Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Споры вокруг будущего государственного статуса Косово; Конституционный суд России рассмотрит дело боевиков, убитых в Нальчике 2 года назад; Судьба нового законопроекта в США об иммигрантах; Как одолеть целлюлит?




Споры вокруг будущего государственного статуса Косово



Сергей Сенинский: ... Президент США Джордж Буш во время своего недавнего визита в Европу открыто поддержал идею провозглашения независимости Косова, сообщив, что, если не удастся договориться в Совете безопасности ООН, Соединенные Штаты в одностороннем порядке готовы признать независимость этого края, официально входящего сегодня в состав Сербии...


Руководство самой Сербии категорически против отделения Косова, возлагая надежды на Россию, точнее – её сопротивление, как считают в Белграде, недопустимому прецеденту в международных отношениях. Подробнее об этом – наш корреспондент в Белграде Айя Куге...



Айя Куге: «Америка не имеет право кому-то дарить территорию, которая ей не принадлежит» - сердито реагировал на заявление Джорджа Буша премьер-министр Сербии Воислав Коштуница. Президент Борис Тадич высказался дипломатичнее, но решительно отверг саму возможность того, что Сербия когда-либо согласится с потерей Косова, тем более, если такое решение будет принято вне Организации Объединённых Наций. Глава недавно сформированного министерства по Косово Слободан Самарджич заявление президента Америки назвал угрозами, цель которых – оказать давление на Россию, Европейский союз и Сербию.



Слободан Самарджич: До сих пор Совет безопасности ООН и международная дипломатия стремились к достижению соглашения по Косову, и я не ожидаю, что в ближайшее время что-то существенно изменится. Только американцы время от времени будут делать такие сильные заявления.


Мы считаем: если бы текст декларации по Косово был поставлен на голосование в Совете Безопасности ООН, Россия воспользовалась бы своим правом вето. Тогда Америка пошла бы на односторонний шаг, посоветовала бы албанцам провозгласить независимость и признала бы эту независимость. Такие угрозы существуют. Это угрозы, которые на данном этапе имеет цель оказать давление на всех участников процесса – не только на Евросоюз и Россию, но и на Сербию, чтобы она смягчила свою позицию. Однако угрозы не достигнут цели...



Айя Куге: Многие наблюдатели ожидают, что компромисс по вопросу будущего статуса Косово будет достигнут на встрече президентов России и США в июля, однако бывший сербский министр иностранных дел Горан Свиланович уверен, что обсуждение может продлиться до осени.



Горан Свиланович: Я считаю, что Сербия получила слова утешения - в Москве, а косовские албанцы - слова утешения от президента Буша во время его визита в Тиране. Но ни одни, ни другие не получили больше ничего!.. Я уверен, что ничего существенно не измениться ни после встречи, которую все ждут с таким нетерпением – встречи в июле президентов России и США в частном имении Джорджа Буша.


В заявлениях президента Буша о Косово я нахожу сигнал всем быть терпеливыми, и что переговоры с Россией и Сербией будут продолжены. Вероятнее всего, в итоге Косово будет независимым – это то, что Буш особенно подчеркнул. Но одновременно я его заявления понимаю так, что до этого необходимо ещё время для переговоров. Больше всего это время нужно Европейскому Союзу, который всё ещё взвешивает и пытается определить свою позицию. Думаю, что обсуждение проблемы продлится ещё несколько месяцев до того, как будет обеспечена поддержка новой резолюцию в Совете безопасности ООН. И только если она этой поддержки не получит, будет задействован другой сценарий, помимо Совета безопасности.



Айя Куге: Актуальным в Сербии стало обсуждение вопроса, как поступить в случае, если от независимости Косово будет зависеть евро-атлантическая интеграция страны, которую новое правительство ставит первой из пяти своих главных стратегических целей. В среду в Брюсселе возобновились переговоры Сербии о возможном вступлении страны в Евросоюз. Министр иностранных дел Вук Еремич отказывается признать, что проблема суверенитета Косово может быть связана с вступлением в ЕС.



Вук Еремич: Любые действия, которые могут быть предприняты вне Организации Объединённых Наций, имели бы односторонний характер и являлись бы грубым нарушением международного правового порядка. Европейский путь Сербии не обусловлен, и не может быть обусловлен нашей позицией по вопросу Косова. Сербия не может отказаться от своего суверенитета в Косово, как не может отказаться от своего европейского будущего. Одинаково энергично мы будем настаивать и на одном, и на другом.



Айя Куге: Бывший посол Югославии в России Душан Лазич предупреждает, что в Белграде вопрос независимости Косово понимают слишком упрощённо, не учитывая того факта, что для великих держав эта проблема является важной лишь в контексте их взаимных отношений и противоположных стратегических интересов.



Душан Лазич: Я считаю, что положение Сербии намного сложнее, чем думает наша общественность - это проистекает из заявлений наших официальных лиц. Мы попали в неблагоприятную ситуацию, которая может иметь для нас далеко идущие негативные последствия.


Мы оказались в зоне разнонаправленных интересов наиболее влиятельных стран мира, их противоположных позиций. Ни одна маленькая страна не может ожидать от этого ничего хорошего, нужно предпринять всё, чтобы выбраться из этой зоны. Есть такая поговорка: когда слоны дерутся, трава исчезает. Мудрая политика должна найти выход из этой ситуации, чтобы ущерб для нас был наименьшим.



