Наверное, если бы у всех были готовые рецепты, то это можно было сделать достаточно легко. Боюсь, что в данном случае... Знаете, как бывает с гражданскими войнами? Они начинают затухать только тогда, когда уже уровень потерь, когда уровень ожесточенности становится неприемлемым для обоих сторон, когда совершенно очевидно, что это все ведет только к взаимному уничтожению, и никому не приносит политических дивидендов. Боюсь, что это та самая ситуация, когда еще нужно время для того, чтобы это было осознано наиболее реалистически мыслящими силами.



Андрей Шароградский : А какое-то международное вмешательство может повлиять на ход этого конфликта?



Ирина Звягельская : Наверное, международное вмешательство могло бы быть позитивным моментом. Но, согласитесь, когда идет такая вот неконтролируемая, причем все более ожесточенная взаимная резня, когда даже госпитали становятся для ряда отрядов целями, когда раненые уничтожаются, больные люди, в этих условиях представить себе какого-то международного военного контингента, который совершенно точно тут же сам станет мишенью, и будет заниматься тем, чтобы защищать только себя, вот это тоже представляется сейчас проблематичным. Мне кажется, что все-таки в любом случае международное вмешательство должно быть направлено на то, чтобы каким-то образом усадить эти конфликтующие стороны за стол переговоров, добиться от них каких-то политических решений и подкрепить эти решения уже тогда, скажем, международными контингентами.



Андрей Шароградский : А если бы это влияние, я имею в виду международное влияние, было направлено на Тегеран и Дамаск, которые поддерживают ХАМАС, могло бы ли это сыграть положительную роль?



Ирина Звягельская : Я не уверена, что у ХАМАС нет собственной политической повестки дня. Она есть. И то, что ХАМАС победил на первых демократических выборах, это же не случайно. Да, он пользуется поддержкой внешних сил. Но, конечно, эти внешние силы, возможно, при определенных условиях, могли бы оказать на него такое умиротворяющее воздействие. Но, мне кажется, что при этом не надо принижать собственной роли ХАМАС, их собственные стратегии.




XS
SM
MD
LG