Айя Куге: Сербия весной отвергла план специального представителя генерального секретаря ООН Маарти Ахтисаари о предоставлении Косово независимости под международным контролем. Официальный Белград, при поддержке Москвы, требует нового раунда переговоров с косовскими албанцами, несмотря на то, что до сих пор такие переговоры не дали результата. Зависит ли теперь что-то от Сербии? Душан Лазич.



Душан Лазич: От нас мало что теперь зависит, больше - от договорённости России, Америки и Европейского союза. И, например, от американской противоракетной обороны. Для России этот щит является крайне значимым вопросом, не менее важен он и для американцев. Это - крупные военно-стратегические интересы обеих сторон, и, если будет достигнуто соглашение между Россией и США о размещении противоракетной обороны в Азербайджане, то проблема Косова будет решена буквально в течение пяти минут. Тогда Россия уже не будет настаивать на своей нынешней позиции по Косово, а согласится всё решить на основе плана Ахтисаари. Но если произойдёт обострение отношений России и Соединённых Штатов по стратегическим вопросам в области вооружений, можно ожидать, что Москва не пойдёт навстречу Вашингтону, как и Вашингтон – Москве. Начнётся новое «похолодание» в их отношениях, которое отразится и на нас. Я не исключаю, что тогда может случиться то, о чём говорил президент США Джордж Буш: албанцы провозгласят независимость, нравится нам это или нет...



Айя Куге: Считается, что правительство Сербии готовится к тому, что независимость Косово все же может быть провозглашена. В Белграде звучат предложения, что нужно будет разорвать дипломатические отношение со всеми государствами, которые пойдут на признание суверенитета Косово. В последние дни официальные лица Сербии сообщают, что определённые дипломатические меры будут предприняты, но они в каждом отдельном случае ограничатся пересмотром уровня дипломатических отношений.



Душан Лазич: Если предположить, что независимость Косова будет провозглашена одним или другим способом, наши официальные меры должны быть такими, которые не наносили бы нам ущерба. Да, есть намёки на то, что мы готовы разорвать дипломатические отношения со всеми государствами, которые пойдут на признание независимости Косова. Но в такой ситуации разрыв, даже если он опирается на международные правовые нормы и наши интересы, означал бы путь Сербии к самоизоляции, от которой мы сами больше всего и пострадали бы. Нельзя предпринимать такие импульсивные и эмоциональные шаги из-за своего недовольства! Мы должны быть реалистами. Не нужно забывать, что Сербия - относительно Косова – упустила время что-либо предпринимать. Вместо решения статуса области, мы годами предлагали политический лозунг: «Больше, чем автономия, меньше, чем независимость». Однако мы этот лозунг не наполнили содержанием, политической и дипломатической активностью, считали, что лозунг будет работать вместо нас, но этого - не случилось.



Айя Куге: Сербия, противясь обретению краем Косово независимости, опирается и на международное право, и на эмоции. Никто в её руководстве открыто не соглашается с утратой части территории страны, несмотря на то, что реальность – другая: Косово уже восемь лет живёт своей, отдельной от Сербии жизнью. Косовские албанцы категорически отказываются жить в Сербии, а сербы не готовы интегрировать албанцев в своё государство, считать их гражданами страны. Посол Душан Лазич.



Душан Лазич: Любое правительство в мире вряд ли согласилось бы с решением, в результате которого разделяется страна. Территориальная целостность - крайне важный принцип, основа многих государств, дистанцирующихся от плана Ахтисаари. Однако, нужно учитывать и то, что происходило в Косово в последние годы. Мы должны открыто признать, что Косово уже восемь лет де-факто не является частью Сербии!..



Айя Куге: Это было мнение сербского дипломата Душана Лазича.


В Приштине объявлен конкурс на флаг и герб независимого Косова. По условиям конкурса, символы нового государства должны быть определены до конца июня...



Конституционный суд России рассмотрит дело боевиков, убитых в Нальчике 2 года назад



Сергей Сенинский: В четверг в Конституционном Суде России состоится заседание по иску группы родственников боевиков, убитых 2 года назад - 13 октября 2005 года - в городе Нальчике. Они опротестовывают один из пунктов статьи 14-ой федерального «Закона о погребении и похоронном деле», который гласит, что тела убитых в ходе пресечения террористических акций не выдаются и о месте их погребения не сообщается. Представитель пострадавших в Конституционном суде и Европейском суде по правам человека Лариса Дорогова считает, что речь идет о нарушении Конституции, поскольку убитые признаются террористами без всякого судебного решения.


На прошлой неделе, 6 июня, Дорогова получила уведомление том, что тела 95 убитых были кремированы еще год назад, 22 июня 2006 года. Этот факт и станет главным вопросом обсуждения на заседании Конституционного Суда. Тему продолжит Андрей Бабицкий:



Андрей Бабицкий: Родственники погибших были в шоке от страшного известия, тем более, что как раз год назад на встрече с ними президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков твердо обещал им, что тела будут преданы земле на территории республики. Говорит мать погибшего Беслана Эрджибова Фатима Эрджибова.



Фатима Эрджибова: Что можно думать, что можно говорить материнскими чувствами? Это, естественно, беззаконно абсолютно. Мы никто для государства, нас так, можно сказать, поставили. Мы для государства никто, они нам так и писали раньше, давали ответы, что лично я не потерпевшая, не пострадавшая. Каждая мать, каждый отец, стоявшие здесь, то же самое нам говорили год назад. Наш президент обещал, что через два года будет известно, где похоронены будут наши дети, о кремировании не было речи, когда были на приеме у нашего президента Канокова. Они, видимо, не посчитали ни нас, ни наших детей за людей. Я этому государству, как мать, ни одному закону не верю, ни одному закону Российской Федерации. Каждая мать здесь считает точно так же, как и я. Я лично живой труп хожу на этой земле год и восемь месяцев. Ни одного ответа положительного ни от кого мы не смогли добиться. А все-таки было обещано, что будут по месту жительства захоронения идти, а на самом деле поступили с нами очень жестоко. Это не передать словами - материнские чувства, очень тяжело. Где это видано - кремация на Кавказе?



Андрей Бабицкий: Лариса Дорогова, ссылаясь на своих доверителей, говорит о попытках следствия скрыть следы пыток, которые применялись, по крайней мере, к одному из задержанных 13 сентября и скончавшемуся на следующий день Санукову Зауру.



Лариса Дорогова: Родственники погибших считают, что были совершены незаконные жестокие действия по отношению к еще живым задержанным, кроме этого было еще бесчеловечное отношение к трупам, условия хранения были нарушены ужасно. Кто зашел в вагон, все это видел. И вот эти следы преступлений необходимо было скрыть. Вот этим родственники объясняют произошедший факт. Яркий пример этому - Сануков. Об этом было заявлено, официально прокуратура ответила, что Сануков выбросился из окна вагона и оснований для возбуждения уголовного дела нет. Санукова опознавали родственники в вагоне, у него были следы побоев везде, у него была шея перебита, на лице, на голове не было живого места. Такие вещи не происходят при падении с балкона - это во-первых. Во-вторых, он глубоко верующий человек и никогда бы не пошел на самоубийство. Поэтому родители считают, что его запытали в УБОПе.



Андрей Бабицкий: Следственные органы пытались скрыть тот факт, что Сануков задержан. Поначалу утверждали, что он погиб во время вооруженных столкновений в городе, однако задержание происходило вечером 13 октября при свидетелях в селе. Родственникам удалось доказать, что, по крайней мере, 14 Заур был еще жив. Сегодня многие из пострадавших считают, что могли быть и другие аналогичные жертвы, человека задерживают, пытают, он умирает во время следствия, а его смерть в официальных документах представлена как результат контртеррористической операции 13 октября. Однако доказать что-либо невозможно, родственников и адвоката не допускают к материалам дела.



Лариса Дорогова: Уголовное дело, которое расследуется, родственников погибших не допустили, мы до сих пор с первого дня обжалуем действия следственной группы через суд, проходим все инстанции уже по которому кругу. Когда мы выигрываем, Верховный суд отменяет, когда мы проигрываем, опять Верховный суд отменяет. И мы уже, наверное, много судебных инстанций прошли.



Андрей Бабицкий: Теолог-исламовед Бахтиар Арипов уверен, что речь в данном случае идет о намеренном оскорблении чувств верующих.



Бахтиар Арипов: Мы здесь не находимся на теологической дискуссии, мы обсуждаем факты, реалии сегодняшнего дня. Реалии сегодняшнего дня таковы, что народное верование на Кавказе, среди кавказских народов существуют. Более того, работники службы исполнения наказаний о существовании таких верований не могли не знать. Поэтому исправление народных поверий и предрассудков нужно оставить соответствующим компетентным лицам, муллам, работникам, имеющим соответствующее духовное образование. Оперируя фактами, необходимо сказать, что налицо, безусловно, имеет место заведомый шаг, направленный на проявление неуважения к народным традициям Северного Кавказа. Поэтому с какой бы точки зрения мы бы ни посмотрели на проблему, как с точки зрения традиционного ислама, для которого кремирование покойника является строго порицаемым нарушением традиций, так и с точки зрения народных верований, в которых обряд кремации является просто святотатством. И в том, и в другом случае, независимо от того, имеют ли место просто порицаемые действия или святотатство со стороны тех, кто принял решение о кремации, мы имеем дело с сознательным, хорошо продуманным шагом, направленным на проявление демонстративного неуважения к мусульманам и самой мусульманской традиции в тех или иных формах ее проявления в данном регионе.



Андрей Бабицкий: Адвокат Лариса Дорогова говорит о том, что и с правовой точки зрения кремация носила абсолютно незаконный характер.



Лариса Дорогова: Тела кремировать нельзя было ни с человеческой точки зрения, ни с правовой точки зрения. Потому что на основании тех же законов, на которые ссылается прокуратура при невыдаче тел - это закон о погребениях и похоронном деле и положения о погребении лиц, убитых в результате антитеррористической операции, в этих нормах не предусмотрено, что тела можно или нужно кремировать. В законе предусмотрено, что погребение таких тел производится по месту совершения преступления в субъекте Российской Федерации органами по захоронению субъекта Российской Федерации или органами местного самоуправления. То есть, во-первых, это должно было произойти погребение на территории нашей республики. В законе о погребении и похоронном деле указано, что погребение происходит в соответствии с обычаями и традициями - так прямо указано в законе. Естественно, известно, какие у нас традиции и обычаи, у нас производится захоронение, кремации у нас нет в обычаях нашего народа. Кремация предусматривается законом о погребении и похоронном деле, но это только по желанию родственников или если это указано в завещании человека, который впоследствии умирает. Это прямо указано. И почему в данном случае кремировали тела, нам непонятно, никак с правовой точки зрения не объясняется.



Андрей Бабицкий: Бахтияр Арипов полагает, что у родственников не должно быть сомнений в том, что души усопших найдут загробное упокоение. Ислам не устанавливает зависимости судьбы души человека от условий погребения его тела.



Бахтияр Арипов: Согласно канонам традиционного ислама, существует сунна или традиция пророка, строго рекомендуемая к исполнению, которая вписывает совершение над покойным определенных обрядов – это обряд омовения и чтение заупокойной молитвы. Несмотря на то, что это не является на сто процентов обязательным в том случае, если у родственников покойного не имеется физической возможности совершения этого обряда, такой обряд является строго рекомендуемым. Поэтому заведомое пренебрежение таким обрядом или традицией является уже само по себе признаком неуважения к той религиозной конфессии, которой придерживался покойный. Это первый аспект. Второй аспект проблемы заключается в том, что на Северном Кавказе среди народов Северного Кавказа бытует представление о том, что душа в загробном мире будет, мягко говоря, иметь проблемы в случае, если над покойным обряд не был совершен. Конечно, хотелось бы успокоить родственников покойных - это не более, чем народное верование, поскольку и во время Великой Отечественной войны были герои-мусульмане, которые заживо горели в танке и тонули на корабле, на подводной лодке, над ними не было возможности совершить такого обряда, но они мученики за правое дело и, бесспорно, их души, мы молим всевышнего Аллаха, чтобы не имели никаких проблем в загробном мире.



Андрей Бабицкий: 14 июня Лариса Дорогова выступит в Конституционном суде России с тем, чтобы доказать несоответствие статьи 14 пункта первого закона о погребении конституции. Эта статья устанавливает виновность лиц, уничтоженных во время контртеррористической операции, без всякого решения суда, говорит она.



Судьба нового законопроекта в США об иммигрантах


Сергей Сенинский: Конгресс Соединенных Штатов пока не может принять новый иммиграционный закон, предусматривающий возможность легализации для нелегальных иммигрантов. При рассмотрении в Сенате законопроект столкнулся с непредвиденными осложнениями и может быть отклонен. В этом случае иммиграционная реформа в США окажется надолго отложенной. Рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов:



Владимир Абаринов: В американской законодательной практике такие случаи не редкость – законопроект, одобренный нижней палатой, не может пройти через верхнюю. В таких случаях говорят, что закон «умер в Сенате».


Проект иммиграционной реформы стал результатом трудного межпартийного компромисса. Однако противники «иммиграционной амнистии», как они называют реформу, не прекращают попыток торпедировать новый закон. Они взяли на вооружение тактику обструкции – не позволяют закрыть дебаты и поставить законопроект на голосование. По регламенту для того, чтобы подвести черту под прениями, необходимо 60 голосов, а набрать удается только 45.


Водораздел проходит отнюдь не по партийной линии, а скорее по географической: законодатели от штатов, граничащих с Мексикой, настроены, как правило, на репрессивную иммиграционную политику.


Президент Буш настолько обеспокоен судьбой законопроекта, что звонил ключевым сенаторам, от которых она зависит, уже с борта самолета по дороге из Европы. По прибытии он в очередной раз выступил с речью в поддержку реформы.



Джордж Буш: Это - трудная для многих проблема. Я понимаю это. Но именно потому, что это трудно, мы должны удвоить усилия и довести дело до конца. Пришло время, когда это необходимо сделать. Невзирая на то, что кому-то это трудно по политическим соображениям, я твердо верю, что ради блага этой страны вашингтонские политики должны продемонстрировать смелость и решительность и принять эту всестороннюю иммиграционную реформу. Нынешняя система не работает. Многие американцы говорят, что правительство не защищает границу. Система сломана, потому что есть люди, проникающие на территорию Америки, чтобы делать работу, которую не делают американцы, и есть достойные, честные предприниматели, которые нанимают их, не зная об их нелегальной статусе, тем самым нарушая закон. Система сломана, я считаю, потому, что есть 12 миллионов человек, живущих «в тени» свободного общества. Система сломана, потому что есть люди, которые эксплуатируют других людей ради наживы. Потому что есть койоты – те, кто занимается контрабандой людей – и берут огромные деньги с честных людей, которые всего-навсего хотят работать, чтобы было чем накормить семью. У нас существует целая индустрия подделки документов, потому что система сломана, и людям нужны фальшивые бумаги, чтобы заработать там, где не хотят работать американцы, на хлеб насущный себе и своим детям. Есть владельцы так называемых гостиниц, а на самом деле - не отвечающих никаким нормам лачуг, которые они сдают людям, нелегально проникшим в нашу страну. Иными словами, мы имеем систему, которая заставляет людей - хороших, честных людей – идти в кабалу. Пришло время решить эту проблему...



Владимир Абаринов: Америка сталкивается с проблемой «бездокументных иностранцев» не впервые. Проблема состоит в том, что без нелегалов американская экономика обойтись уже не может. Ресторанный, отельный, строительный бизнес, сельское хозяйство, пищевая промышленность – в этих отраслях нелегалов больше, чем работающих на законных основаниях. Выход один – легализовать их. Последнюю иммиграционную амнистию провел в 1986 году президент Рейган. Тогда легальный статус получили люди, незаконно въехавшие в страну до 1972 года – таких набралось шесть миллионов человек. И вот теперь, по официальной оценке, нелегалов снова уже 12 миллионов.


Новый закон даст им возможность легализоваться. Тот, кто оказался на территории США до 1 января 2007 года, сможет подать заявление о предоставлении ему визы категории Z, которая означает не только легальный вид на жительство, но и право на работу. Он должен будет заплатить штраф в размере 5000 долларов (можно в рассрочку). Обладатель визы Z имеет право встать в конец очереди за «грин-картой» - постоянным видом на жительство.


Закон вводит также в действие программу «приглашенных работников». 400 тысяч человек в год смогут получить визу категории Y, которая действительна два года. По истечении этого срока «рабочий-гость», как он называется в законе, должен на год вернуться на родину и потом еще дважды имеет право въехать в США по такой же визе. Он имеет право пригласить к себе семью по туристической визе сроком на 30 дней в год. Однако если он привозит с собой семью, то он теряет право на два повторных въезда. Пребывание в США по визе Y включается в ценз оседлости при рассмотрении прошения о статусе постоянного резидента. Параллельно с этими послаблениями США усиливают меры по охране своей южной границы.


Каковы аргументы противников закона? На недавних дебатах кандидатов в президенты от Республиканской партии этот вопрос бурно обсуждался. Один из самых непримиримых оппонентов сторонников реформы – конгрессмен Том Танкредо. Его спросили, каковы будут, по его мнению, последствия реформы, если закон будет все же принят. Том Танкредо нарисовал апокалиптическую картину.



Том Танкердо: Они будут невероятными и катастрофическими. Именно поэтому я настойчиво пытаюсь внушить американскому обществу всю серьезность проблемы.


Речь идет не только о количестве рабочих мест, которые мы можем потерять, или о количестве детей в наших школах, которые приводят нашу школьную систему к перенапряжению, или о числе пациентов, которые злоупотребляют нашей системой здравоохранения и извлекают выгоду из системы социального обеспечения этой страны. Речь не только об этом. То, о чем мы говорим, проникает в самое сердце этой страны. Выживем ли как нация – вот о чем идет речь! Вот что я имею в виду!


В этой битве «за» и «против» иммиграции проходит проверку на прочность наше желание сплотиться – или рассыпаться на множество осколков на балканский манер. Проходит проверку на прочность наша готовность удержать то, что мы называем английским языком, который скрепляет нас вместе и превращает в единую нацию. И это еще далеко не все пугающие последствия. На самом деле они гораздо значительнее, чем то, о чем мы спорили до сих пор. Да, я говорю суровые вещи. И я намерен сделать все необходимое, чтобы воспрепятствовать принятию этого закона. Я стану противником любого республиканца, который проголосует за него, потому что республиканцы способны заблокировать проект.



Владимир Абаринов: Категорически против законопроекта настроен фаворит республиканцев, бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани.



Руди Джулиани: Проблема с этим иммиграционным планом заключается в том, что он не ставит перед собой никакой общей цели. Это типичная вашингтонская бестолковщина, набор компромиссов. И когда смотришь на эти компромиссы, то гадаешь: сделает ли этот закон ситуацию лучше или хуже? Ведь главное, что должен делать закон – менять положение к лучшему. А в данном случае оно, похоже, изменится к худшему. Единая цель закона должна заключаться в том, что он должен позволить нам устанавливать личность каждого прибывшего сюда из-за рубежа.



Владимир Абаринов: Еще один кандидат, бывший губернатор Массачусетса Мэтт Ромни – и снова негативная оценка.



Мэтт Ромни: Я считаю, мы должны укреплять наше иммиграционное законодательство. К сожалению, в этом законе есть одна настоящая проблема. Это виза Z (зи). Она позволяет тем, кто оказался здесь нелегально, оставаться хоть на всю жизнь. Это просто несправедливо по отношению к миллионам людей со всего света, которые хотели бы приехать сюда на легальных основаниях, воссоединиться со своими семьями, отдать этой стране свои таланты и знания, которые нам требуются. Это просто несправедливо поставить нелегалов в начало очереди, в которой другие терпеливо дожидаются возможности приехать сюда законно...



Владимир Абаринов: Из всех кандидатов-республиканцев только сенатор Джон Маккейн считает новый закон справедливым и разумным решением проблемы. Он обращается к Руди Джулиани.



Джон Маккейн: Руди, ты только что описал наш закон, и я будут рад обсудить его с тобой. Он как раз позволяет наладить учет людей, которые находятся здесь нелегально. Он предусматривает проверку при найме на работу. Он позволяет нам избавиться от тех, чье присутствие здесь нежелательно, а остальным дает шанс остаться. Иммиграция, прежде всего и главным образом – это вопрос национальной безопасности. Не делать ничего – это и есть амнистия. Нам нужен закон, друзья мои. А если у кого-то есть идея получше – поделитесь ей с нами!



Владимир Абаринов: Но Джулиани остается при своем мнении.



Руди Джулиани: Я прочитал все 400 страниц. Одна из проблем Вашингтона состоит в том, что все говорят правильные вещи, но в законе этих вещей - нет. Там предусмотрены четыре или пять разных методов идентификации вместо одного. Нет никаких способов получить информацию о том, кто выехал из страны. Скажи, как ты установишь, кто у тебя есть в стране, если ты не знаешь, кто отсюда уехал? И потом, там не предусмотрено создание единой базы данных. Во многих странах она есть. В США – нет! 11 сентября, когда мы пытались понять, кто находится на территории страны и на каком основании, у нас ушли недели, чтобы установить это, потому что не было единой базы! Это - фатальный просчет закона.



Владимир Абаринов: Кандидаты демократов закон, напротив, поддерживают. Билл Ричардсон, губернатор штата Нью-Мексико.



Билл Ричардсон: Я - губернатор пограничного штата. Два года назад я объявил чрезвычайный пограничный режим из-за нескончаемого притока наркотиков и нелегалов в мой штат. Я занимаюсь этой проблемой каждый день. Моя позиция состоит в следующем. Я не поддержу закон, который разлучает семьи. Я не поддержу закон, который возводит между двумя странами стену вроде Берлинской.


Что обязательно должно быть в хорошем иммиграционном законе? Увеличение численности пограничной охраны. Необходимо удвоить количество пограничников и вдвое увеличить ассигнования на технологии. Во-вторых, закон должен предусматривать процедуру легализации. Изучение английского языка, уплата налогов, проверка на криминальное прошлое, законопослушание, признание американских ценностей – если все условия соблюдены, нелегал ставится в конец очереди. И последнее. Надо найти способ наказывать работодателей, которые сознательно нанимают нелегальных работников. Это критически важно для иммиграционного закона.



Владимир Абаринов: Сенатор Барак Обама.



Барак Обама: Мы – страна иммигрантов. Но мы также и страна закона. Вопрос заключается в том, как соблюсти правильный баланс. Я надеюсь, что мы сможем решить проблему конструктивно. Те, кто уже находится здесь, соблюдает законы, готов заплатить штраф и пройти доскональную проверку, должен получить возможность легализации. И я думаю, большинство американцев поддержит такой закон, если будет чувствовать, что граница надежно защищена.



Владимир Абаринов: Один из авторов иммиграционного законопроекта сенатор Эдвард Кеннеди убежден, что ее все еще можно принять.



Эдвард Кеннеди: Как уже говорилось много раз, наши границы взломаны, наша иммиграционная система разрушена, люди живут в страхе. Законодательство необходимо усилить, но необходимо также найти справедливую и гуманную политику отношения к людям. Сенат Соединенных Штатов, я убежден, - особое место. В его деятельности бывают свои приливы и отливы, но однажды вдруг звезды выстраиваются в правильную фигуру, и мы продвигаемся вперед. Этот момент нельзя создать, для его наступления требуется больше времени, чем вы думаете. Это - не бесконечный процесс, но здесь, в Сенате Соединенных Штатов, требуется терпение, чтобы добиться результатов. Я полагаю, вчерашние речи на пленарном заседании позволяют рассчитывать на то, что наши коллеги от обеих фракций думают о будущем и считают своей обязанностью способствовать успешному принятию законопроекта. И сегодня мы все полны решимости прийти к решению, которое бесспорно отвечает интересам национальной безопасности и нашему чувству достоинства и справедливости, которыми так гордится эта страна.



Владимир Абаринов: Республиканец Арлен Спектер – сторонник нового закона.



Арлен Спектер: Поначалу мы слышали только критику, но я уверен, что значительное большинство американцев понимает, что перед нами серьезная проблема, и ее необходимо решить. Идеального решения не существует. И все же предложенный закон значительно лучше существующего положения вещей. Границы должны быть защищены. Мы должны что-то делать с 12 миллионами человек. Мы должны заставить работодателей отказаться от найма нелегалов. Мы должны иметь осмысленную программу временных работников. И тогда нас не затопит поток нелегальных иммигрантов. Я думаю, что в итоге мы увидим поддержку со стороны тех, кто до сих пор хранил молчание.



Владимир Абаринов: Во вторник президент, пытаясь спасти реформу, приехал в Капитолий и при закрытых дверях встретился с членами республиканской фракции.



Джордж Буш: Некоторые члены Конгресса полагают, что мы должны принять законопроект, другие считают иначе, и я их понимаю. Это очень эмоциональная проблема. И все же пришло время для всесторонней реформы, которая укрепит наши границы и создаст лучшие условия труда. Закон не предоставляет гражданство автоматически, в нем – комплексный подход. Надеюсь, лидер фракции большинства испытывает то же, что и я, желание способствовать принятию закона, потому что пора это сделать. Это потребует немало упорной работы, больших усилий.


Мы должны убедить американский народ в том, что этот закон - наилучший способ укрепить наши границы. Я уверен, что без этого закона укрепить их будет сложнее. Оставлять систему в том положении, в каком она находится сейчас, немыслимо.



Владимир Абаринов: Если законопроект будет заблокирован намертво, его инициаторам не останется ничего другого, кроме как отозвать его и начать писать новый.



Как одолеть целлюлит?


Сергей Сенинский: С точки зрения врачей, столь распространенный целлюлит не является заболеванием. Решение этой проблемы, по их мнению, лежит в области косметологии. Однако до сих пор косметологи не смогли создать ни одного действенного способа борьбы с этим возрастным изменением человеческого тела.


Тем не менее, в последние годы лечение целлюлита превратилось в весьма доходный бизнес.


О целлюлите и других вымышленных болезнях как продуктах медицинской индустрии рассказывает вице-президент российского общества доказательной медицины, доктор медицинских наук Василий Власов. С ним беседует наш автор Ольга Орлова:



Ольга Орлова: В последнее десятилетие в перечне услуг отделений медицинской косметологии антицеллюлитные процедуры являются обязательными. Не менее обязательными стали и отделы, которые продают средства борьбы с целлюлитом в аптеках и парфюмерных магазинах. Гели, скрабы, масла, чаи, биологические добавки, так называемые БАДы, их активная продажа сопровождается мощной рекламной поддержкой через средства массовой информации. А аннотации на их упаковках обещают быстрое избавление от неприятности под названием целлюлит. Тем не менее, исследователи этого явления утверждают, что целлюлит является не заболеванием, а естественным возрастным изменением человеческого тела. И пока до сих пор ни одного эффективного препарата для борьбы с этим изменением не придумано. Можно поддерживать общий тонус организма, замедлять процесс старения, увеличения массы тела и тем самым противостоять образованию деформации кожи. Но избавиться от уже полученного целлюлита путем препаратов наружного или внутреннего применения нельзя. О том, как лечение целлюлита и других вымышленных заболеваний превратилось в доходную отрасль медицинского бизнеса, говорит в нашей программе вице-президент Общества доказательной медицины доктор медицинских наук Василий Власов.



Василий Власов: Врачи использовали и используют термин целлюлит с давних времен для обозначения гнойных заболеваний подкожной клетчатки. Если начинает размножаться гнойный организм, возникает заболевание, называемое целлюлитом.



Ольга Орлова: У мужчин тоже?



Василий Власов: У всех людей и не только, у собак тоже может быть. Вот то, что обозначили косметологи, к чему привлекли внимание, назвав словом целлюлит, у всех врачей, в особенности агрессивных хирургов при потреблении этого слова рука тянется к пистолету. Поскольку явление есть, будем говорить об этом целлюлите. Что это такое? Это неровность кожи, в минимальном виде выглядящая как апельсиновая корка и это сильно отличается от ставшего в течение последних 20 лет модным образа гладкой кожи. Обратите внимание, что за последние 20 лет произошло два важных события. Первое – в рекламных фотографиях стал активно использоваться фотошоп, поэтому все фотомодели на фотографиях, на рекламах, которые мы видим, они имеют кожу совершенно гладкую, без малейшего дефекта, у них нет ни прыщика и так далее. Второе событие – это широкое распространение средств удаления волос с кожи. Подчеркнем, что если 20 лет назад такого массового использования приборов для удаления волос с кожи не было. Это огромное достижение бизнеса приборостроительного, приборов для удаления волос с кожи, парфюмерно-химической промышленности. Они сумели женщинам продать огромное количество приборов и препаратов. В результате возник, во-первых, диссонанс с тем, что видится на страницах глянцевых журналов, а во-вторых, кожа, лишенная естественного покрытия легких пушковых волос, она оказалась более обнаженной, лучше демонстрирующей свои недостатки. Думаю, что первое, что увеличило внимание к этой проблеме. А второе – это, конечно, акцент, постоянный акцент на том, что ваша кожа несовершенна. В результате к этой нормальной особенности оказалось привлечено очень много внимания, и эта особенность стала отвратительна для людей. К этому привлекли внимание, и это было воспринято как проблема.


В чем проблема? Жир в человеческом теле находится в жидком состоянии. Мы этого не ощущаем, мы этого не видим, он у нас не вытекает, потому что жир находится внутри клеток, а клетки, собранные в подкожной клетчатке, они организованы в виде гроздьев, ячеек, между которыми проходят сухожильные перемычки. По мере того, как человек полнеет, объем жировых клеток увеличивается, а структуры серединнотканные, перегородочки изменяются в меньшей степени и эти жировые ячейки немножко набухают. Это механизм образования неровностей. Обратим внимание, что это хороший пример того, что если что-то произошло, то обратного пути нет. То есть если после этого попытаться вес сбросить, то оказывается, что образуется лишняя кожа. Эта кожа начинается болтаться. Что лучше - просто полные бедра или бедра, на которых лишняя кожа складками висит? Это больше проблема серьезного лечения ожирения. Но надо сказать, что это серьезно заметно у всех мужчин и женщин среднего возраста, если они просто пытаются похудеть. Образовались не те эффекты, которых хотелось достичь, а образовались те эффекты, которые получились. К сожалению, мы не можем направлять все так, как хотели бы.



Ольга Орлова: В тренажерный зал.



Василий Власов: Тренажерный зал обвисанию груди при похудении не поможет. В этом смысле оказывается, что наши возможности очень ограничены. Продолжая разговор о целлюлите, внимание привлечено – это реально неприятное явление. Проблема целлюлита оказалась такой, которая была успешно продана. В английском сейчас используется замечательный термин «впаривание болезни». То есть придумывают болезни и их начинают продавать. Таких болезней очень много. Классический пример - такая болезнь, как артериальная гипертензия. В свое время она была выделена как болезнь, но после этого критерии повышенного артериального давления из благородных целей снижают и снижают. И сегодня по исследованиям американской популяции получается, что две трети взрослого населения оказывается в зоне артериальной гипертензии, их надо лечить. Выдумывают именно те болезни, которые встречаются у здоровых людей и которые можно долго лечить.



Ольга Орлова: По всем трем признакам целлюлит относится ровно к этой проблеме.



Василий Власов: Совершенно верно, это именно такое состояние. Хотелось бы выяснить, кто является изобретателем это болезни. Потому что применительно к некоторым болезням известно, например, что создатели «Виагры» придумали болезнь эректильной недостаточности. Они создали из эректильной недостаточности большую проблему. Если шутники столетней давности говорили, что эрекция вообще существенного значения для супружеского счастья, то владельцы патента на «Виагру», они наоборот продают эту таблетку, как основу семейного счастья. Это одно из направлений впаривания применительно к проблемам эректильной недостаточности. После колоссального коммерческого успеха с продажей болезни эректильной недостаточности «Виагры» были проведены целый ряд конференций, спонсированные фармацевтическими компаниями, нацеленных на то, чтобы создать новую болезнь – женское оргазмическое расстройство. И соответственно, его начинать активно лечить, для него тоже создаются средства. И пока на эту роль позиционируется та же самая голубая таблетка «Виагра». В этом смысле целлюлит находится в ряду таких состояний.



Ольга Орлова: А можно ли вообще считать целлюлит заболеванием?



Василий Власов: Нет, конечно, это состояние. В этом смысле, когда мы говорим, что это впаривание болезни, то целлюлит, о котором мы сейчас говорим, это, конечно, не болезнь. Но можно это назвать болезнью и продавать как болезнь и продавать для увеличения лекарства.



Ольга Орлова: Как вы считаете, нужно ли лечить это состояние? Пусть для организма он не наносит вреда, но эстетически многим людям не нравится.



Василий Власов: Есть масса проблем совершенно реальных и целлюлит – это проблема реальная. Другое дело, что ее размеры непропорционально увеличены. Я для простоты приведу такой пример: микроскопические организмы грибы, их чаще называют грибками, они могут поражать не только кожу, паховые складки, кожу между пальцами ног чаще всего, но они могут поражать и ногти на ногах. Но точно известно, что это не приводит ни к каким проблемам, связанным со здоровьем.



Ольга Орлова: Это доказано?



Василий Власов: Да. Это эстетическая проблема. Поэтому во многом развитых странах если кожа грибком поражена в паху, то ему будут бесплатно предоставлять крем, его будут бесплатно лечить, потому что входит в страховые программы. А если он захочет лечить поражение ногтей на ногах, то ему дело не будут оплачивать, потому что это эстетическая проблема.



Ольга Орлова: То есть это проблема косметологии?



Василий Власов: У нас, к сожалению, политика здравоохранения расплывчатая. То есть у нас, допустим, инвалидам оплачивается ламизил, раз оплачивается ламизил, значит, пожалуйста, будем им и ногти лечить. Но это от незрелости нашей системы, оттого, что она плохо регулируется. Но возвращаясь к нашему целлюлиту, скажем так, это реальная проблема, но в отличие от поражения ногтей, сегодня не существует средств, которые позволяют с этой проблемой бороться. На сегодняшний день нет ни одного средства, действенность которого против целлюлита была бы экспериментально показана.



Ольга Орлова: Это очень серьезное заявление. Наши аптеки и наши парфюмерные магазины просто завалены средствами борьбы с целлюлитом, и эти средства, одни весьма дешевые, другие весьма дорогие, но все они так или иначе обещают эффективность, если не моментальную, то, по крайней мере, в обозримые сроки.



Василий Власов: Для меня это очень приятная возможность обратиться к тому, что у нас существует общество специалистов доказательной медицины - это общество, в котором объединены специалисты, которые считают своим долгом проводить в медицинскую практику принцип лечения только теми средствами, которые действительно помогают. Особенно заключается вот в чем: наши аптеки выглядят почти как медицинские учреждения, в них работают люди в белых халатах с карманами, консультируют. Но не надо забывать, что хотя они в белых халатах с карманами, они при этом являются продавцами. То есть их интерес состоит в том, чтобы продать имеющийся у них товар. Именно поэтому во всем мире, почти во всем мире в аптеках продается все, что угодно – кофе, газеты, бананы, витамины, помимо лекарств. В Соединенных Штатах например лекарства вообще в аптеках запрещается выставлять. В аптеку заходишь, а лекарств нет. Но там все забито таблетками для сжигания жира, витаминами и всякой прочей белибердой, которая к лекарствам не имеет никакого отношения. Но если вы дадите аптекарю рецепт, он скажет «йес», и вы получите свое лекарство. В наших аптеках лекарства разрешается выставлять, но во многих аптеках, где большие выставочные площади, большая часть заставлена как раз не лекарствами. Поскольку упаковочки всяких средств, БАДов, чаев и так далее, поскольку упаковочки очень похожи на лекарственные, людям кажется, что это лекарства. Они его покупают, а там даже листовочка такая же, и даже написано, что государственная регистрация номер такой-то. И нормальный человек не может понять, что он купил. Поскольку некоторые наши недобросовестные врачи еще за деньги больных подталкивают к покупкам, то они выписывают почти как рецепты на БАДы, а некоторые прямо на рецептурных бланках выписывают рецепт на покупку вот таких сжигателей жира. В результате люди идут в аптеку как бы с рецептом за лекарством, покупают как бы лекарство, его принимают, а толку никакого нет. Подчеркнем, что все, что позиционируется против целлюлита, все, что можно купить в аптеках – это не лекарства. Да, в течение последних 20 лет некоторые средства с потенциальной эффективностью против целлюлита испытывались, даже были клинические испытания. Но, увы, они не помогли. Так же, когда мы говорим о полках, заполненных БАДами, и прежде всего сейчас мы говорим о БАДах против целлюлита – это стопроцентный обман. Та ситуация, к которой всякий трезвый человек должен подходить с недоверием.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG